ОДИНОЧЕСТВО ПЛОВЦА ПРОТИВ ТЕЧЕНИЯ

Знаменитые люди Америки
№48 (396)

(Джон Ф.Кеннеди: жажда жизни)
Когда в сентябре 1947 года молодой американский конгрессмен потерял сознание в отеле “Кларидж” в Лондоне и был увезен в клинику, его друг Памела, дочь Уинстона Черчилля, привезла к нему лучшего терапевта в столице. После осмотра больного врач сказал Памеле: "Боюсь, дольше года он не протянет". Тридцатилетнего конгрессмена звали Джон Фицджералд Кеннеди, и страшный приговор, прозвучавший над ним, был не первым. Буквально за неделю перед этим, садясь в самолёт в грозу, он пошутил в мрачноватом ирландском стиле: "С моими перспективами на жизнь любая погода – лётная".
Обращенный к людям солнечной стороной и обаятельной улыбкой, он прожил свою недолгую жизнь под дамокловым мечом, и только близкие знали, через какие боли и физические страдания прошел JFK, ставший одним из самых знаменитых президентов в истории cтраны. Он провёл детство, валяясь месяцами в больничной постели, и бывал так плох, что к нему дважды вызывали священника для отпущения грехов. В 18 лет, вернувшись с того света после очередной, так и неразгаданной врачами болезни, он напишет в письме своему другу: “ Ем и пью, и люблю свою Оливию, потому что то ли завтра, то ли через неделю мы соберемся на моих похоронах». Глядя из окна на гуляющих ровесников, он записал в дневнике: ”Жизнь несправедлива: одни рождаются больными, другие – здоровыми, одни – богатыми, а другие – бедными”.
Но именно богатство отца и связи помогли молодому человеку, страстно желающему испытать в жизни всё и через всё пройти, не зная, сколько ему осталось, и рвущемуся на фронт Второй мировой войны, обзавестись поддельными документами от медицинской комиссии и стать офицером военно-морского флота.
Позже, когда на юге Тихого океана его корабль “ПТ – 109” будет потоплен японским эсминцем, ему достанет духа плыть часами ,толкая впереди себя на надувном спасательном плотике своего обожженного друга. Уже потом, когда их спасли и обследовали в госпитале, один из офицеров написал, что Кеннеди был, по его мнению, единственным на флоте, кто прикидывался физически здоровым.
Пойдя после войны в политику, он, по мнению близких ему врачей, умевших хранить тайны пациента, был медицинским чудом, человеком, который, непрерывно находясь на уколах и таблетках, мог в предвыборный период по 14 часов день говорить речи и пожимать руки. Если бы американская общественность узнала хотя бы о части медицинских проблем, не видать JFK Белого дома.
Cегодня врачи говорят, что, ко всему прочему, у Д. Кеннеди был жестокий остеопороз и так называемая болезнь Аддисона, связанная с ослаблением иммунной системы, что он нуждался в уколах гидрокортизона и десятках лекарств, без которых его ежедневный рабочий день был бы невозможным.
Позже биографам и исследователям жизни президента стало известно, что привлекательный бронзовый и загорелый цвет кожи и светло-коричневые волосы Кеннеди были одними из симптомов болезни Аддисона. Его пониженная сопротивляемось инфекциям привела к тому, что не такая уж серьезная венерическая болезь, полученная в юности, превратилась в хроническую и преследовала его всю жизнь, не говоря о проблемах желудка, постоянных аллергиях и потере им слуха с одной стороны.
Не случайно рядом с президентом неотлучно находились два помощника с так называемыми черными чемоданчиками: в одном из них был пульт управления ядерной кнопкой, в другом –бесконечные лекарства и ампулы для инъекций. И пока газеты продолжали показывать президента то на яхте, то играющим в гольф или с футбольным мячом - продолжая легенду о JFK как об олицетворении молодости мира и американской энергии, он начал принимать амфетамины, и его жена Жаклин по своим каналам просила ФБР провести анализ его лекарств, опасаясь, что Джон может стать наркоманом.
Несмотря на то, что бесконечные лекарства должны были подавить и волю президента, и сказаться на его сексуальной жизни, бывший премьер-министр Англии Г. Макмиллан позже вспоминал, что Кеннеди во время прогулки наедине сказал ему: “Я не знаю, как вы, Гарольд, но если я не знаю женщины дольше трёх дней, у меня начинаются головные боли.” Впрочем, Макмиллан позже напишет, что президент даже сидеть долго без болей был не способен. Да, Джон Ф. Кеннеди не собирался жить долго и шел к власти и к славе , порой переступая через этику и через людей, много сделавших для того, чтобы он поднялся на вершину. И ради достижения цели он мог лгать и даже иногда покупать голоса избирателей, опираясь на мафию. Гораздо важнее то, что произошло потом. Потому что именно Д.Кеннеди нашел в себе мудрость и гибкость отвести мир от края пропасти во время карибского кризиса 1961 года, именно он не хотел американского участия в войне во Вьетнаме и искал баланса сил путём взаимных уступок и переговоров.
Не однажды он вставал на пути решительных генералов, толкающих его на оккупацию Кубы и к безумию ядерной войны, и нажил себе много друзей и много врагов. И в его многолетней гонке жизни со смертью он проиграл, и он остался победителем.