СЕМЬ ЭТАЖЕЙ ЭРОТИЗМА

Лицом к лицу
№45 (393)

БЕСЕДА С АЛЕНОМ ПЛЮМЕ, МУЗЕЙНЫМ ХРАНИТЕЛЕМ И БОРЦОМ ЗА СЕКСУАЛЬНОЕ СЧАСТЬЕ ВСЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
Единственный во Франции музей эротизма разместился на семи этажах дома, который находится в самом «горячем» парижском квартале у подножия Монмартра между кабаре «Мулен руж» и площадью Пигаль. Созданный шесть лет назад, он гармонично вписывается в окружающий пейзаж. Согласно преданию, именно в этих краях проходил так называемый «великокняжеский маршрут», с которого представители российской правящей династии начинали знакомиться с городом на Сене. Ныне здесь каждый квадратный метр занят стриптизными заведениями, секс-шопами, массажными салонами и прочими точками круглосуточной индустрии развлечений.
Музейная экспозиция охватывает все исторические эпохи и цивилизации - от античности до начала нынешнего столетия. Эротизм, представленный во всех мыслимых ипостасях, отражен в скульптурах и в нарядах, запечатлен на барельефах, картинах, гравюрах, вазах, драгоценностях, игрушках и даже в специально изготовленной для любовных утех мебели. Музей эротизма быстро завоевал свое место среди столичных достопримечательностей. Ежегодно его посещают около 200 тысяч человек - больше чем, скажем, Музей Пикассо, хотя меньше чем Музей Родена. Книга отзывов пестрит благодарственными записями на русском языке наших соотечественниц - Тани из Москвы, Юли из Петербурга, Марины из Воронежа.
«Мы создали этот музей втроем - скульптор Ален Роз, его управляющий Джо Калифа и я, его хранитель, - рассказывает мне Ален Плюме. - Колеся по всему миру, мы собрали со всех континентов уникальную коллекцию. Две тысячи экспонатов мы выставили, а еще около 10 тысяч находится у нас в хранилищах. Кроме того, мы располагаем редчайшими документами, посвященными истории домов терпимости».
- Правда, что в здании вашего музея в свое время находился бордель?
- Нет, с начала 50-х годов здесь находилось кабаре «Плезир»...
- Но разве под вывеской кабаре не скрывался бордель?
- Я не хочу комментировать нравы нашего квартала, о которых мне известно абсолютно все, - я здесь появился на свет 55 лет назад. Я его дитя. Наши гости должны сами открывать для себя всю его специфику. Пигаль - квартал развлечений с самых незапамятных времен. Еще при короле Франциске I один из монастырей Монмартра был известным увеселительным заведением, а некоторые близлежащие мельницы превращены в дома терпимости. Куртизанки появились на площади Пигаль в 18-м столетии. Именно для них аристократы строили небольшие частные особнячки, называемые «Фоли». Ну а грандиозная эпоха началась в конце 19-го века с открытием «Мулен ружа». Париж оставался столицей эротизма с 1830 по 1930 год. Это был его «золотой» век. Люди съезжались со всего мира, чтобы посмотреть парижских жриц любви. И хотя проституция была официально запрещена в 1946 году, в 50-е годы на всех прилегающих к площади Пигаль улицах путаны стояли через каждые 5 метров. Сегодня все заполонили секс-шопы, которые пропагандируют «культуру» онанизма.
- Какой круг ваших клиентов - я имею в виду посетителей?
- Самый обычный. К нам приходят те, кто посещает другие музеи и галереи Парижа.
- Вот сейчас мимо нас пропорхнула стайка школьниц... Разве детям вход не запрещен?
- Нашим клиентам от 18 до 80 лет. Более молодых мы сами не пускаем, ибо в залах крутят первые порнографические фильмы, снятые в начале минувшего века, которые имеют историческую ценность. К нам приходят представители всех социальных классов. Много студентов, ученых, психиатров, урологов и сексотерапевтов. Как и во всех музеях, большинство посетителей составляют женщины. Они, как правило, более чувственны и умнее мужчин. За исключением нескольких нимфоманок у них более тонкие натуры. Вы в России должны это понимать лучше чем кто бы то ни было: ваше общество во многом основывается на женщинах - мужественных и компетентных, которым следует воздать должное.
- Выходит, что эротизм - это женская доля?
- Если у вас такой подход, то, значит, вас больше интересует не эротизм, а порнография. Не надо смешивать жанры.
- В чем же, на ваш взгляд, отличие эротики от порнографии?
- Этот вопрос мне задавали десять тысяч раз. Некоторые полагают, что порнография являет собой нечто вульгарное, тогда как эротизм - удел элиты. Действительно, эротизм долгое время оставался заповедной областью людей имущих. Например, в неаполитанском музее изобразительных искусств Каподимонте есть эротический зал, в который раньше допускали только великих мира сего, а теперь его открыли для широких масс. Для меня эротизм - это все то, что служит пробуждению чувственности. Человек, как известно, мыслящее животное, способное размышлять и анализировать.
- Можно ли почерпнуть что-то новое из визита в музей?
- Он преследует несколько целей, включая дидактическую. Музей рассказывает историю сексуальных отношений, которые долгое время стыдливо замалчивались. И мы делаем все, чтобы поднять на пьедестал несколько опороченное ханжами слово «эротизм». Я одновременно являюсь антикваром, археологом, историком и теоретиком и завершаю работу над каталогом.
- Что вы считаете жемчужинами вашей коллекции?
- Рядом с входом я поставил индийскую скульптуру 16-го столетия, к которой очень привязан. Это культовая вещь, представляющая собой одно из проявлений бога Вишну в виде кабана, украшенного фигурами, изображающими соитие. Из своей последней поездки в Кампучию я привез три редчайших скульптуры 13-го века, которые раньше украшали пагоду. Они относятся к области религиозного эротизма, который меня больше всего интересует. Все они связаны с культом фаллоса и с поклонением Шиве.
- Можно ли трогать руками ваши экспонаты?
- В нашем музее можно все смотреть, но и трогать и, если есть желание, даже попробовать на вкус. Мы проводим экскурсии и для слепых, которые так и знакомятся с нашими экспонатами.
- Есть ли у вас экспонаты из России?
- Это особые русские матрешки и кона, расписанная художником-иконоборцем. Кроме того, на одной из последних временных выставок были представлены работы известного книжного графика Виталия Стацинского, который давно живет в Париже. В свое время за эти работы Виталий сидел в советской тюрьме.
- Существует ли у эротизма какая-то национальная специфика?
- История эротизма - это история человечества. Эротическими были первые наскальные рисунки в пещерах. Человек интересовался эротизмом задолго до того, как он стал гомо сапиенс. Еще кроманьонцы, жившие на территории Франции 40 тысяч лет назад, придавали исключительное значение своим сексуальным возможностям. В Африке существует неисчислимое обилие подходов к проблеме секса. Ну а на Старом континенте многое связано с религиозными верованиями, с культурой и с моралью.
- Не является ли современное западное общество, в котором все дозволено в сексуальном отношении, самым эротическим из всех, существовавших в истории?
- Не надо путать рыночный подход, который использует сексуальный фактор для сбыта товара, и эротические склонности людей.
- Стало быть, вы посвятили свою жизнь эротизму?
- Я живу во имя эротизма и за его счет. Это самая важная вещь не только для меня, но и абсолютно для всех людей. Я, быть может, понимаю это лучше всех и именно поэтому занимаюсь вопросом, который во многом определяет нашу экономическую и общественную жизнь. С ним связана и ключевая проблема демографии. Нынешний римский папа запретил использование презервативов в век, когда человечество переживает эпидемию СПИДа. Я считаю это убийственным подходом... Нашей планете грозит демографический взрыв, и я хотел бы внушить людям, что сексом можно заниматься исключительно ради удовольствия, ради расцвета личности, а не для собственного воспроизводства.
- Но Россия переживает ужасный демографический кризис...
- Тем лучше для русских. Со временем вы сможете жить так же тихо и спокойно, как канадцы, которые располагают огромными пространствами для своего небольшого населения.
- Есть ли какие-то табу для вашего музея?
- Все, что связано с педофилией. Не считая этого, мы полностью открыты для всех проявлений сексуальности, вплоть до зоофилии. Многое из того, что вы видите в наших залах, мы подаем с иронией.
- Эротика - это пища и для искусства, его муза...
- Пикассо говорил, что всякое искусство эротично. Я бы сказал, что искусство - это алиби для эротизма. В наши дни исключительное внимание уделяется чувственным проявлениям жизни. И в этом, конечно, нет ничего нового, ибо еще со времен античности художники всегда изображали обнаженную натуру и эротические сцены.
- Кого вы считаете - помимо Пикассо - величайшим мастером эротики всех времен и народов?
- Пикассо я таковым не считаю. Для меня выдающимся мэтром является Франсуа Буше. Среди художников прошлого столетия я бы назвал скорее Ханса Бельмера, который по этой части гораздо превосходит Пикассо, или Леонору Фини. Но вообще список был бы слишком длинный.
- У музея с его смелой экспозицией никогда не возникало проблем с полицией?
- С какой стати? Наш музей познавательный, исторический. Мы пока еще живем в условиях демократии, которая отличается терпимостью, хотя у власти и стоят, на мой взгляд, реакционные политики. К нам приходят не только с образовательной целью, но и чтобы почувствовать некоторое волнение в крови.
- Нет ли конкуренции со стороны секс- шопов?
- Мы занимаемся, казалось бы, одним делом, но у нас совершенно разные подходы и, как правило, разные клиенты.
- Вы похожи на борца за просвещенный эротизм...
- Я скорее борец за счастье, ибо сексуальность является базой прочной любви и семейной жизни.