ВРАЧЕБНАЯ ТАЙНА...

Из штата в штат
№48 (396)

Выбирая врача, каждый человек хочет и вправе знать, кому он доверяет свое здоровье, что это за специалист, где он обучался, каков его опыт, каковы его результаты, не было ли у него конфликтных ситуаций в его практике, неудач, не приходилось ли ему отвечать в суде на иски его пациентов? Конечно, потенциальный пациент может получить подробную информацию о враче. И это важно. Но насколько она полна? Ведь сам врач, оказывая помощь больным, может страдать от того или иного недуга, нередко очень серьезного. Не приведет ли это к негативным последствиям для пациентов?
Увы, сбрасывать со счетов развитие событий по такому сценарию нельзя. В США на сегодняшний день нет федеральных или штатных законов, обязывающих медиков ставить пациентов в известность, что они сами лечатся, например, от гепатита С или других хронических болезней, которыми могут заразить своих подопечных. Возникает вопрос: нужно ли принять такие законы? Ни власти, ни медики не спешат с ответом на этот довольно деликатный вопрос.
С одной стороны, такой закон нужен: ведь хирург, делая операцию, может невзначай поранить себе палец, и кровь из ранки попасть, например, в брюшную полость человека, лежащего на операционном столе. Чем это для пациента чревато, если врач сам серьезно болен - ясно без лишних слов. По статистике, ежегодно около 7 процентов американских хирургов наносят себе случайные ранения.
С другой стороны, возражают оппоненты, если принять такой билль, мы нарушим «прайвеси» конкретного человека, который вовсе не желает, чтобы о его болезни знали все на свете. Что же делать?
Широкую известность получил случай с одним из хирургов из Лонг-Айленда, который, много лет страдая гепатитом С (полностью излечиться от этой болезни, увы, невозможно, она приводит к постепенному разрушению печени), не ставил в известность тех, кого он оперировал. Через его руки прошли тысячи людей, и только спустя 10 лет после обнаружения в его организме вируса, он признался в своей тайне. После проведенных исследований тринадцати бывшим пациентам этого доктора поставили диагноз - гепатит С.
Администрация госпиталя, в котором работал хирург, заявила, что ей ничего не было известно о его болезни до 2001 года. На самом же деле, как раскопали мои коллеги из англоязычных СМИ, они были в курсе с 1995 года. Почему молчали? С одной стороны, они не имели легальных оснований вторгаться в его личную жизнь, с другой - он был одним из крупнейших специалистов не только в своем медучреждении, но и в регионе, где оно располагалось. Бывшая вице-губернатор Нью-Йорка Бетси Маккефи, знакомая с этим делом, отмечает в своей статье в газете Investor’s Business Daily, что попытки медицинских властей имперского связаться с пациентами хирурга раз за разом натыкались на отказ администрации госпиталя. Мотив: это может нанести ущерб репутации учреждения. А как же здоровье людей?
Я не знаю, продолжает ли этот хирург работать сейчас, но по данным Маккефи в начале нынешнего года он оставался в штате госпиталя. Списки его бывших больных, которых он мог заразить, больница представителям штатного Минздрава так и не предоставила. Правда, им удалось добиться от эскулапа согласия информировать новых пациентов о своем недуге. Как говорится, и на том спасибо.
Миссис Маккефи считает, что закон, который обязывал бы врачей определенных специальностей, например хирургов или анестезиологов, ставить в известность пациентов о хронических болезнях, которыми они могут их заразить, должен быть принят во всех 50 штатах нашей страны.
Можно ли согласиться с ней? Если принять во внимание, что, кроме хирурга из Лонг-Айленда, еще несколько его коллег, а также два анестезиолога - и это только по данным Маккефи - уже успели инфицировать десятки людей, то ответ, лично для меня, напрашивается сам собой. Хотя и у медиков, и у читателей нашей газеты может быть на этот счет иное мнение...