В БАЛЕТНОМ МИРЕ РОССИИ

Вариации на тему
№50 (398)

В ноябре я успела увидеть в России еще два балетных спектакля, о которых стоит рассказать.
3 ноября в Санкт-Петербурге Ирина Колесникова впервые станцевала партию Китри в балете «Дон-Кихот». Я уже писала об этом новом для петербургской театральной жизни событии: восходящая звезда русского балета работает не в Мариинском театре, а в театре Константина Тачкина. Повторю вкратце информацию, которую уже приводила в одной из своих статей: Санкт-Петербургский балет Константина Тачкина - труппа, возникшая на месте другой компании, почти полгода проводит в заграничных турне, а летом выступает в Санкт-Петербурге в разгар туристического сезона. Театр Тачкина отличается от других подобных компаний. Прежде всего в театре работают первоклассные репетиторы, бывшие танцовщики Мариинского театра, что обеспечивает достойный стиль исполнения всего коллектива в целом. Кроме того, это единственный театр, который не находится на содержании государства. Кроме того, в театре выступает двадцатидвухлетняя балерина Ирина Колесникова, едва ли не самая интересная танцовщица среди ее поколения в Санкт-Петербурге.
Константин Тачкин справедливо решил, что его труппа достигла того профессионального уровня, когда можно перестать числиться «гастрольной» и начинать завоевывать место среди уважаемых театров Петербурга. Своего помещения у труппы нет, они арендуют сцену, в данном случае это было в Александринском театре.
Дебют Колесниковой в роли Китри был подан как событие. По городу были расклеены афиши: «Санкт-Петербургский театр балета Константина Тачкина представляет Ирину Колесникову...». Зал был полон и отнюдь не заезжими гостями, а жителями города. Присутствовали известные петербургские критики, в том числе Н.Зазулина, О.Розанова, А.Деген. Пришли петербургские балетоманы, которых я знаю едва ли не с начала 50-х годов. Кроме артистов из других трупп, в зале присутствовала легендарная балерина Мариинского театра Алла Осипенко. Осипенко увидела выступление Колесниковой еще год назад и прониклась симпатией к молодой танцовщице. «Она мне близка до духу», - сказала мне Осипенко. Эти слова - высокая похвала со стороны одной из самых интересных балерин петербургского балета ХХ века. Сейчас Осипенко начала давать Колесниковой частные уроки, она и репетировала с ней Китри. И как все репетиторы, волновалась перед началом спектакля не меньше, чем Колесникова. А молодая танцовщица так волновалась в первом акте, что чуть было не превратила свою веселую, неунывающую героиню в Джульетту. Но танцевала превосходно. Постепенно дебютантка освоилась с ролью, т.е. почувствовала себя свободно и начала получать удовольствие от танца. Ее состояние сейчас же передалось в зал, и успех балерины от начала сцены в кабачке и до конца знаменитого «свадебного» гран па шел по нарастающей линии. Спектакль превратился в настоящий праздник. Ее партнером достойно выступил танцовщик Мариинского театра Никита Щеглов, которому я всегда симпатизирую. Он мало занят в спектаклях знаменитого театра, судьба не всегда справедлива к артистам.
Последнее гран па балерина станцевала уже не как дебютанка в новой роли, но с таким блеском, как будто эта роль давно ею освоена. Но для меня в выступлении Колесниковой главным был не высокий технический уровень молодой балерины, не стремительно исполненные двойные и тройные туры, а интеллигентный стиль исполнения партии Китри, которую многие танцовщицы мирового балета исполняют с изрядной долей вульгарности. Я думаю, что на многих зрителей, как и на меня, выступление Колесниковой произвело большое впечатление. Прошло уже две недели со дня спектакля, а насколько я знаю, в Петербурге среди танцовщиков других театров и зрителей еще не утих как доброжелательный, так и завистливый резонанс от ее спектакля (что тоже является доказательством успеха).
А когда Ира Колесникова заканчивала школу в 1998 году, будущее ее было неопределенным. Эльвира Кокорина, педагог Колесниковой в Вагановской академии балета, всячески третировала девочку. Как рассказывает Ира, Кокорина унижала ее перед всем классом, постоянно внушала ей, что она - некрасивая и неталантливая. Не буду вдаваться сейчас в проблему этического поведения педагогов Академии, это отдельная серьезная тема. Ира, ко всему прочему, оказалась девочкой чувствительной, с обостренным чувством собственного достоинства, поэтому до сих пор не может без содрогания вспомнить годы учения в Академии. Когда, поработав в труппе, где не было классического репертуара, она пришла в театр Тачкина, директор вскоре обратил внимание на несомненный талант начинающей танцовщицы. Уже в конце первого сезона она станцевала партию Одетты/Одиллии в «Лебедином озере», затем последовали другие главные роли в классических балетах. Она участвовала в нескольких международных балетных конкурсах и была удостоена наград. Но, как рассказывал мне директор, только через два года ему удалось добиться того, чтобы в сознании Иры сгладились комплексы, нажитые в Академии и она начала верить в себя. «Она может стать настоящей балериной», - говорит Осипенко, имея в виду самый высокий уровень, которого может достичь актриса в своем развитии.
В Большом театре я увидела выступление балерины с мировым именем, у которой сложный путь роста и выживания в театральном мире уже давно пройден: Нина Ананиашвили танцевала заглавную партию в балете «Раймонда» на сцене Большого театра. Подобного совершенного исполнения этой роли в Москве я не видела со времен Натальи Бессмертновой.
«Раймонда» была создана Мариусом Петипа в 1898 году в Мариинском театре на музыку А.Глазунова. В основе сюжета - «рыцарский роман»: к графине Раймонде сватается молодой французский рыцарь Жан де Бриен. Пока рыцарь участвует в походе на стороне венгерского короля, ко двору Раймонды приезжает сарацинский рыцарь Абдурахман, страстно влюбляется в Раймонду и даже пытается ее похитить. Но подоспевший жених спасает Раймонду, убивает в поединке сарацина и женится на Раймонде. Дальше следует знаменитое свадебное венгерское гран па.
От первой постановки Петипа сохранилось немного. Балет неоднократно переделывали. В Мариинском театре идет редакция Константина Сергеева, в Большом театре - Юрия Григоровича. Редакции прежде всего отличаются друг от друга, как отличаются друг от друга таланты хореографов этих версий: академически правильная редакция Сергеева скучна и не дает главным героям никакой возможности для актерской самостоятельности. Главные герои, Раймонда и ее рыцарь, в этом балете - безжизненные положительные герои, почти маски. В балете Григоровича история рассказана несколько по-другому. Во-первых, балет открывается сватовством Жана де Бриена к Раймонде. Герои встречаются и влюбляются друг в друга, и Раймонде нет необходимости влюбляться в невнятное изображение на портрете. Жан де Бриен с самого начала действия на сцене, он мужествен, красив, у артиста есть вариации, где он может себя показать, и т.д. Он - идеал рыцаря. Абдурахман впервые является Раймонде во сне как будто созданный бессознательным желанием чувственной страсти, как символ другой стороны любви. Появившись при дворе Раймонды наяву, Абдурахман влюбляется в Раймонду страстно до безумия, пугает и увлекает девушку именно этой безумной страстью. Таков тайный смысл истории в балете Григоровича. Далеко не все исполнительницы Раймонды в Большом театре, которых я видела, понимают этот тайный язык страстей и танцуют Раймонду Григоровича как роль, лишенную внутреннего драматизма. Ананиашвили превосходно танцевала Раймонду, как и полагается балерине мирового масштаба. Наслаждение, с которым она танцевала, передавалось и зрителю в зале, вызывая восхищение искусством балерины. Но Ананиашвили чувствовала и смысл роли. Когда Абдурахман вовлекает Раймонду в ураган темпераментных танцев своей свиты, Раймонда Ананиашвили двигалась между сарацинами почти как сомнамбула, «язык губительных страстей» гипнотизировал ее, завладевал ее существом, почти находил отклик в глубинах ее сердца. Я вдруг впервые обратила внимание, как искусно сплетает Григорович два хореографических узора: почти подчиняясь воле Абдурахмана, танцуя среди свиты сарацина как бы поневоле, Раймонда несколько раз повторяет движения из лирического дуэта с рыцарем в первом акте. Так сплетаются на краткий миг в душе девушки любовь духовная и земная. Доблестный Жан де Бриен убивает сарацина и освобождает девушку. Но я помню, как Бессмертнова, обходя тело мертвого Абдурахмана, на секунду - на одну долю секунды!- замирала над убитым поклонником и вздыхала... И лицо ее далеко не сразу начинало излучать безмятежное счастье при виде своего жениха-освободителя...

В БАЛЕТНОМ МИРЕ РОССИИ
Нина Ананиашвили пользовалась другими актерскими нюансами, но минутное сожаление об утраченном страстном поклоннике, который успел тронуть чувственную сторону ее натуры, читалось так же ясно. Именно эти нюансы часто и отличают большую актрису от обычной исполнительницы роли. А уж как она танцевала гран па! Это было настоящим театральным наслаждением смотреть на Нину Ананиашвили в роли Раймонды.
Придя за кулисы поздравить балерину, я вспомнила, что видела Ананиашвили в этой роли очень давно, в 1987 году. Тогда в Вашингтоне после длительного перерыва состоялись гастроли балета Большого театра. Именно там, в Кеннеди центре, я видела утреннее представление «Раймонды», героиню танцевала юная, трепетная Нина Ананиашвили, «грузинская княжна», как я ее тогда называла, а в роли де Бриена дебютировал молодой Андрис Лиепа. Это был один из редких спектаклей, который переживаешь в волнении вместе с исполнителями. Я не устану повторять, что дуэт Ананиашвили и Лиепы был одним из самых прекрасных, которые я видела на сцене. Черноокая Раймонда и золотоволосый рыцарь де Бриен, такой романтичный, такой благородный, каким и должен быть идеальный герой средневекового романа... более подходящей пары на балетной сцене нельзя предположить. Воспоминание о сарацине в том спектакле стерлось из памяти. Остались только юные, нежные, прекрасные идеальные любовники.
Жана де Бриена на этот раз танцевал С.Филин, один из лучших балетных танцовщиков России сегодня. И танцевал превосходно. И был мужествен и красив. Но не было того дуэта, о котором помнишь шестнадцать лет...

БЕГЛЫЕ ЗАРИСОВКИ РУССКОЙ ЖИЗНИ
Я почти не гуляла в этот раз по улицам Москвы, да и унылая жизнь московского метро не радовала никакими новинками. Но скоро все изменится! Я выслушала по радио многообещающее объявление: Москва начинает бороться за нравственное поведение в метро. С 4 декября в метро запрещено целоваться и распивать алкогольные напитки под страхом большого штрафа. Итак, вперед в прошлое! Берегитесь, влюбленные пары! Вы не знаете, что такое советское ханжество? Узнаете. В начале ноября по одному из телевизионных каналов Михаил Жванецкий вел передачу «Дежурный по стране». И между прочим, обмолвился очередным гениальным афоризмом. Он говорил о том, как трудно менять что-нибудь в стране, если в кабинетах сидят те же начальники, что и раньше. На каждом написано: без меня тебе нельзя, а со мной у тебя ничего не выйдет (привожу текст по памяти).
Москвичи, правда, уверяли меня, что это кто-то придумал и пустил по радио «утку», но я больше склонна верить Жванецкому, его наблюдению насчет прежних начальников.
По тому же московскому радио услышала я курьезное объявление: в день седьмого ноября (по-прежнему красный день календаря) милиция будет вести себя лояльно по отношению к пьяным на улице (но не к пьяным водителям машин!). Не знаю, как выглядят лояльные милиционеры, но сочетание слов забавное.
В Москве таможня работает нормально. Но берегитесь те, кто летит в Санкт-Петербург! Таможня в Питере - это бандиты на большой дороге. Вот уже несколько знакомых, летавших в мой любимый город, рассказывают одну и ту же историю. Прежде всего при прохождении таможни в петербургском аэропорту взвешивают багаж и требуют доплаты за перевес. Действие это абсолютно противозаконное. Багаж взвешивают только перед полетом. Но таможенники рассчитывают на то, что у вас за плечами девять часов перелета, в зале ожидания уже подпрыгивают от нетерпения встречающие, и вы думаете: да подавись ты деньгами, возьми и отстань. Я столкнулась с этим безобразием весной и на вопрос таможенника, есть ли у меня перевес и что надо бы взвесить мой багаж, отвечала вопросом: «А мы что, сейчас полетим?» У меня с собой было мало денег, от меня отвязались. Впрочем, я эти истории уже рассказывала на страницах газеты. Летом, по моим наблюдениям, таможенникам велели вести себя прилично: много иностранцев летело в город на праздники. Но сейчас петербургская таможня взялась за прежнее. Одна из моих знакомых взбунтовалась и, применяя не совсем литературные выражения, но хорошо понятные таможенникам, кричала, что сию минуту выкинет из чемоданов и расшвыряет по залу «вашей с... таможни» все свои вещи, и вы будете их собирать, а я уеду! - «Ну что вы такая нервная, - отвечал ей таможенник, - вы же приехали в свой родной город!» И подвел ее к стене, где висит объявление о том, что приезжающий должен платить какие-то деньги, если привез товары на продажу. Словом, мою знакомую оставили в покое, но помните: вы везете подарки, только подарки! И никому ничего не должны платить! С собой можно провозить три тысячи долларов. Летом разрешали провозить большую сумму, но сейчас опять все поменялось, поэтому хочу предупредить тех, кто собирается в Россию: вы не должны декларировать любую сумму до трех тысяч долларов, если вы летите в Москву. На петербургской таможне я бы рекомендовала, прилетев, декларировать, все до последнего доллара и пластмассовых украшений.
Счастливого полета!


Комментарии (Всего: 1)

Kak dolzhna byt' schastliva gazeta, zapoluchiv takogo blestjashchego avtore. Spasibo Nine i gazete.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *