ВОЛКОВ БОЯТЬСЯ – В АМЕРИКУ НЕ ХОДИТЬ

Из штата в штат
№48 (396)

Чего только не навешали литераторы на бедных зверей. И хитрость - «Волк в овечьей шкуре», и жестокость - «Серый Волк и Красная Шапочка», даже женское коварство - «Волчица ты, тебя я презираю...». А о том, каким ничтожеством представили несчастного волка авторы мультсерии «Ну, погоди!», и говорить не хочется. При том при всем быть храбрыми малышей учили и учат с помощью игривой песенки «Нам не страшен серый волк»...
Волки же, между прочим, - обычные звери, не лучше и не хуже других. Да, они - хищники - сильные, неутомимые, умные, зато и признанные «санитары леса», очищающие его от ослабевших и больных животных и поддерживающие тем самым в природе необходимое равновесие.
Именно поэтому после многолетнего целенаправленного уничтожения, когда охотники получали поощрительные премии за каждую голову или шкуру, волков пришлось защищать с помощью законодательных мер. В 1974 году их внесли в охранную ведомость как исчезающий вид. А пересмотренный в 1992 году план восстановления популяции на территории Соединенных Штатов рекомендовал исключить животных из этого списка только после того, как их численность в Америке существенно возрастет.
Однако просто запретить отстрел было недостаточно. И в январе 1995 года состоялось переселение первых четырнадцати серых волков из Канады в Йеллоустонский национальный парк, занимающий часть штатов Вайоминг, Айдахо и Монтана. Потом сюда завезли еще несколько десятков «санитаров леса». Вместе с теми, кто пересек канадско-американскую границу по собственной инициативе, к прошлому году они образовали на севере Скалистых гор мощную группировку в 700 животных. Немало серых волков обитает сейчас и в штатах Мичиган, Миннесота и Висконсин.
Населивший северные районы страны восточный лесной волк является подвидом широко известного серого волка, но отличается от него несколько меньшими размерами и весом. Кстати, и то и другое определяется основной добычей, которую преследуют стаи. В отличие от крупных видов хищников, которые питаются такими большими животными, как лоси, новоселы, как правило, предпочитают более мелких белохвостых оленей или бобров.
И тех и других в районе Великих озер расплодилось вполне достаточно: по-видимому, сказалось длительное отсутствие хищников. «Несмотря на то что только один волк может зарезать за год до двадцати оленей, хищники располагают здесь огромной кормовой базой, - говорит один из руководителей Департамента природных ресурсов Висконсина. - К тому же в штате имеется большая незанятая территория, для полного освоения которой зверям может понадобиться немало лет».
Поскольку в ближайшее время Служба рыбного и охотничьего хозяйства Соединенных Штатов собирается снять с расплодившихся волков статус охраняемых животных, все заботы о них должны будут взять на себя власти штатов. Однако если в Айдахо и Монтане законодательство позволяет обеспечить их дальнейшее устойчивое существование, то в Вайоминге, где волка до сих пор считают «вредным» животным, его могут уничтожать везде за пределами границ федеральных охраняемых природных территорий.
Интересно, что на новом месте обитания волки заметным образом меняют свое поведение. Раньше они старались не приближаться к дорогам и населенным местам. Ныне ни шоссе, ни люди не вызывают у них большой тревоги. По сути дела, это совершенно новое поколение животных.
Важную роль в изменении поведения диких зверей играет и связанный с ними туризм. Число желающих поучаствовать в турах по наблюдению за волками превышает за год сто тысяч человек. Из-за большого числа посетителей, звери перестали бояться людей. Нередко работникам парков приходится применять резиновые пули, чтобы животные соблюдали безопасную для зрителей дистанцию.
Конечно, приехавших поглазеть на живущих на воле хищников нужно охранять. Но в гораздо большей степени это касается местных жителей и, главным образом, фермеров, занимающихся разведением крупного рогатого скота. Проблема сосуществования серых хищников с населением анализировалась еще начале 1990-х годов, когда проводилась экологическая экспертиза проекта по восстановлению популяции волков. Тогда было получено 170 тысяч откликов, среди которых соотношение поддерживающих проект к его противникам составило пять к трем.
Однако со временем количество сторонников из числа сельских жителей несколько поуменьшилось. С момента вселения волков они зарезали более двухсот голов крупного рогатого скота, пятьсот с лишним овец, почти пятьдесят собак. И хотя на долю волков приходится менее пяти процентов от общего количества погибшего от зубов хищников домашнего скота, природоохранным организациям приходится выплачивать скотоводам немалые компенсации за урон, нанесенный им серыми убийцами. Впрочем, похоже, владельцы ранчо постепенно берут дело охраны собственности в свои руки.
...Вот уже несколько лет федеральные биологи переселяют мексиканских серых волков в отдаленные горы около границы между Аризоной и Нью-Мексико. Поначалу все шло хорошо, но в последнее время четвероногих переселенцев стали отстреливать. Сейчас здесь проживает 24 диких волка. Но почти столько же их погибло с начала программы при «подозрительных обстоятельствах».
Ответственный за жизнь пришельцев специальный агент Службы рыбного и охотничьего хозяйства Куртис Грэйвз предполагает, что стрелки путают волков с неохраняемыми законом койотами. Но ни он, ни местные фермеры не исключают возможности, что некоторые владельцы ранчо вполне сознательно тайно отстреливают волков и таким образом защищают от них скот. «Если волков продолжат переселять к нам и они будут и дальше нападать на домашних животных, - сказал Сэм Люс, владелец ранчо в Аризоне, - люди будут вынуждены принять соответствующие меры».
Примерно так же мыслят и многие жители других штатов. «Мы с женой годами боролись с койотами, но волки - это совсем другое дело, - сетует Кейт Мартин, ранчо которого расположено в горах Монтаны. - Бог создал их как машину для убийства, и они намного умнее. Они напоминают футбольную команду, имеющую четкий план игры. Поэтому справиться с ними будет гораздо труднее».
Интересно, что очень многие зубастые гости носят ошейники с радиопередатчиками, которые позволяют отслеживать их передвижения, а также включать системы тревоги при приближении их к местам проживания людей. К сожалению, эта схема срабатывает не всегда. К тому же нередко виновными в нападениях на молочные фермы и овчарни оказываются хищники, уже родившиеся и выросшие на новом месте и потому не имеющие радиомаяков.
Несмотря на некоторое сопротивление фермеров, переселение волков в Америку продолжается. Правда, подчас этому процессу мешает своеволие диких хищников. Одно из правил изменения их местожительства гласит: если волк нарушает границы участка, где его выпустили, он должен быть пойман и переведен туда, где зверей не хватает. Такая граница, например, разделяет заповедник White Mountain Apache, где волки желанны, и заповедник San Carlos Apache на юге, где они не нужны. На карте эта граница обозначена совершенно четко, но попробуйте «объяснить» животным, где им можно и где нельзя находиться. «Очень трудно управлять волками в соответствии с этими границами, - говорит Пол Овери, руководитель полевой группы Управления охоты и рыболовства Аризоны. - Вся их природа направлена на то, чтобы расселяться как можно шире».
Немалую проблему составляет и нехватка денег. «Нынешняя администрация буквально принуждает нас остановить программы работы с опасными видами животных», - утверждает Грэг Миллер, директор Юго-Западного отделения «Защитников дикой природы» - массовой общественной организации по охране окружающей среды. Бюджетные ограничения повлекли за собой уменьшение численности дежурных патрулей и сокращения в оплате персонала, ведающего проектом переселения волков. «Главным образом по этой причине, - говорит Грейвз, - наше агентство не смогло до конца разобраться ни в одном случае несанкционированного отстрела с 1998 года». И сам он из-за низкой зарплаты в следующем месяце покидает работу, которой было отдано столько сил и времени.
Хочется надеяться, что правительство все же вникнет в нужды защитников природы и ситуация по крайней мере не ухудшится. В противном случае любоваться волками через пару десятилетий можно будет только в зоопарках.