ТАК БЫЛА ЛИ ПРИЧИНА НАЧИНАТЬ ВОЙНУ?

Большая политика
№4 (404)

Два события последних дней заставляют нас серьезно усомниться в том, что основными причинами 2-й иракской войны было якобы обладание Саддамом Хусейном оружия массового поражения (ОМП), а также тесные связи между спецслужбами свергнутого режима и террористами «Аль-Каеды».
В четверг 8 января, выступая перед журналистами, госсекретарь Колин Пауэлл вынужден был признать, что несмотря на его прошлогоднюю речь в ООН, в которой он доказывал обоснованность вторжения в Ирак, четкими доказательствами, свидетельствующими о том, что эта страна действительно имела ОМП, он не располагает. Нет у него и фактов, свидетельствующих о связях диктатора с Осамой бен-Ладеном.
Однако эти слова главы американского внешнеполитического ведомства были лишь цветочками. Ягодками стало выступление бывшего министра финансов в администрации Буша-младшего Пола O’Нила на телеканале CBS в популярной программе «60 минут» в прошлый уик-энд. Последний заявил, при этом он продемонстрировал публике несколько документов (один с грифом «секретно»), что нынешняя администрация запланировала начать войну в Ираке практически сразу же после прихода к власти. Не после 11 сентября, а спустя несколько месяцев после инаугурации Буша-младшего, 20 января 2001 года.

Перед вторжением в Ирак сам президент, а также члены его администрации не раз и не два выступали с официальными заявлениями, обвиняя Багдад в наличии огромных запасов химического и биологического оружия. По словам вице-президента Дика Чейни, семимильными шагами развивалась и ядерная программа диктатора, реанимированная после поражения в первой иракской войне. Но вот американские войска победоносно завершили войну, и уже ничто не препятствовало как американским, так и международным экспертам подтвердить слова г-на Чейни. И что же?
В отчете, подготовленном командой, в которую входило 1200 специалистов во главе с американским экспертом Дэвидом Кеей, записано: «Несмотря на то, что Саддам Хуссейн не отказался полностью от своих амбициозных планов создания ядерного оружия, на момент вторжения американских войск в Ирак в стране не велись работы по его созданию, не делались попыткам приобрести соответствующую технологию или радиоактивные материалы».
Наиболее важной частью отчета стало заключение австралийца, бригадного генерала Стефана Микина, возглавлявшего Joint Captured Enemy Material Exploitation Center, входившего в комиссию Кея. В нем говорилось о том, что найденные алюминиевые трубы (администрация Буша очень надеялась, что они предназначались для строительства центрифуг для обогащения урана) – «безобидны» и не являются частью ядерной программы Саддама. Если диктатор и собирался использовать их в военных целях, то лишь в качестве корпусов для обычных ракет.
Неудивительно, что деятельность комиссии Кея после трех месяцев бесплодных поисков тихо свернули. Редко появляющийся на публике Чейни решил все же прокомментировать итоги ее работы, заявив, что «в ходе расследования были найдены доказательства нарушения режимом Саддама Хусейна резолюции СБ ООН №144». То, что слова вице-президента явно противоречили мнению Кея и Микина, экспертам было очевидно. Но даже неискушенный слушатель Чейни не мог не заметить, что вице-президент не привел ни одного факта о наличии в поверженном Ираке многотонных запасов газа VX, зарина, антракса и бубонной чумы, о чем он утверждал раньше. Нет никакого сомнения, что эти компоненты для создания химического и бактериологического оружия в свое время существовали. Причем к поставкам их в Ирак приложили руку и американские корпорации. На этот момент в частности указывает журналист «Вашингтон пост» Майкл Добс. В своей статье «Когда союзник стал врагом» в номере от 6 января прошлого года он пишет буквально следующее: «Администрации Рональда Рейгана и Джорджа Буша (старшего. – М.Т.) разрешили продажу в Ирак различных товаров военного и гражданского характера, включая опасные химические элементы и биологические вирусы, такие, как антракс и бубонная чума». Однако по мнению экспертов, ОМП, которое имелось у Саддама в конце 90-х, было уничтожено после его поражения в 1991 году.
Давайте теперь перейдем ко второму вопросу – связям режима Хуссейна с «Аль-Каедой».
Наиболее активным сторонником этой идеи был вовсе не президент Буш и не его министр обороны Дональд Рамсфелд. Первую и вторую скрипки в этом вопросе опять-таки играли вице-президент Чейни, а также считающийся главным вдохновителем вторжения в Ирак заместитель Рамсфелда Пол Вулфовиц.
После того как стало ясно, что собранные международной комиссией Кея факты не подтвердили наличия в Ираке развернутой программы по созданию оружия массового поражения, Чейни и Вулфовиц решили вновь начать активно проталкивать идею связей Саддама с «Аль-Каедой». Речь Чейни в передаче “Meet the Press” в сентябре 2003 года, пишет журнал Washington Motthly”, грешила столь явными натяжками, что даже президент Буш был вынужден заявить публично, что в распоряжении американских властей нет доказательств связи диктатора и «террориста №1». Хотя, спустя месяц, в октябре прошлого года, чтобы спасти лицо своей администрации, Буш подчеркнул, что у него нет сомнений в том, что подобные связи в той или иной форме имели место. Хотя и на этот раз не привел никаких убедительных фактов. Здесь уместно напомнить, что за год до начала войны в Ираке ФБР устами своего шефа г-на Мюллера несколько раз публично заявляло, что Саддам к событиям 11 сентября не причастен.
Конечно, багдадский режим помогал террористам, в частности, палестинским. Однако этим же грешили практически все арабские режимы, включая главного спонсора ХАМАСА - Саудовскую Аравию. Выходцами именно из этой страны, а также из Египта, еще одного «друга» США, были исполнители теракта 11 сентября. Найти таковых в Ираке оказалось довольно затруднительно, учитывая невозможность вести пропаганду в стране, правитель которой безжалостно расправлялся с исламской фрондой, усматривая в ней угрозу своей власти. Саддам хорошо помнил, чем кончил его сосед, шах Ирана.

И все-таки, какие же версии возможных связей Хуссейна и Бен-Ладена предлагали Чейни и Вулфовиц?
Первая – сотрудничество багдадского режима с Абу Мусабом аль-Заркави и его групировкой «Ансар аль-Ислам». Но как же обстояли дела на самом деле?
Американские спецслужбы в своей оценке данной версии отметили, что если какие-то связи и имелись, то они носили агентурный характер. Что это означает? А означает это то, что агенты саддамовских спецслужб проникали в ряды «Ансар аль-Ислам» с целью держать под контролем ее деятельность.
Американской разведке пришлось подтвердить, что президент Буш совершил ошибку, назвав аль-Заркави одним из главных подельников «террориста №1» в своей речи в октябре 2002 года.
Белый дом допустил другую неточность, заявив, что Саддам предоставил возможность организации аль-Заркави укрепится на своей территории. На самом деле ее базы находились в Северном Ираке, который контролировали курды и американо-британская авиация и куда армии Саддама вход был закрыт.
Вторым козырем Чейни являлась теория о связи багдадского режима с исполнителями теракта 11 сентября. В ее основе лежали утверждения, что представители саддамовских спецслужб встречались в Праге с Мохаммедом Аттой. Опираясь на эту информацию, Чейни заявил в декабре 2001 года, что «мы располагаем данными о связях Атты и людей Саддама».
И здесь прокол. В середине 2002 года после изучения многих тысяч документов эксперты ЦРУ и ФБР заявили, что они не нашли подтверждения тому, что в апреле 2001 года Атта был в Праге. По их словам, он не покидал территорию США.
Хотя руководство чешской разведки поддержало Чейни, большинство сотрудников этого ведомства с мнением начальства не согласилось, не желая подыгрывать Вашингтону. Чейни так и не смирился со своим поражением, продолжая настаивать на этой версии, о чем он и заявил в одном из своих немногочисленных прошлогодних телеинтервью, на этот раз в беседе с известным обозревателем телекомпании NBC Тимом Рассертом.
Третьей версией связей спецслужб Саддама и аль-каедовцев было утверждение директора ЦРУ Джорджа Тенета, что их представители могли встречаться в столице Судана, городе Хартуме в середине 90-х. Действительно, такие связи могли иметь место. Однако, как отметил в разговоре с заместителем главного редактора журнала New Republic Спенсером Акерманом бывший сотрудник американской разведки, пожелавший не называть своего имени, спецслужбы Саддама выполняли рутинную работу. Было бы очень опрометчиво с их стороны не попытаться наладить контакты с организациями, которые в той или иной форме могли угрожать самому Саддаму.
«Подобные связи - вовсе не то же самое, что совместные операции, - подчеркнул он, - ведь и американские разведчики пытались иметь уши и глаза в Советском Союзе, пытаясь склонить к сотрудничеству официальных лиц».
Как отмечает Washington Monthly, по имеющейся сейчас информации, после 1998 года даже хрупкие связи между агентами Саддама и «Аль-Каедой» были прерваны. Издание приводит слова двух видных представителей этой организации, арестованных и содержащихся под стражей, Халида Шейха Мухаммеда и его заместителя Рамзи бин аль-Шибха, считающихся основными разработчиками теракта 11 сентября. Оба заявили, что Бен-Ладен не имел никакого интереса к сотрудничеству с Саддамом.
Об этом же говорит, наверное, крупнейший на сегодняшний день специалист по «Аль-Каеде», Рохан Гунаратна, директор отдела по проблеме терроризма при расположенном в Сингапуре Институте по оборонным и стратегическим исследованиям.
После своих бесед с арестованными членами «Аль-Каеды», с сотрудниками спецслужб других государств, а также изучив огромный массив документов (в том числе и 251 видеофильм), которые оказались в его руках после падения режима талибов в Афганистане, он смог сделать однозначный вывод: связи Саддама и Бен-Ладена не имеют под собой никаких оснований. Более того, Осама несколько раз лично назвал Хуссейна «монстром, который не имеет никакого отношения к исламу». «Я не думаю, что между этими двумя людьми могли установиться не только какие-либо доверительные отношения, но даже робкие контакты», - считает Гунаратна.
И наконец последней версией, которую попытались использовать Чейни и Вулфовиц для доказательства связей багдадского режима с международным терроризмом, стал факт предоставления убежища в Ираке одному из исполнителей первой попытки взорвать Всемирный торговый центр в Нью-Йорке, Абдел Рахману Ясину.
По их мнению, сам факт пребывания этого человека «в гостях» у Саддама говорит о многом. Между тем находящийся в американской тюрьме подельник Ясина, Рамзи Юсеф, которому уже нечего было терять (он отбывает пожизненное заключение), не представил никаких доказательств этой версии, утверждая совершенно обратное.


Комментарии (Всего: 1)

Это достаточно добротный обзор на известных материалах. Ничего нового из него я не узнал. Думаю, что истинные причины войны достаточно очевидны но по понятным причинам администрацией не могут быть названы. Жаль, что автор не пошел дальше официозов и не сделал своих предположений. Получилось, что администрация дура - это было бы слишком просто.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *