НУЖНА ЗОЛОТАЯ СЕРЕДИНА...

Из штата в штат
№4 (404)

Ситуация с дисциплиной в американских школах волнует многих из нас, ведь в них учатся наши дети. Недавнее решение мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга выделить 12 учебных заведений с высоким уровнем правонарушений в особую группу – Dangerous Dozen – и прикрепить к ним 26 сотрудников городского полицейского управления, встретило поддержку у родителей и общественности. Кроме того, власти Большого Яблока заявили, что намерены еще больше поощрять так называемую zero-tolerance policy – политику жесткого реагирования на любые, даже самые незначительные нарушения дисциплины со стороны учащихся.
Между тем в последнее время все чаще приходится слышать критику в адрес zero-tolerance policy, и не только в Нью-Йорке. Увы, но в своем рвении и желании добиться порядка во вверенных им учебных заведениях, директора школ нередко перегибают палку, дискредитируя в глазах учащихся и их родителей предпринимаемые меры по укреплению дисциплины.
Многие из нас видели в новостийных программах сюжет, связанный с рейдом полицейских в одну из школ южнокаролинского города Гуз Грик. Копы прибыли в это учебное заведение, так как к ним поступила информация, что кто-то принес в школу партию наркотиков и занялся их продажей. Картина распростертых на полу подростков, среди которых ходили полицейские с револьверами наперевес, ничего, кроме шока, вызвать не могла. Можно было подумать, что среди детей затесались отпетые преступники, и полицейские, опасаясь за свои жизни, решили не рисковать. Ничего подобного, обычные мальчишки и девчонки, с которыми можно было обойтись не столь круто, даже если бы кто-то из них и нарушил закон. Если же это был заказной спектакль школьной администрации, то авторитета ей он явно не прибавил. Этично ли, спросим сами себя, применять по отношению к детям метод коллективного наказания?
Но одно дело – сигнал о наличии наркотиков, другое – желание перестраховаться или просто продемонстрировать, кто в доме хозяин.
В одной из флоридских школ учащегося отстранили от занятий только за то, что у него нашли рисунок, на котором один человечек стрелял в другого. Если принять во внимание, что дети видят по телевизору, в какие компьютерные игры сегодня играют, то подобное наказание за такой "проступок" по меньшей мере странно. Я думаю, что похожие рисунки можно найти у половины мальчишек из его класса.
Но это еще цветочки. В другой школе, техасской, от уроков отстранили подростка, который предложил свой ингалятор соученику, страдающему от астмы. Вроде бы стоило поприветствовать благородный поступок, помог однокласснику, оказавшемуся в беде. Но нет, действия подростка подпадали, оказывается, под запрет приносить в школу любые лекарственные препараты – один из пунктов программы по борьбе с наркотиками в данном учебном заведении.
Никто не спорит, что бдительность необходима, но ведь и с автором рисунка, и с подростком, отдавшим свой ингалятор товарищу, можно было поговорить в спокойной обстановке, не отстраняя их от занятий. Какую угрозу они представляли для окружающих? К сожалению, многим директорам школ удобнее не вникать в суть дела, не оценивать тяжесть проступка, а просто демонстрировать показную строгость. И в то же время, о чем мы сами писали уже не раз, действительно серьезные нарушения закона, сознательно утаиваются администрацией от полиции и общественности, дабы школу не зачислили в разряд опасных.
Я хочу, чтобы меня правильно поняли. Я не против жесткой политики по отношению к нарушителям дисциплины, и уж тем более к малолетним преступникам. Как любой отец, я бы не хотел, чтобы мой ребенок стал жертвой насилия, был избит или покалечен. Но одно дело – когда отстраняют от занятий юного драгдилера или подростка, принесшего в школу пистолет, другое – когда администрация начинает грести всех под одну гребенку, не желая делать различий между действительно серьезными преступлениями и незначительными нарушениями дисциплины и порядка. Да и можно ли к ним причислить рисунок стреляющего человечка или взятые в школу лекарства. Подобные действия администрации, позволю себе повториться, не способствуют укреплению дисциплины, они ее еще больше ослабляют. Дети ведь очень чутко воспринимают несправедливость взрослых по отношению к ним.
В начале января нынешнего года газета USA Today в своем редакционном материале привела данные министерства образования, связанные с исключениями из школы и временным отстранением от занятий за 2000-2001 учебный год. Так вот, этим дисциплинарным мерам наказания были подвергнуты 3 млн. учащихся. Ирония судьбы, пишет газета, но именно в тех штатах, где отстраненных и исключенных оказалось больше всего, уровень правонарушений среди подростков - самый высокий в стране! В этих же штатах самый высокий процент подростков, бросивших учиться. Эти факты говорят о многом.
Редакция USA Today – газеты, которую трудно отнести к либеральным изданиям, обращает внимание еще на один момент, связанный с zero-tolerance policy. Оказывается, и это видно из данных министерства образования, подростки, представляющие национальные меньшинства, чаще исключаются из школы или отстраняются от занятий чем белые. Даже если они относятся к одним и тем же социальным слоям и их семьи имеют одинаковый уровень материального благосостояния, делает вывод Рассел Скиба, один из руководителей Safe and Responsive Scholl Project (Индианский университет). Скиба отмечает, что сегодня практически отсутствуют серьезные исследования, из которых можно было бы сделать вывод об эффективности zero-tolerance policy. Сам ученый в своей работе Zero Tolerance, Zero Evidence указывает, что проанализировав ситуацию в ряде школ страны, он не получил подтверждения того, что применение суровых наказаний даже в отношении незначительных проступков улучшило дисциплину в этих учебных заведениях. Наоборот, подростки становились еще более неуправляемыми, когда убеждались в том, что к ним применяют меры, явно несоразмерные степени ими содеянного.
Те из директоров школ, кто понял это, отмечает USA Today, решили отказаться от жестких установок zero-tolerance policy, обратившись к более гибкой системе применения наказаний. За серьезные проступки к подросткам применяются суровые санкции, за незначительные - более мягкие. При этом администрация не умывает руки в ожидании ЧП, а старается помочь вызывающим беспокойство своим поведением учащимся, убеждая их взяться за ум. К исключениям или отстранениям от занятий прибегают лишь тогда, когда все методы убеждения себя исчерпали. В качестве успешного примера отказа от тотальной политики наказаний USA Today приводит Clearwater High School во Флориде, где число отстраненных от занятий или исключенных учащихся сократилось за последние четыре года на 65 процентов! В этой школе серьезно улучшилась дисциплина, резко уменьшилось число подростков, бросивших школу, подтянулась успеваемость.
Какая из двух систем лучше – вопрос, безусловно, дискуссионный. И я, не будучи педагогом (хотя и имею соответствующее образование), не призываю отказаться от одной из них и переключиться на вторую. Последнее слово за директорами школ. Но во всем должна быть золотая середина. Наказание не должно стать самоцелью, школа ведь не казарма, а место, где учат и воспитывают, но не муштруют. Не стоит об этом забывать...