Айова

Америка
№1 (401)


Об этом штате мы были наслышаны на родине ещё в хрущёвские времена, когда Никита Кукурузный объявил сей знак панацеей от всех бед. Кукуруза волшебным образом должна была накормить всю страну мясом и молоком. И внедряли её с большевистской яростью от субтропиков Сухуми до морозоустойчивой Якутии.
А соблазнительным примером и выступил этот срединным штат, в котором советский вождь познакомился и подружился с фермером Гарстом. Толстенький, кругленький как колобок Никита, и долговязый, мускулистый американец колесили по полям, заглядывали в элеваторы и свинарники, взвешивали на ладонях литые початки... Визуально они представляли собой весьма забавную пару напоминающую Пата и Паташона. Умница Гарст воспользовался моментом и продал нашей стране солидную часть своего урожая.
Но знакомство с ним и его хозяйством имело для Советского Союза далеко идущие последствия, как положительные, так и отрицательные. Из всей этой эпопеи с поездкой на ферму Гарста мне особенно запомнился рассказ одного из журналистов о том, как Гарст предложил Хрущёву и его многочисленной свите проехаться по ферме. Никиту Сергеевича он усадил в свой автомобиль, а гостям широким жестом предложил сесть за рули десятка джипов на стоянке и самим поехать за ним следом. Никто не сдвинулся с места. Советских сановников всегда обслуживали казенные шоферы, и ни один из них не знал как управлять машиной. Надо было видеть удивленное и растерянное лицо американского фермера. И тогда по его команде десятки подростков, сыновей его рабочих, визжа от восторга ринулись на шоферские сиденья. Мелочь скажите. Но о многом говорит.
Ну, а если серьёзно, то есть в Айове и места совершенно не пригодные к жизни. Там ничего не растёт, говорят, даже змеи оттуда уползли. Эта часть так и называется «Bad Land». Первые белые колонисты прибыли в Айову из Франции. Это сказалось на названии столицы штата Де-Мойн, имеющей явно французское происхождение. Военный форт того же названия был заложен здесь в 1842 году, но по имени реки. Полагают, что имя свое форт получил от усеченного «Ла Ривьер де Мойн». Построили его официально для того, «чтобы взять под защиту федеральных властей местные племена сок и фокс». Ну, ну! Когда хлынул поток колонистов индейцев, как водится, загнали на бесплодные земли, в резервации.
Уже в ХХ столетии официальные власти принесли индейцам Айовы свои формальные извинения за действия своих предков. Но былого уже не вернуть!
Само название штата тоже имеет местные корни. На языке племени алконгинов оно означает понятие «между». Да, да, просто «между», ибо земли эти благословенные лежат в междуречьи Миссисипи и Миссури.
Вторая волна эмиграции была немецкая. Переселенцы селились отдельными колониями во многих местах сохранившимися до наших дней. Здесь проходил и «путь мормонов», которые двигались из Иллинойса в Юту, обуреваемые мечтой о создании своего религиозного государства.
В 1729 году здесь поселились сектанты-амиши, изгоняемые из Европы религиозной нетерпимостью. Уже несколько столетий они живут во многих штатах Америки сохраняя свои традиции, культуру, быт, религию. Их жизнь построена на началах добра, взаимопомощи, без насилия и вражды.
Амиши, при всей своей малочисленности, довольно заметная часть этноса Айовы и привлекает к себе обостренное внимание многих туристов. Амиши отказываются от многих видов государственной поддержки, они сами заботятся о своих престарелых родителях, не перекладывая этот тяжкий груз на плечи государства. Они не страхуют ни свою жизнь, ни имущество, уповая только на помощь Бога. Они спокойно обходятся без электричества, автомобилей и других примет современности. «Бог создал человека для работы на земле для того, чтобы вернуть ей то, что он у нее взял», - говорят они. Единственное, что они хотят от окружающего мира, это то, чтобы мир не вмешивался в их жизнь. Многие их жалеют, как же, живут примитивно, без удобств, работают тяжко... Не знаю, не знаю... Во всяком случае живут они в ладу с собой и Природой. Их продукты, взращенные по старинке, без химикатов, весьма популярны в стране и ценятся как здоровая пища. Быть в Айове и не заехать в их поселение Kalona значит многое потерять.
Рядом с амишами существуют многочисленные колонии немецких переселенцев. Самая большая - Амана, - расположена недалеко от городка Маскатин. Они строго хранят заветы своих предков, прибывших сюда из Германии. Бросаются в глаза добротные дома дома из красного кирпича сработанного по старым рецептам. Многим из них более 150 лет, но мсотрятся как новенькие. Здесь, в плодородной долине, выращивают пшеницу, кукурузу, сою и скот. Да, и скот выращивают, а не пасут: земля-то драгоценна.Колонисты практически сами перерабатывают свой урожай, выпекают хлеб, производят сыры, колбасу, ветчину...Все это мгновенно расходится, ибо всем известно высокое качество их продукции.
Но при всем том в Айове достаточно развита и промышленность. Толчок к ее развитию был дан в 1854 году с началом строительства железных дорог, которые связали города штата с Чикаго. В 1887 году немецкий эмигрант Джон Бопл построил фабрику по производству пуговиц. Делали их тогда из рогов. Но Джон пошел другим путем. Он стал выделывать пуговицы из перламутровых раковин, что в изобилии водились по берегам рек. Были они красивее и прочнее роговых. Вместе с сыном они создали новые машины для фабрики и мануфактура Бопла заняла ведущие позиции в стране. Фабрика эта работает и по сей день, бережно храня традиции, а музей пуговицы при ней привлекает к себе массу любознательных туристов.
Славна Айова, естественно, не только пуговицами. Крупная мукомольная промышленность покрывает потребности не только Айовы, но и соседних штатов. Всемирно известная компания Heinz производит здесь более 50 разновидностей кетчупа и консервированных овощей.

Не забыты и духовные потребности. Как принято в Америке многие разбогатевшие семьи делали щедрые подарки родному штату. Одна семья подарила госпиталь и картинную галерею, подбору картин в которой могут позавидовать многие музеи с мировым именем.
Особое внимание любителей искусства привлекает особняк в городе Маскатин, выстроенный в 1908 году известным архитектором Генри Зельдером и подаренный городу со всем своим содержимым. В нем бережно сохранилось всё от прошлых лет: ковры, люстры, картины, мебель, резьба по дереву, цветные витражи. На рождество дом декорируют старинными украшениями, а под елку ставят игрушки столетней давности. Барби может отдыхать!
В особняке можно послушать музыку в музыкальном зале примерно на 100 кресел. В центре большой концертный рояль и орган, купленный еще в 1921 году за баснословные по тем временам деньги - 10500 долларов. В нем 11 регистров и 731 труб разного диаметра. Можно воспользоваться коллекцией нот, состоящей из более чем 200 сборников классической и популярной музыки. В уникальной библиотеке, в сделанных по заказу стеклянных шкафах, хранятся первые издания книг, со многими авторскими дарственными надписями.
А как весело проходят праздники в Айове! На «Рождественские гуляния» высыпает обычно весь городок. Даже монахи важно шествуют...с гитарой а ля Высоцкий. Центр обычно закрыт для автомобилей. По традиции в каждом магазине посетителей угощают пирожными и сидром (вином из яблок). Вся выпечка должна быть домашнего производства.
В городе Маскатине, например, в галантерейном магазине устраиваются чаепития, на которые дамы являются в костюмах ХIX века. Смотрятся они изумительно. А вы говорите, глушь, глубинка!
Прозвище - «Штат Ястребиного глаза». Это в честь индейского вождя заключившего первый договор с белыми колонистами. Ястреб, кстати, изображен и на гербе штата.
Девиз: «Завоевывая свободу, мы будем оберегать наши права»