ПРОЩАНИЕ С ЕВРОПОЙ

Факты. События. Комментарии
№47 (395)

В 1492 году пала Гранада, последний оплот ислама в Европе, и эмир Боабдил поцеловал руку королю Фердинанду. Так закончилось 700-летнее засилье мусульман на Пиренеях. Они ещё хозяйничали на Балканах, но Европа вздохнула свободно, а торжествующая инквизиция заставила обращенных в христианство мусульман публично есть свинину. Прошло ещё пять веков, но и сегодня Кордова, Гранада и Севилья хранят следы детей Аллаха в фонтанах и узорах на стенах, в церквях, перестроенных из мечетей. Полвека назад шаг за шагом ислам начал своё возвращение сюда. И хотя экспансия выглядит мирно, и сабля Пророка не рассекает воздух, есть основания полагать, что это только дело времени. По-разному отвоёвывается жизненное пространство у вчера доверчивых, а сегодня слегка растерявшихся обитателей континента, и немногие из правительств готовы дать бой ползучему экстремизму. Вот как это происходит в некоторых странах.

ИСПАНИЯ
Основная нелегальная эмиграция мусульман в Испанию происходит через Марокко и Гибралтарский пролив. Деревянные и резиновые лодки с подвесными моторами тайком везут человеческий груз из стран Северной и Центральной Африки. Только официально марроканцев в Испании насчитывается более 130 тысяч. И пока король Марокко отдыхает в своих дворцах, не менее шести миллионов марроканцев живут в полной нищете. Неудивительно, что, пустив корни в неблагополучной стране, фундаментализм пришел и в Испанию, где сегодня проживает уже более полумиллиона мусульман. Некоторые испанские либералы, очарованные прошлым взаимовлиянием культур, верят в возрождение самобытного испанского пути и сплава двух цивилизаций, отчасти вдохновленные поездками в Марокко, где рай для туристов и дешевый гашиш.
Любопытно, что возрождение ислама в Испании началось с англичанина И. Скота, назвавшего себя шейхом Мурабитом и сколотившего группу последователей в Англии и Андалузии. Сегодня в Гранаде, несмотря на голоса протеста, раздающиеся в Европе, построена огромная мечеть на средства, присланные из исламских стран. Хранитель мечети утверждает, что число новообращенных в Гранаде уже превысило 1000 человек. Распространение ислама и экстремизма происходит одновременно, и власти, имея опыт борьбы с баскскими сепаратистами, обходятся с радикалами жестко. Не так давно, основываясь на документах, представленных российскими спецслужбами, испанская полиция арестовала экстремистов, воюющих в Чечне и приехавших на побывку; кроме них, арестованы одиннадцать руководителей подпольных мусульманских ячеек. В последние два года более 200 экстремистов находились под негласным надзором, и многие из них уже сидят в тюрьмах.

ФРАНЦИЯ
Две школьницы из Абервиля, Лила и Алма Леви-Омари, недавно оказались в центре национального скандала, напугавшего власти. Они решили посещать занятия в традиционных мусульманских платках (хиджабах), закрывающих волосы, шею и даже глаза. Законы Франции не запрещают носить национальную одежду в образовательные заведения, если она не носит вызывающий и провоцирующий характер. Это положение и применила школа, запретив девушкам являться в класс в таком виде. Так распространители ислама, используя детей, запускают в общество пробный шар, а пять с лишним миллионов французских мусульман заявляют о себе всё громче и настойчивей. Ничего не поделаешь: сегодня ислам - вторая религия в стране. Конфликт обострился настолько, что президент Ж. Ширак назначил комиссию, которая должна решить, можно ли вообще носить хиджаб, и должны ли плавательные бассейны выделять отдельные часы для плавания только мусульманских девушек.
Полтора месяца назад министр внутренних дел Н. Саркози заявил в интервью газете «Фигаро», что, если мусульманские клерки не прекратят пропаганду фундаментализма и ненависти к западным ценностям, к ним применят жесткие меры. Мечети будут закрыты, сказал министр, имамы-радикалы высланы. Законы республики мы заставим уважать всех.
Эти слова вызвали горький смех среди здравомыслящих французов, говорящих, что сегодня уже неизвестно, кто кого раньше депортирует.
Аналогичное грозное заявление министр уже делал в апреле перед Советом мусульман Франции, который тесно связан с египетскими фундаменталистскими центрами. Но чем чаще раздаются пустые угрозы, тем менее убедительно они звучат. В сотнях мечетях Франции пропаганда экстремизма набирает силу; в частности, район Марселя западным туристам вообще не советуют посещать. В 1993-95 годах Франция сама воевала с фундаментализмом; в городах гремели взрывы, шли облавы и аресты. И сегодня в частных беседах французские политики и сотрудники полиции не скрывают радости от того, что стрелы возможных терактов направлены на США и их союзников, а Франция выиграла время и получила передышку. Вопрос в одном: надолго ли.

БЕЛЬГИЯ
Потакая мусульманской общине и следуя во французском кильватере, бельгийские власти пошли еще дальше в проведении антиамериканской и антиизраильской политики. В этом году они возбудили заочные уголовные дела против Ариэля Шарона и американского генерала Т. Франкса, командующего американскими войсками в Ираке. Более того, Бельгия отказала в выдаче М. Тарека - организатора убийства афганского лидера Ахмад Шах Масуда, воевавшего с «Талибаном». Искренне надеясь, что за хорошее поведение мусульмане не станут их взрывать, и мирная чашка кофе и картофель во фритюре сегодня им обеспечен, бельгийские власти «стучат хвостом» и заигрывают с фундаменталистами. Но хмурый араб не отвечает на любовь любовью, и в мае этого года террорист-самоубийца взорвал себя в здании бельгийского консульства в Касабланке. Отношение бельгийских властей к мусульманским общинам и радикалам напоминает так называемый стокгольмский синдром, когда заложники начинают любить своих похитителей.
Ещё недавно, став центром объединенной Европы, страна прибавила в деньгах, но в настоящее время выхода из экономического спада, усиленного вэлферной системой дотаций, не предвидится. Второе поколение мусульман-эмигрантов, «застряв» между культурами, часто прибивается к фундаменталистам или уходит в мир криминала.
В Антверпене, традиционном еврейском средоточии страны и центре огранки бриллиантов, участились акции антисемитизма. Местная группа радикалов, за которой стоит «Хезболла», носится с идеями создания отдельных мусульманских школ и признания арабского одним из государственных языков страны. Сегодня в Бельгии живет 400 тысяч мусульман: пока - только пять процентов населения, но если учесть, что 57% новорожденных Брюсселя - дети мусульманских родителей, то через несколько десятилетий это будет этнически другая страна. Тем не менее некоторые бельгийские политики называют попытки ужесточить эмиграционные законы расизмом, надеясь, что на их век хватит. Пряча, как страусы, головы в песок, они не понимают, что песок этот - зыбучий, и однажды все они окажутся на классической отметке - шесть футов под землёй.

ГОЛЛАНДИЯ
Пока газеты без особого энтузиазма обсуждали радостную для всех голландских мусульман новость, в южной части Роттердама началось строительство одной из самой больших в Европе мечетей «Ассалам». Христианская общественность города активно протестует, утверждая, что мечеть анахронична по архитектуре и велика по размеру относительно зданий города. Прежде всего, речь идет о куполе высотой в 25 метров и минаретах высотой в 50 метров, которые будут выше прожекторов городского стадиона. Но процесс уже вряд ли удастся остановить; в лучшем случае мечеть будет выглядеть несколько скромней.

АНГЛИЯ
Имена ещё пяти английских мусульман, готовых участвовать в атаке на Израиль в качестве террористов-самоубийц, сообщила израильская разведка Мосад своим британским коллегам с тем, чтобы нанести упреждающий удар. Не секрет, что, живя в Англии и пополняя свои ряды новыми рекрутами, фундаменталисты широко пользуются демократическими свободами, чтобы подрывать эту страну изнутри. Нравы внутри общины, привезенные из прежних мусульманских мест, иногда поражают варварством. Мировую огласку получил недавний судебный процесс над мусульманином-курдом, перерезавшим горло своей 16-летней дочери только за то, что она вошла в близкие отношения с христианином из Ливана, поэтому не могла быть выдана замуж за единоверца. Практика насильственного выбора мусульманина-мужа волей семьи привела к тому, что за последние два года в Англии произошло 12 убийств молодых женщин их родителями или родственниками на этнической и религиозной почве.
Несмотря на антитеррористские законы, Англия по-прежнему остается раем для террористов, да и будоражить один миллион восемьсот тысяч мусульман, живущих здесь и рвать торговые связи с мусульманским Востоком, правительство не хочет. Исламская группа «Аль- Мухаджарин», имеющая программу, сходную с «Аль-Каедой», не один год ведет подрывную работу внутри Великобритании. В распоряжении властей целая библиотека их поджигательских призывов к молодежи стать «мучениками». Известно, что за взрывом американского посольства в Кении стоял ныне арестованный английский подданный; не секрет, что несколько террористов- самоубийц, совершивших теракты в Израиле, имели английские паспорта. Выясняется, что «премиальная наличность» их семьям ввозилась в Англию исламскими дипломатами с Ближнего Востока.
Сегодня британская МИ-5 (аналог ФБР) опасается атак на синагоги, банки и бизнесы английских евреев. Идя по следам экстремистов, израильская разведка сумела отыскать людей, отмывающих деньги для финансирования подпольной сети. C их подачи разгромлен фонд с пятью миллионами фунтов стерлингов, скрытый за вывесками мусульманских бизнесов и предназначенный для изготовления фальшивых документов. Тем не менее Мосад считает, что за последние три года по поддельным паспортам отсюда в район Ближнего Востока уехало несколько сот «борцов за ислам».
Продолжается расследование кражи из архива в Бристоле большого числа сертификатов о рождении и смерти, которые могут помочь террористам в получении удостоверений личности. Говорят, по договору между Лондоном и Тель-Авивом на территории страны начало работать спецподразделение Мосада, куда входят и эксперты по физическому устранению особо опасных террористов под видом аварии или несчастного случая. Сотрудники израильских спецслужб считают, что, несмотря на то что давние отношения двух контрразведок являют собой пару «любовь-ненависть», они работают эффективно.
Когда американского сержанта Хасана аль-Акбара, бросившего гранату в своих боевых друзей во время иракской войны, на допросе спросили, зачем он это сделал, он ответил следующее: «Потому что вы пришли в нашу страну насиловать наших женщин и убивать наших детей». И следователям стало ясно, что американский сержант, родившийся в США и не имеющий иракских корней, говоря «наша», имел в виду «мусульманская». И значит, он - прежде всего мусульманин, а не американец; и мусульманин-француз - не француз и плевать им на страны, в которых они живут, на их ценности и на их будущее.
Сегодня мусульманские общины Европы насчитывают около 10 миллионов человек, а ведь это по численности две Финляндии. И выбора у любимой нами и загнавшей себя в угол Европы в будущем и неотвратимом конфликте с исламом практически не остается. Мирное решение будет состоять в том, чтобы, отвечая на будущий шантаж, постоянно отрезать от себя кусок за куском.
Другое же решение, которое и обсуждать страшно, лежит в пределах будущего глобального военного конфликта, который в лучшем случае потребует отмены демократии и возвращения большого числа мусульман на их исторические родины; конфликт, после которого останутся руины и не будет победителей. Надежд же на реформирование ислама и на то, что джинн вернется в бутылку добровольно, правду сказать, пока не много.