Как Роберт Хансен стал русским шпионом

Факты. События. Комментарии
№8 (304)

С утра день 18 февраля прошлого года практически ничем не отличался от многих воскресений, всегда начинавшихся в этом доме по заведенному издавна порядку. Специальный агент ФБР Боб Ханссен позавтракал и вместе с женой и детьми отправился в церковь Святой Катерины из Сиены в городок Great Falls, штат Вирджиния. Собственно, такие же римско-католические церкви были и ближе, совсем недалеко от дома Ханссена в пригороде американской Вены вблизи Вашингтона, но у семьи были особые причины выбрать для себя Святую Катерину. Дело в том, что эту церковь с ее пастором Фрэнклином МакКафи регулярно посещали многие высокопоставленные правительственные чиновники, включая и тогдашнего директора ФБР Луиса Фри... [!]

На обратном пути Ханссен провел некоторое время со своим старым другом Джеком Хоскоэром, некогда служившим в армии по контракту, а теперь работавшим продавцом магазина военного снаряжения. Джек собирался в поездку, и пока он заканчивал упаковывать чемодан, Ханссен спустился в его подвал. Здесь он быстро уложил в пластиковый мешок для мусора пачку секретных документов ФБР и компьютерную дискету, на которой было зашифровано прощальное письмо: «Дорогие друзья! Я благодарю вас за помощь в течение всех этих лет. Похоже, однако, что необходимость во мне отпала, и пришло время прекратить активную службу... Жизнь полна взлетов и падений... Я возобновлю контакт с вами в следующем году, в то же время и в том же месте».
Он забросил мешок в свой светло-серый Ford Taurus, погрузил туда же багаж Джека и повез друга в международный аэропорт имени Даллеса.
Так уже бывало не раз, но сегодня Ханссен не вошел с Джеком внутрь, чтобы выпить и поболтать перед отлетом. Они попрощались у входа, после чего Боб вернулся в Вену. Выйдя у парка Фокстон, он, стараясь остаться незамеченным, прилепил к столбу кусочек белой клейкой ленты – сигнал для получателя. Затем прошел по продуваемым холодным ветром аллеям и спрятал черный мешок в одной из опор пешеходного мостика. Дело было сделано, и можно было возвращаться к машине. Он протянул руку к дверце, и в тот же миг на него с криком «Стой!» навалились вооруженные люди. Шпиону заломили руки за спину и сковали наручниками. К удивлению агентов ФБР, а это были они, Ханссен не только не был потрясен, но даже казался спокойным. «Что ж вы так долго собирались?» - спросил он, усмехнувшись теперь уже бывшим коллегам.
Этот арест подвел черту под тайной карьерой самого опасного двойного агента в 90-летней истории ФБР. Более чем за полтора десятилетия Боб Ханссен передал огромное количество секретных документов. После его разоблачения в прессе и на телевидении подробно рассказывалось о его характере, семье и службе в ФБР. Однако многие вопросы так и остались без ответа. Почему этот верующий человек, доверенный сотрудник одного из самых секретных правительственных учреждений стал двойным агентом? Что подвигло его на скользкий путь? Были ли это деньги? Любовь к риску? Или причиной было что-то, прячущееся в глубинах его изломанной психики?
Боб, родившийся перед концом Второй мировой войны, был единственным ребенком в семье и всегда казался слишком тихим для здорового растущего мальчишки. К тому же он был нелюдим: его мать, Вивиан, рассказывала, что любая неприятность заставляла Боба прятаться в своей комнате и погружаться в книги.
Его отец, Говард, был чикагским полицейским. После того как он вернулся домой с фронтов Второй мировой войны, он вместе с женой Вивиан поселился в северо-западной части огромного города - в районе Норвуд-парка, где жили в основном семьи полицейских. Благодаря законам, призванным материально помогать вернувшимся с войны солдатам, они обзавелись здесь современным бунгало с двумя спальнями.
Говард Ханссен всегда хотел, чтобы его сын добился успеха. Необходимыми ступенями к нему отец считал отлично законченный колледж, мастерскую степень и диплом врача. Однако для помощи сыну Говард выбрал весьма оригинальный путь. Желая сделать Боба «настоящим мужчиной», он раз за разом подвергал его тяжелым испытаниям. Еще в раннем детстве, когда Бобу было всего 6 или 7 лет, отец завернул его в одеяло и вертел вокруг себя до тех пор пока ребенка не стошнило. В другой раз Говард схватил маленького Боба за ногу, поднял в воздух и держал его вниз головой пока он не обмочился. Естественно, подобные «тренировки» оставляли у мальчика чувство беспомощности и унижения.
Вместо того чтобы хвалить школьные успехи и поощрять трудолюбие сына, отец постоянно критиковал и бранил его. И не только в связи со школой.
Когда Боб подрос и уже мог получить водительские права, отец подкупил принимающего дорожный тест инспектора, и тот намеренно «завалил» хорошо подготовленного молодого водителя. Когда Боб узнал об этом, у него было такое ощущение, что весь мир смеется над ним и обманывает его. Отец не давал ему даже малой возможности самому распоряжаться собственной судьбой.
«Я не одобряла этого, - говорит Вивиан Ханссен. – Но Говард считал, что так нужно для того, чтобы Боб не стал слишком самоуверенным. А может быть, муж таким образом самоутверждался, когда мешал кому-нибудь, в том числе и собственному сыну, чувствовать себя независимым».
Отношения сына с родителями обострялись еще и тем, говорит Вивиан, что мальчик никогда не упрекал ни отца ни мать в том, что с ним так обходились.
Боб сильно страдал, но переносил все безропотно. Понятно, что скрываемые от самых близких людей внутренние переживания не могли не отразиться на формировании характера подростка. Он стал еще более задумчивым, замкнутым, старался скрывать от других собственные дела и мысли. И не мог не увлечься людьми, которые по своей профессии должны были всегда жить такой двойной жизнью. Как вспоминает его друг: «Он нашел книгу о шпионах и долгое время штудировал ее». А сам Роберт Ханссен писал года два назад своим российским покровителям: «Я решил стать на этот путь, когда мне было 14 лет. К тому времени я уже прочитал книгу Филби. Сейчас это кажется мне безрассудством».
Была у его личности и другая черта, которая пугала друзей и о которой не знали его родители: он любил рисковать. «Иногда это было здорово, но временами, будучи вместе в компании, мы опасались за свои жизни, - рассказывал один из его школьных товарищей. - Когда ему в голову приходила какая-нибудь сумасшедшая идея, он всегда старался воплотить ее в жизнь. И отговаривать его было бесполезно». Когда Боб изучал в старших классах физические основы автогонок, он пытался узнать, какую максимальную скорость на поворотах может развивать его старенький «Додж». «Мы выбирали улицы покривее и предлагали кому-нибудь нас обогнать, - вспоминает тот же школьный друг. - Однажды такая гонка закончилась тем, что два парня, которые неслись за нами на «Бьюике», влетели прямо во двор какого-то дома».
Отец Боба предъявил сыну два главных требования. Он хотел, чтобы тот стал врачом, и не хотел, чтобы он стал копом. После того как Боб поступил в Knox College в Иллинойсе, Говард определил его на платные курсы, которые готовили студентов к поступлению в медицинскую школу. Кроме специальных предметов, там преподавали математику и русский язык. Последнее наверняка сыграло определенную роль в судьбе будущего шпиона.
Во время летних каникул Боб Ханссен подрабатывал в чикагском госпитале для психических больных. В 1965 году он встретил здесь свою будущую жену. Стажировавшаяся в госпитале молодая медсестра Бонни Вок была живой привлекательной женщиной. К тому же она искренне восхищалась тем, как замечательно Боб обращается с пациентами.
10 августа 1968 года состоялась свадьба. Боб был счастлив, красивая и умная Бонни любовалась мужем, знания и понимание мира которого казались ей безграничными. А Говард Ханссен остался верен себе. «Зачем ты выходишь замуж за этого парня?» – спрашивал он Бонни перед самой свадьбой.
Вскоре Боб бросил школу, где он учился на дантиста, - первое требование Говарда Ханссена осталось невыполненным. Конечно, он был разъярен. Как сын смел оставить школу, на которую было потрачено столько денег? Поступок юноши казался ему настоящим предательством. Если бы он мог заглянуть лет на тридцать вперед, вряд ли он был бы тогда так строг.
Боб решил продолжить учебу в Северозападной школе бизнеса и в 1971 году получил мастерскую степень бизнес-администратора с двойной специализацией – бухгалтерия и информационные системы. После окончания школы он снова шокировал отца, поступив на службу... в полицейское управление Чикаго. Он был зачислен в специальное подразделение, известное под именем С5, которое занималось расследованием преступлений и проступков, совершенных самими полицейскими. Эта работа, которой большинство его коллег старается избегать, пробудила в нем интерес к тайным разведывательным операциям. Здесь он с его образованием и опытом чувствовал себя на месте. После нескольких лет службы в полиции Боб перешел в ФБР. 12 января 1976 года он приступил к 16-недельному интенсивному курсу обучения в Академии ФБР в городе Куантико, штат Вирджиния.
Работая в местных отделениях ФБР в различных городах штата Индиана, Ханссен быстро поднимался по служебной лестнице. Учитывая его бухгалтерское образование, его высоко ценили как специалиста по расследованию экономических преступлений. По словам одного бывшего агента, тогдашний начальник Ханссена не так уж и шутил, говоря, что его подчиненный буквально «ходит по водам, как Христос». Но Роберт не для того вступал в ряды сотрудников ФБР, чтобы тратить жизнь на охоту за отмывателями денег и уклоняющимися от налогов. Как говорит один его бывший друг, «он был большим поклонником Эдгара Гувера и хотел работать с русскими». Именно это желание привело его в ФБР и впоследствии стало стимулом к поиску назначения в иностранную контрразведку.
Ханссен чрезвычайно высоко ценил профессионализм советских шпионов и надеялся поближе познакомиться с ними, когда в 1978 году перешел на службу в местное отделение ФБР в Нью-Йорке. То, что столица мира в то время буквально кишела агентами КГБ, ни для кого не было секретом. Как рассказывает отставной генерал-майор КГБ Олег Калугин, всего в Соединенных Штатах на Советский Союз работало тогда более двухсот шпионов. При этом многие из них базировались в Нью-Йорке, работая под дипломатической «крышей» Организации Объединенных Наций.
Итак, Ханссен, наконец, нашел работу, которая почти полностью его удовлетворяла. Он знал, что офицеры советской разведки были способны выполнять самые различные операции – от установки подслушивающих устройств до вербовки американских граждан и при этом, как правило, не делили свое время на служебное и личное. Агенты же ФБР не желали работать по воскресеньям, что очень возмущало нового сотрудника нью-йоркского отделения. Вскоре Ханссен понял, что кадры здесь составляют не какие-то выдающиеся личности, как он думал раньше, а обыкновенные люди со всеми присущими обычным людям недостатками и пороками. Это было его первым разочарованием, которое впоследствии не исчезло, а, наоборот, лишь усилилось.
Это чувство крепло по мере того как Ханссен поднимался по служебной лестнице. Он помог создать автоматизированную базу данных иностранных разведчиков, обосновавшихся в Соединенных Штатах, но этот успех никак не сказался на его отношениях с коллегами. Суровый и угрюмый, он не привлекал к себе, а скорее отталкивал. Когда «ребята» шли куда-нибудь выпить пива после работы, они никогда не приглашали Ханссена, заранее зная, что он к ним не присоединится.
И все же, несмотря на обнаруженные им несовершенства ФБР, Ханссен понимал, что находится там, куда так стремился. Может быть, и для того, чтобы взрастить здесь зреющие в его душе семена собственного предательства.

(Окончание в следующем номере)


Комментарии (Всего: 1)

Где продолжение???

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *