"Незаконные бойцы" или военнопленные?

Точка зрения
№8 (304)

На базе Гуантанамо содержатся 158 пленных, вывезенных из Афганистана. Среди них имеются граждане 25 стран Европы, Ближнего Востока и Австралии. Понятно, что иностранцы, сражавшиеся на стороне талибов, могли быть членами “Аль-Каеда”. По видимому, именно это обстоятельство побудило администрацию президента Буша отказать пленным в статусе военнопленных. Инициатором этого отказа явился министр юстиции США Эшкрофт при поддержке вице-президента Чейни. Министр Эшкрофт заявил, что пленные являются незаконными бойцами (unlawful combatants) и поэтому к ним нельзя применить правила Женевской Конвенции. Эту идею поддержал президент и министр обороны.[!]
Надо сказать, что г. Эшкрофт выглядит особенно жалким, когда ему приходится выбирать между юриспруденцией и подлаживанием под президента Буша. При этом он не окончил колледж на троечки, как президент, который не постеснялся признаться в этом во время посещения его Alma Mater - Иельского университета, и не был изгнан из колледжа за неуспеваемость, как вице-президент Чейни. Эшкрофт - профессор права, преподавал в юридической школе (институте) и даже является автором двух учебников по юридическим предметам. Однако это не помешало ему с пеной у рта защищать в Сенате США абсолютно непродуманное и юридически безграмотное постановление об учреждении “армейских комиссий” (трибуналов по делам террористов), а сейчас выступить инициатором отказа в присвоении пленным статуса военнопленных.
Решение президента Буша вызвало резкий протест в мире. Под прессом, в первую очередь западноевропейских критиков, министр иностранных дел Колин Пауэлл обратился к президенту с просьбой пересмотреть решение о военнопленных, проверить и определить персонально статус каждого из задержанных. Юрист президента г-н Гонзалес сказал, что решение министерства юстиции (т.е. г-на Эшкрофта) о неприсвоении статуса военнопленных окончательное.
Вопрос о статусе узников вызвал резкую дискуссию и в американской прессе. В редакционной статье в The New York Times было безапелляционно заявлено, что задержанные являются военнопленными. Такого же мнения и Кеннет Рот, председатель известной правозащитной организации Human Right Watch, который сказал, что если США применили в Афганистане винтовки, бомбы и солдат, они обязаны соблюдать правила войны, т.е. Женевскую конвенцию. Журналист Боб Кристофер считает, что если к пленным не будет применена Женевская конвенция, это может создать прецедент, который может оказаться опасным, если в будущем американский солдат попадет в плен к врагам. Совсем иного мнения известный своими правыми взглядами журналист Сефайр, который считает, что узникам нельзя присвоить статус военнопленных, ибо они принадлежат к террористической организации, и если к ним применить Женевскую конвенцию, то их нельзя будет допрашивать. (Женевская конвенция позволяет задать военнопленным вопросы только об имени, дате рождения и номере воинского удостоверения).
Резкие дискуссии в прессе, возможно и в администрации, поколебали мнение президента Буша. Отвечая на вопросы журналистов, президент дважды назвал узников “ prisoners” и тут же поправил себя, назвав их “detainees” (задержанные). Однако эти колебания не помешали президенту в конце заявить, что все они убийцы. В связи с этим мне вспомнился эпизод из новейшей истории Англии. Не помню точно, в конце 70-х или в 1980-х лорд Карриген назвал в парламенте задержанных подозреваемых преступниками. Парламентарии возмутились таким грубым нарушением принципа невиновности, и лорд Карриген лишился министерского поста.
Заявление президента до следствия и суда, что все задержанные убийцы, не вызвало бурю негодования в Конгрессе, оно почти прошло незамеченным в прессе.
Итак, кто прав? Считаю, что узники на базе Гуантанамо являются военнопленными, ибо все они принимали участие в военных действиях. То обстоятельство, что они одновременно являются бойцами, принимавшими участие в военных действиях и участниками преступной организации, не может влиять на их действительный статус - военнопленных. Согласно Женевской конвенции любой член вооруженных сил воюющей стороны, захваченный в плен противником, является военнопленным. Статус военнопленного может быть распространен и на другие категории людей, которые не подпадают под определение боец. Поэтому, по-моему мнению, определение, данное им министром юстиции Эшкрофтом “незаконные бойцы”, является юридически неправильным.
Вопрос о статусе задержанных имеет не только юридическое, но и очень важное политическое значение. Идет война между исламскими фундаменталистами и странами Запада, война фактически между новым видом фашизма и демократией. От исхода этой войны зависит судьба нашей цивилизации. Президент Буш намерен многократно увеличить расходы на вооружение и вооруженные силы. Однако, как показали многолетний опыт борьбы Израиля с террором и антитеррористическая военная операция США в Афганистане, армия непригодна для борьбы с террором. Президент Буш вступил в войну с талибами из-за отказа их руководителя Омара выдать Осама бен Ладена. Талибы разбиты, что само по себе чрезвычайно важно для афганцев и для всего мирового сообщества, но ни бен Ладен, ни Омар не взяты в плен, их местонахождение неизвестно. США выиграли войну с талибами, но пока проиграли войну с бен Ладеном. Наоборот, бен Ладен стал героем уличной толпы в арабском мире. Президент Сирии Башар Асад сказал в беседе с одним западным дипломатом, что поражение принесет бен Ладену 100 000 новых последователей, а победа - миллион. Чтобы уничтожить это зло, надо выиграть идеологическую войну, убедить народные массы, что фундаментализм не принесет решения их экономическим и социальным проблемам, а наоборот, закабалит их, как был закабален народ Афганистана талибами. Войну с фундаменталистами возглавляют США, и чтобы выиграть идеологическую войну, США в первую очередь должны думать о своем имидже в мире. Неприсвоение пленным статуса военнопленных и плохое обращение с ними даст лишний повод для ненависти и неуважения к правительству страны.
В 1945 г. во Львове был лагерь для военнопленных немцев. Старшее поколение помнит, как клокотала ненависть в наших сердцах после войны. Однако военнопленные не могли пожаловаться на плохое обращение, у них был специальный госпиталь и они не голодали, хотя в 1945 г. ощущалась нехватка продуктов для населения. Сталин, по-видимому, понимал, что военная победа недостаточна, надо позаботиться об имидже страны для внешнего мира.
Возвращаясь к вопросу о том, кто прав, я не могу не признать правоту и журналиста Сефайра, который озабочен необходимостью допроса членов “Аль-Каеды”, содержащихся на базе. Среди них могут быть как молодые люди, поддавшиеся усиленной промывке мозгов муллами и эмиссарами бен Ладена и ринувшимися в Афганистан сражаться за идею, так и настоящие террористы. Террористов допросить необходимо, а если США признают за ними статус военнопленных, допрашивать их будет нельзя.
Где же выход? А выход прост, подозреваемых военнопленных может допросить следователь, не подчиненный США.
Министр внутренних дел Саудовской Аравии обратился с просьбой к правительству США о выдаче ему свыше 100 (!) граждан его страны, содержащихся на базе Гуантанамо для допроса. Считаю, что эта просьба не должна быть удовлетворена. Граждане Саудовской Аравии являются самыми активными членами “Аль-Каеды”, они составили большинство среди исполнителей терактов 11 сентября. В американской прессе звучат обвинения по этому поводу в адрес этой страны. Поэтому не исключено, что следственные органы Саудовской Аравии могут либо постараться преуменьшить вину саудовцев, либо, наоборот, преувеличить, чтобы показать рвение и отмести подозрение, что правительство потворствовало “Аль-Каеде”.
Учитывая, что террористические организации имеются в разных странах, рассредоточить следствие в отдельные страны считаю неверным. Основываясь на моем многолетнем опыте работы адвоката по уголовным делам, считаю, что для руководства следствием необходим центральный следственный орган, который сможет пользоваться помощью следственных органов разных стран. Такой центральный следственный орган не может быть создан какой-либо одной страной или группой стран, он может быть создан только при Международном трибунале по терроризму с глобальной юрисдикцией, ордера на арест и обыск которого будут обязательны для всех стран планеты. Возникшая сейчас обструкция по статусу афганских военнопленных подтвердила необходимость создания такого трибунала. Если бы он существовал, у США не было бы необходимости нарушать Женевскую конвенцию и допрашивать военнопленных. Подозреваемые среди военнопленных могли быть выданы по ордеру трибунала его следственному отделу без нарушения каких-либо законов.
О создании Международного Трибунала я писала в статье “Нет - террору” (“Русский базар” от 22. 9. 2001 г.) в газете на русском и английском языках был опубликован текст петиции генеральному секретарю ООН Кофи Аннану и Президенту Бушу о создании Международного Трибунала для дел о терроризме. Под этими петициями только в Нью-Йорке уже собрано свыше 200 подписей. Международный Трибунал может стать важным подспорьем в борьбе с террором, который угрожает нам всем.
По вопросу петиций можно позвонить по телефону
(718) 743-1658


Комментарии (Всего: 1)

Здравствуйте!
Админ. Хотелось бы поговорить насчёт рекламы в вашем блоге. Если вы согласны, отпишите ваши условия на e-mail. Благодарю.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *