ЮНОСТЬ В 40 ЛЕТ

Спорт
№45 (393)

Спорт - вне политики. Расхожая фраза, имеющая мало общего с действительностью. Применительно к белорусскому хоккею слова в этом крылатом выражении и вовсе будет правильно переставить местами, а заодно немного его упростить: политика - это спорт. Хоккей в Беларуси при непосредственной поддержке правительства решили поставить на качественно новый уровень. Правда, в спешке немного не уследили за логикой. В частности, гремевшая на весь Советский Союз минская школа «Юность» впервые в своей истории заимела профессиональный клуб с аналогичным названием. У руля команды оказался новоиспеченный тренер национальной сборной Михаил Захаров, а клуб, соответственно, решили сделать полигоном испытаний. Они проводятся по двум направлениям. Во-первых, под хорошие контракты были возвращены на родину известные белорусские хоккеисты. Во-вторых, из России завезли перспективную молодежь с прицелом смены им гражданства. Из этого ряда фактически выбился лишь один селекционный ход - в «Юность» был приглашен чемпион Олимпийских игр-88 в Калгари, трехкратный чемпион мира, многократный призер мировых первенств российский защитник Илья БЯКИН.
«На самом деле все просто и объяснимо. Представился шанс продолжить игровую карьеру, и я им не преминул воспользоваться», - поясняет 40-летний хоккеист. После ухода из омского «Авангарда» Бякин едва ли не все лето ждал звонков от других российских клубов, но их не последовало. Поэтому над предложением Захарова он рассуждал не больше недели. С главным тренером национальной команды Беларуси Илья знаком еще по выступлениям за молодежную сборную Советского Союза. Кстати, сам Захаров закончил с активными выступлениями около трех лет назад. Бякин к такому шагу пока не готов, хотя уже имеет тренерский опыт. Вернувшись из американского «Лас-Вегас тандерс», он успел полгода поработать в качестве детского наставника.
Сам Бякин - воспитанник Свердловска. Руководство московского «Спартака» заприметило молодое дарование в юношеской сборной и пригласило его к себе. Точнее, буквально перетащило - Илья и рассказать толком не может, как так получилось. Одновременно с ним в «Спартак» попал Владимир Тюриков, и вскоре этот тандем стали называть второй по силе парой защитников после Касатонова и Фетисова. Благо в стане «красно-белых» было на кого равняться - Шалимов, Шепелев, Капустин. В первый же год пребывания Ильи в Москве «Спартак» завоевал серебряные медали первенства СССР, однако главный тренер Борис Кулагин вынужден был покинуть клуб по не зависящим от него причинам. В следующем сезоне наставники менялись в команде словно перчатки - Шадрин, Якушев, Зимин. Но кадровые решения не способствовали улучшению результатов. Никто из тренеров не мог найти общего языка с ветеранами. Ставка же на молодежь не сработала, и «Спартак» сыпался на глазах.
Бякина попытались использовать в защите с другими партнерами, а потом и вовсе поставили в нападение. Случилось это после очередной тренерской отставки - к управлению «красно-белыми» пришел Майоров, известный прямолинейным и сложным характером. В создавшейся ситуации Илья решил вернуться в родной Свердловск, однако это оказалась не так-то и просто. Точнее, на родину-то он вернулся, а вот играть за тамошний «Автомобилист» ему не разрешали более полугода.
Однако нет худа без добра. Вернувшись в Свердловск, Бякин получил приглашение в сборную Советского Союза. Правда, в национальной команде он фигурировал еще со спартаковских времен, но все как-то не складывалось. Виктор Тихонов вызывал его практически на все сборы, однако в основную обойму Бякин не проходил - в последний момент он неизменно оказывался в числе отцепляемых. Перед Олимпийскими играми в Калгари через руки Тихонова прошло около 60 кандидатов. Илье пришлось соперничать за место под солнцем с такими признанными мастерами, как Билялетдинов, Первухин, но он с блеском выдержал суровую конкуренцию. В Калгари сборная Советского Союза без труда завоевала золотые медали. Герой нашего повествования в основном выходил в паре с Гусаровым, а по системе «гол+пас» набрал 5(1+4) очков. При этом советские хоккеисты позволили себе особо не напрягаться в последнем и ничего не решавшем поединке турнира против Финляндии. Став досрочными чемпионами, они уступили сопернику со счетом 1:2. Тем не менее это поражение вызвало гнев Тихонова, пообещавшего устроить чистку рядов. По возвращении в Свердловск Бякина вызвали в горком партии, поздравили с победой и подарили... пепельницу. Илья долго думал: «с чего бы это?» Ни до, ни после он никогда не курил и не собирался этого делать.
Вскоре Тихонов пригласил защитника к себе, в ЦСКА. За годы, проведенные в этом московском клубе, Бякин приобрел очень много. Чего стоят хотя бы суперсерии с канадскими профессионалами! У Тихонова к каждому хоккеисту был индивидуальный подход. Он умел просчитывать достоинства и недостатки, указывать на слабые компоненты игры. Важно было только одно - четко следовать установке на матч. После игр Илье частенько доставалось, потому как наставник не поощрял его подключений в атаку. Впрочем, от Фетисова с Касатоновым он требовал такого же поведения на площадке. Принцип был прост: подключаешься и забиваешь - отлично, но если не успеваешь вернуться и команда по твоей вине пропускает - пиши пропало. Денежные штрафы не практиковались, однако при помощи слов Тихонов без труда мог морально уничтожить нарушителя дисциплины.
В конце 80-х - начале 90-х годов для советского хоккея наступили непростые времена. Пусть и не совсем легальными путями, игроки стали потихоньку перебираться за океан. Первым Атлантический океан пересек Сергей Пряхин, за ним потянулись другие. Тихонов пытался как-то удержать подопечных, подтянуть молодых ребят, но веяние времени оказалось сильнее. Сперва распалась ударная атакующая тройка ЦСКА (Буре - Федоров - Могильный), а потом за океан потянуло многих. Решил попытать счастья и Бякин. Не будучи задрафтованным, он отправился для начала в Европу. Там Илья успел поиграть за швейцарский «Рапперсвилль» и германский «Лансхуд». План сработал - в 1993 году россиянин попал на драфт НХЛ, приглянувшись клубу «Эдмонтон ойлерз».
«Для меня заокеанский хоккей в первую очередь отличался условиями, которые там были. Все сделано для тренировок, для работы, для игроков. В Советском Союзе подобное могло только сниться», - вспоминает о первых впечатлениях на новом месте Бякин. С «Ойлерз» он подписал трехлетний контракт, который его полностью устраивал. Однако агент Ильи был противоположного мнения, поэтому уже через год решил заняться пересмотром условий договора. Руководство канадского клуба не пошло на уступки, и вскоре Бякина обменяли в «Сан-Хосе шаркс». Россиянин до сих пор не может простить своему агенту этого перехода - в Эдмонтоне его абсолютно все устраивало. В Калифорнии Бякин оказался фактически никому не нужным, а тут еще нежданно нагрянувший локаут спутал карты. Илья решил с пользой провести свободное время, занялся изучением английского языка. По его словам, в Калифорнии, в отличие от Эдмонтона, без этого "компонента" хоккейной жизни не было.
Бякин же никак не мог привыкнуть к ажиотажу со стороны болельщиков. Да, в СССР трибуны также ломились от зрителей. В частности, на матчи «Спартака» в Лужниках билеты было просто не достать. Самим хоккеистам выдавали всего по пять штук, которые еще надо было выкупать за полную стоимость. Однако пресса и телевидение в Советском Союзе не были столь настойчивы. В 1995-м году Илья возвращается в Европу, приняв предложение шведского «Мальме». Затем были тщетные попытки вернуться в НХЛ и краткосрочное выступление в клубе ИХЛ «Лас-Вегас тандер». Туда Бякин отправился во многом из-за своих дочерей, которые всерьез занялись большим теннисом. Вернувшись домой, Бякин вновь оказался в московском «Спартаке», где играли многие его партнеры десятилетней давности. Возглавлял же «красно-белых» Александр Якушев. К нему-то в один прекрасный момент Илья и пришел с предложением о помощи - москвичи боролись за выживание в элитном дивизионе. Однако спасти команду от расставания с Суперлигой так и не удалось. Закончилось все и вовсе не слишком красивой историей. На последний матч чемпионата с хабаровским «Амуром» хоккеисты решили просто не лететь. В турнирном плане поединок ничего не решал, поэтому спартаковцы захотели насолить клубному руководству. Несколько месяцев игроки не получали зарплату, а лететь на Север практически за свой счет никому не хотелось. За неявку же на игру со стороны Российской федерации хоккея на клуб налагался крупный штраф. Почувствовав нехорошее, боссы «Спартака» стали уговаривать игроков, но те решили стоять до последнего: нет денег - нет игры. С этой мыслью Бякин и покинул расположение команды. Однако тут веское слово сказал Якушев, он уговорил хоккеистов лететь в Хабаровск. В итоге поездку на Север проигнорировали только Бякин и еще один ветеран Петрочинин. Оба тут же подпали под категорию «предателей», и впоследствии руководство «красно-белых» с ними так до конца и не рассчиталось. Новую команду Илья нашел достаточно быстро. Причем он пошел на существенное повышение. Тольяттинская «Лада» на стыке веков была одним из законодателей мод в российском хоккее. Бякин вновь переквалифицировался в нападающего, и действия в атаке ему с блеском удавались. Но в коллективе произошел небольшой конфликт поколений. Голкипер «Лады» и сборной России еще совсем молодой Илья Брызгалов в клубе требовал к себе особого отношения и абсолютно не признавал никаких авторитетов. Бякин решил поставить его на место, однако на одной из тренировок не сдержал эмоций, ударил партнера... Руководство «Лады» логично сделало выбор в пользу молодости. Так Бякин оказался в омском «Авангарде».
Перевозить в Минск семью Илья не захотел. Сейчас все его мысли подчинены исключительно хоккею. Тренировки в «Юности» интенсивные и без выходных, а иного ему нынче и не надо. Очередное трансферное окно, когда клубы смогут дозаявить новичков, откроется совсем скоро, 3 ноября. И россиянин прекрасно понимает, что многие болельщики будут приходить не только на хоккей, но и «на Бякина»...