Читатели рассказывают...

Почта недели
№1 (401)

Уважаемая редакция!
Решил написать вам после прочтения статьи Брайяна Гира «И был у меня друг...»
Наркотики - страшная вещь. Знаю это не понаслышке, сам прошел через все круги ада. Правда, там, где я впервые взял в рот анашу, она была как спасение. Призвали меня в армию в 84-м, попал в Афган. «Дурь» помогала на время забыться, ведь то, что приходилось делать самому, наблюдать, что делали другие, с нашей и с той, «духовской» стороны, сводило с ума. А надо было выжить...[!]
Я уцелел, вернулся домой живой и невредимый, но от «травки» отказаться не смог. Мне, как и герою рассказа Брайяна Гира, тогда казалось, что легкие наркотики – ерунда. Как-то прочитал статью про американских ветеранов, которые после Вьетнама чуть ли не все повально ею баловались, на них даже не обращали внимания в студенческих аудиториях самых престижных и чопорных американских вузов. Патлатые рейнджеры курили «пот» во время занятий, и их не гнали из аудиторий. Со временем многие из ветеранов, говорилось в статье, вернулись к нормальной жизни, автор как бы убеждал читателей, что марихуана – это совсем не страшно, всего лишь один из грехов молодости. Жаль, что он не написал о тех, кто сгинул, не дотянув и до 30-ти. Таких ведь было тоже немало, кто пересел с травки и «колес» на героин и крэк.
Самое страшное для меня случилось потом, когда первый раз женился. Это ведь я, подонок, приобщил свою Таню к наркотикам, не мог себе представить, что она так быстро сломается и перейдет на что-то потяжелее. Причем узнал, когда она была уже в положении. Я не знаю, наркотики ли тому виной, но из роддома она уже не вернулась. Моего первенца тоже не удалось спасти.
Пережитый шок вернул меня к жизни. Я взялся за ум, выучился, стал программистом, слава Богу, не загубил до конца свои мозги. Но оставаться в России уже не мог. Я задыхался по ночам, просыпаясь от кошмаров: ведь «она» и «он» чуть ли не каждый день являлись ко мне во снах... Решил уехать в Америку, внушал себе: может быть, там, вдали от дома, душевная боль будет не такой острой. Не поверите, но понемногу я отошел, женился во второй раз. У меня растет сын, ему идет 11 год. Хороший парень, чуткий. Но недавно я чуть не тронулся мозгами, когда, собирая его вещи в ландромат, обнаружил в его кармане... марихуану. У меня потемнело в глазах, Боже мой, подумал я, неужели этот кошмар никогда не закончится?! Бить, кричать – это бесполезно. Кто может помочь мне и моему сыну?
Мне очень хочется верить в добрые намерения Брайяна Гира. «Я не имею права отпустить этого, да и любого ребенка в этот ад, который прошел В...», - пишет он.
Мне хочется поверить вам, Брайян. Я приведу к вам своего сына, к вашим коллегам, которые, хочется надеяться, выбьют дурь из его головы и помогут ему стать мужчиной. И пусть он не станет чемпионом, как Акмалжан Закиров или Курван Абдукадыров. Я надеюсь, что эти ребята и другие тренеры не дадут ему утонуть.
Сам я, признаюсь, с этой ролью не справлюсь. Плохой из меня наставник, даже для собственного сына. А парень не должен погибнуть. Иначе погибну я...
Сергей.