Альберт, Марина и Александр Марковы - скрипичная семья Америки номер один

Мир искусства
№8 (304)

Читатели часто и весьма справедливо жалуются, что мы не информируем их об интересных культурных событиях - будь то концерты, выставки или встречи - вовремя, а ставим в известность лишь постфактум. Поэтому, когда я - клянусь, совершенно случайно - узнала о предстоящем выступлении своих родичей, я подумала, что, вполне возможно, кому-то из наших читателей тоже захочется побывать на этом необычном концерте. Кроме того, раз наша газета занялась созданием Музея русской эмиграции, я решила, что внести свой вклад мой святой долг (причем приятный) - рассказать о моих родственниках. Поэтому прошу воспринимать нижеследующую статью не как рекламу, а как выполнение родственного и эмигрантского долга.
Впрочем, оказалось, что написать о Марковых не так-то легко. Когда я позвонила дяде Алику и сказала, что хочу взять у него интервью, он ответил очень коротко: «Посмотри мой сайт или сайт Алекса, так все есть - и биография, и отзывы, и даже портреты». «Сайт - это, конечно, хорошо, но его любой может посмотреть, зачем же я буду просто переводить то, что там написано (кстати, для тех, кому интересно, сообщаю адреса www.albertmarkov.com и www.alexandermarkov.com), кроме того, за официальной информацией очень трудно почувствовать реального, живого человека. Я понимаю, что вы люди очень занятые, но все-таки вам придется ответить на парочку вопросов». «Ладно, - сказала Марина, - ты пиши все, что хочешь и помнишь, а если будут вопросы, я тебе за всех отвечу».
И я стала вспоминать. Как и всякий нормальный ребенок, я детства знала, что у меня есть родственники. Но из всей многочисленной родни Марковы были только мой папа и его двоюродный брат Альберт. Конечно, у дедушек и бабушек была куча братьев и сестер, но их сестры и дочери, выходя замуж, меняли фамилию, и их дети были уже не Марковы. Поэтому мне особенно привлекала семья дяди Алика, мне было странно, что кто-то еще, кроме моих родных сестер, отзывался на ту же фамилию. Но познакомиться с другими Марковыми было не так-то просто. В отличие от большинства наших родственников, они жили в Москве, мы же были ленинградцами. Это теперь только и разговоров о переселении питерцев в Москву, тогда же об это и речи не было. Даже поездка в столицу казалось чем-то мало реальным. Тем интереснее были московские родичи. Да, еще в раннем детстве я знала, что и Алик, и Марина скрипачи, правда, я не знала, что это самое слово значит. Еще я помню, как Алик приехал в Ленинград из Швеции со сломанной ногой, и дома все очень переживали, как он будет играть. Потом, когда я подросла, мы с сестрами слушала пластинки с надписью «Семейный сувенир с правом необязательного прослушивания».
Со всем семейством Марковых я познакомилась только летом 1975. Они приехали в Питер на чьей-то машине, ехали весь день и очень устали. Несколько дней все было чудесно: мы гуляли по Ленинграду, ездили в Пушкин и даже попытались съездить в Кронштадт, правда, на берег нас не выпустили. А потом вдруг оказалось, что это было прощание. Через пару месяцев они уезжали в Америку. В семьдесят пятом это означало расставание навсегда. Так и получилось с папой, но мне дядя Алик на прощанье сказал: «Ну, с тобой-то мы еще встретимся!» Встретились мы уже в Америке.
Марковы стали американской семьей. Ну, естественно, что до того они были семьей советской, но все-таки семьей скрипачей.

А. М. - Марина, как Вы стали заниматься музыкой и как сложилась Ваша семья скрипачей?
М. М. - Ты не поверишь, но и то, и другое - благодаря моему папе. (Отец Марины, Михаил Яблонский, недавно скончался после долгой мучительной болезни). Я была одаренным ребенком, увлекалась литературой, писала стихи, занималась музыкой, меня приглашали заниматься балетом. (Я вспомнила, что когда в Ленинград приезжал ансамбль скрипачей Большого театра, Марина всегда выходила на сцену первой и уходила последней. «Посмотри, как она держится. Как королева», - говорила мне мама.)
М. М. - Мой папа был страстный поклонник музыки. Только благодаря ему я и стала заниматься скрипкой. Я училась в Центральной музыкальной школе, а потом в Московской консерватории. (Благодаря отцу, музыкой стала заниматься и Маринина сестра Оксана Яблонская, которая стала известной пианисткой и сейчас преподает в Julliard Music School).

А. М. - И в консерватории вы познакомились с Аликом?
М. М. - Да, там мы и познакомились. Я была на первом курсе, а он уже заканчивал. Я, правда, не была тогда уверена, что скрипка - это именно то, что мне надо в жизни. Но однажды мой папа пришел домой после выступления Алика, он был в таком восторге, что я поняла, если я не выйду замуж за Алика, то он, наверно, сам это сделает. Это, конечно, шутка. Но папа был без ума от Алика. Можешь себе представить, когда у Алика были гастроли по Союзу, он делал себе командировки в те города, где Алик должен был выступать, специально, чтобы сходить еще раз на концерт.

А. М. - Это когда вы уже поженились?
М. М. - Да, когда мы поженились. Так сложилась моя семья и моя судьба. Я практически одновременно поняла, что Алик - это мое, и скрипка - это мое. И все эти годы мы вместе. Мы - семья, и это самое главное.

А. М. - Марина, в Союзе вы сохраняли свою фамилию - Яблонская. А здесь вы стали Маркова?
М. М. - Здесь все говорят «Миссис Марков», так что пришлось стать Марковой. А ты вот так и не сменила фамилию.

А. М. -У нас в доме есть фотография, на которой совсем молодой Алик целует ручку бельгийской королеве.
М. М. - В 1958 Алик получил золотую медаль на конкурсе бельгийской королевы. А после этой фотографии я в шутку называла старушку-королеву соперницей.

А. М. - Марина, может, Вы вспомните какую-нибудь историю из Вашей эмигрантской жизни, достойную того, чтобы ее включить в летопись эмиграции.
М. М. - Ну, что тебе сказать? Через две с половиной недели после нашего приезда в Америку я выиграла конкурс в Нью-Джерсийском симфоническом оркестре и начала там работать. Я сразу же позвонила в еврейскую организацию (уж не помню, как она называлась), которая помогала иммигрантам, и отказалась от какой-либо помощи. Там все были потрясены, такого они еще не видели. А мы просто привыкли всегда рассчитывать только на самих себя. У этой истории было продолжение. Через некоторое время ко мне обратился дирижер этого оркестра и спросил, не знаю ли я какого-нибудь концертирующего скрипача. Его пригласили выступить с Хьюстонским оркестром, и ему нужен был солист, который не требовал больших денег. Такого скрипача я, конечно, знала. В мае 1976 года Алик выступил в Хьюстоне, и это был настоящий триумф. Зал трижды стоя устраивал ему овацию, а на следующий день у него уже было сорок ангажементов. Вот такое воплощение американской мечты.

А. М. - Я знаю, что Алик много концертирует, пишет свою музыку, дирижирует, преподает. Но об этом наши читатели могут узнать из его сайта и других, более официальных источников. Я бы хотела, чтобы Вы немного рассказали о его преподавательской деятельности и заодно вернулись бы к теме семьи.
М. М. - Алик преподает в Manhattan School of Music и вырастил много талантливых учеников. Но я поняла, ты имеешь в виду нашего сына, Алика младшего, или Алекса, как его зовут в Америке. Алекс действительно его лучший ученик. Он приехал сюда в двенадцать лет, то есть он практически американец. Однако в его музыке сразу видна русская школа, и это, конечно, благодаря отцу. Они начали выступать вместе еще в России. В четырнадцать лет Алекс получил приглашение учиться у Яши Хейфеца. Он получил много наград, но я считаю самой важной золотую медаль на Международном конкурсе скрипачей имени Паганини в Генуе. Победа досталась ему нелегко, это было в 1982 году. Советский Союз был еще жив, и русские члены жюри были категорически против присвоения золотой медали эмигранту. Чтобы поддержать Алекса, с ним в Геную поехал дед, мой папа, а аккомпанировала ему тетка, моя сестра Оксана. Так что опять получается семья.

А. М. - Я слышала, как он играет Паганини.
М. М. - Александр - единственный скрипач, который исполняет все двадцать четыре каприза Паганини в одном концерте. Мы очень гордимся сыном и тем, как высоко оценил его мастерство Лорд Иегуда Менухин: «Он без сомнения один из самых блистательных и музыкальных скрипачей. Александр Марков непременно оставит свой след в анналах скрипачей виртуозов наших дней и в сердцах любителей музыки».

А. М. - Часто ли Вы выступаете все вместе?
М. М. - К сожалению, нет. Жизнь музыканта в каком-то смысле кочевая, мы постоянно ездим по разным городам и странам. Ты сама знаешь, как трудно застать нас дома. Но поскольку мы семья, все-таки стараемся составить наше расписание так, чтобы хоть изредка выступать вместе. Иногда мы выступаем вместе с камерным оркестром «Рондо», который создал и которым руководит Алик. Этот оркестр тоже будет участвовать в предстоящем концерте.

А. М. - Марина, несколько слов о программе концерта.
М. М. - Мы будем играть Вивальди «Концерт для трех скрипок», произведения Баха, Прокофьева и, конечно, Альберта Маркова. Приглашаем тебя и всех читателей «Русского Базара» в воскресенье 17 февраля в Линкольн Центр (Alice Tully Hall). Начало концерта в 3 часа дня.


Комментарии (Всего: 5)

алик марков- младщий с самого детства подавал большие надежды. Он был очень талантливым ребенком. Неудивительно , что стал знаменитым скрипачом.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Каприсы в исполнении Александра Маркова - совершенейшее совершенство!!!
Я - скрипач, увы - рядовой.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Альберт Марков никогда не получал первую премию на конкурсе королевы Елизаветы, да и в 1958 году конкурса скрипачей не было, он проводился в 1959 году и Маркову там присудили вторую премию.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
И в дополнение к предыдущему: "24 каприса", а не "каприза", конечно.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Рассказывая, желательно не привирать. Откуда вы взяли, что Ваш родственнк "единственный скрипач, который исполняет все двадцать четыре каприза Паганини в одном концерте"? Я Вам могу назвать еще по крайней мере трех скрипачей, которые это делали!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *