НЕЛЕГАЛЬНАЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ

Тема номера
№51 (399)

Реальные судьбы нелегалов в Америке порой затмевают самые закрученные сюжеты приключенческих романов.
История, которую хочется рассказать сегодня, касается и темы благотворительности, и темы нелегалов. Эдакая нелегальная благотворительность, или творение блага для нелегалов.
Хочется оговориться, что я вовсе не придерживаюсь распространенного мнения о том, что нелегалы ужасны и с ними надо бороться. У каждого судьба своя, и не стоит так уж осуждать этих людей, их и так порядком наказывает жизнь. Короче говоря, не суди, да и не судим будешь.

Надя и ее мама бежали из Казахстана. Там осталась куча родственников, но надина мать, как кукушка, оставила двух своих сыновей в надежде на то, что как-то да выкрутятся! Почему она не оставила там Надю, можно только догадываться, тем не менее девочка была при ней.
Как они пересекли границу и попали в Нью-Йорк, мало кто знает, но, как известно, русские готовы на все ради «прекрасного» будущего. Что будущее будет именно таким, мама не сомневалась.
Большой чужой город встретил их без особого энтузиазма. Оказалось, что найти нормальную работу достаточно сложно, что, если нет разрешения на работу, зарплата будет мизерная, а работать надо будет по 12 часов в день. Но обратного пути не было.
Надю устроили в школу, а мама пошла работать сиделкой к старику-инвалиду, там и жили. Спали в маленьком закутке на одной кровати, при этом количество мужчин, посещавших этот закуток росло.
Мать искала достойного спутника жизни, хотела начать все с нуля. Но где был тот мужчина, на которого она так надеялась, Бог знает! Иллюзии о домике, садике и приличной американской жизни таяли, как эскимо на блюдечке. Мужчины менялись с такой же регулярностью, как меняется цвет светофора на перекрестке. Каждый из них признавался в любви, приносил копеечные подарки Наде, засохшие тортики, но жениться не предлагал. Кляня свою «судьбу-злодейку», мать порвала со всеми «придурками» и «сексуально озабоченными» и обратила всю свою энергию на дочь. Каждый божий день начинался с того, что Наде внушали, что она должна найти ТАКОГО, который не оставит ее (Надю) и старенькую (весьма спорный вопрос) маму. С 15 лет Надя начала искать. Поиски были построены по строго отработанному плану: хорошая семья, образование (а значит приличная работа) и, конечно, гражданство. Когда Наде стукнуло 18, она была уже пристроена.
Егор ей не нравился, но зато он забывал дышать, когда смотрел на нее. Все шло просто отлично. Егор хорошо зарабатывал и легко давал деньги Наденьке на карманные расходы. Через 2 месяца после знакомства он привел ее домой. Жил Егор со старшим братом. Родители его жили этажом ниже, но не сильно отягощали ребят своим присутствием. Надя стала полноправной хозяйкой. Но нельзя сказать, что она сильно занималась этим самым хозяйством. Готовила она исключительно для себя и занималась только собой.
Была она довольно хороша собой, по ее венам текла смесь разных кровей, и это делало ее внешность очень привлекательной. Мужчины оборачивались, когда она вышагивала по мостовой.
Надя была рада, что над головой есть крыша, что не надо слушать храп и капризы «вонючего старика», что Егор смотрит на нее и не может наглядеться. Все это было замечательно, но перед ней стояла еще одна проблема, которую предстояло решить. Надя хотела учиться. Зачем ей это было надо, непонятно, ведь с раннего детства ей внушали, что жить надо и можно за счет мужчин. Но... может быть она не была до такой степени испорчена, может хотела доказать что-то матери, а может хотела выучиться и стать независимой.
Разговор с Егором был короткий, он полностью одобрял и поддерживал идею с учебой, и, конечно, сказал, что все оплатит.
Надя вздохнула спокойно. Все проблемы были решены. Оставалось: терпеть Егора, давать матери кое-какие деньги и готовиться к поступлению на долгожданную учебу.
Но видимо не суждено было спокойно жить на казенных харчах. Егор сделал предложение. Неожиданно, без предупреждения. Обычно он, как маленький ребенок во всем советовался и спрашивал разрешения, а тут вдруг - БАЦ - и такой выпад. У Нади не было времени подумать. Но первое, что пришло ей в голову - это то, что она всегда сможет от него уйти, пусть он только оплатит учебу. И она согласилась.
Мать ее тоже не была против, более того так кинулась целовать и обнимать бедного парня, что тот даже несколько опешил. Создавалось впечатление, что он собирается жениться на маме, а не на дочке.
Дело было за малым, получить благословение других родителей. Приняли их чудесно, накрытый стол, много всего вкусного, и вся семья в сборе. Где-то в середине застолья Егор встал и сказал, что он собирается жениться. Надя тихо сидела и улыбалась. Но когда Егор закончил свою длинную речь о единственной любви его жизни, с другой стороны стола встал отец и сказал, что этого не будет.
Надя была убита тем, что ее - такую славную и самую лучшую - ЭТИ не хотят принять в свою семью. Она встала из за стола, аккуратно задвинула стул, громко послала всех и ушла.
Егор бежал за ней по лестнице. Кричал, плакал, умолял, но Надя ушла.
Конечно, если бы у нее не было запасного аэродрома, она бы никуда не делась, потом в душе была уверенность, что, даже если она уйдет, Егор все равно будет платить за ее учебу. Так Надя перекочевала из одной койки в другую.
Нового избранника звали Марик. Тут не было отдельной квартиры, но тоже были неплохие перспективы. Он так же, как и Егор, смотрел ей в рот. Его не надо было так сильно терпеть, он был симпатичней, но беднее...
Надя решила не повторять свою первую ошибку и первым делом стала искать общий язык с его родителями. Это было не так уж сложно. Дешевые подарки на праздники, пару раз уговорила маму что-то испечь, и вот они у нее как на ладони - готовы завтра назвать своей дочерью. Ее совершенно не смущал тот факт, что в небольшой квартире народу было полно. Она знала, что Марик копит деньги, а значит, сбудется ее мечта- свое собственное жилье.
Один мужчина даст ей учебу, другой - хорошее жилье, а потом можно будет поискать того единственного, с которым захочется создать семью. Но так, как она хотела, не получилось. Марик хотел от нее не только терпимости и безразличного секса, он жаждал любви. Но этого пока не заслуживал ни один. Четыре года она боролась с его привязанностью, жила за его счет, была членом семьи. Четыре года он пытался разбудить в ней чувства. Они расстались. Марик порядком ее достал. Пора было уходить.

Была ли это благотворительность? Или наглость, или нахлебничество? А может просто человек вертелся, как мог, делал все, чтобы выжить. Может, это воспитание сыграло такую корявую роль.
Есть уверенность, что цепочка мужчин-благотворителей никогда не закончится. Каждый будет самозабвенно отдавать то, что у него есть. А она будет принимать это как должное и будет каждый раз удивляться, если ей случайно не додадут, откажут. Ей! Такой, самой, самой...

Егор еще не женат, он полностью ушел в работу, и женщины мало его интересуют. Он пишет ей письма, просит вернуться, но ответа не получает. Каждый месяц он выписывает чек на ее имя и посылает на ее домашний адрес.

Марик стал пить, он считает, что в его жизни больше не будет такого высокого и прекрасного чувства. Надя не сходит с его губ. Он повторяет ее имя, она приходит к нему во сне.

Все же это была благотворительность. Но благотворительность иного рода, искренняя, любящая, настоящая, не требующая взамен ничего...