ЗА СЧЕТ ЧЕГО ВЫЖИВАЕТ ГОЛИАФ?

Военное обозрение
№5 (405)

Отсутствие всеобщей воинской повинности ставит армию в очень нелегкое положение: пополнения катастрофически не хватает. Год назад мы уже обсуждали эту проблему в статье «Хватит ли сил у Голиафа?» в связи надвигающейся войной в Ираке и желанием американских военных вести боевые действия там, где, по мнению политического руководства страны, они необходимы.
Война в Ираке, по крайней мере, ее первая часть, завершилась довольно быстро. Однако обещанной вице-президентом Диком Чейни легкой прогулки не получилось: Багдад действительно взяли без боя, но в ответ местные инсургенты развязали партизанскую войну, которая уже унесла жизни около 500 американских солдат и офицеров, а затраты на нее составили по данным на 1 января 2004 года 180 млрд. долларов.
Ни у кого в стране не вызывает сомнений, что Соединенные Штаты увязли в Ираке всерьез и надолго. Даже такой ярый противник этой войны, как кандидат в президенты от Демократической партии Говард Дин и тот неоднократно заявлял, что, если ему будет суждено победить в ноябре нынешнего года, войска в Ираке останутся . «Если мы их выведем, - отметил он, - в стране наступит хаос, а к власти придут враждебные нашей стране элементы».
Между тем с пополнением армии дела обстоят довольно скверно. Настолько скверно, что командование сухопутных сил (U.S. Army), флота (U.S. Navy), а также авиации (Air Force), корпуса морской пехоты (Marines) вынуждено постоянно издавать приказы – “stop-loss orders”, запрещающие выход в отставку ветеранам или увольнение из армии контрактников. При этом следует подчеркнуть, что политическое и военное руководство, начиная войну в Ираке, отлично знало о существовании проблемы с комплектацией частей, в первую очередь, боевых. За 2002-2003 г.г. командование U.S. Army издало 11 “stop-loss orders”.
Благодаря этим распоряжением удалось оставить в строю более 40 тысяч солдат и офицеров, большинство из которых, как видно из просачивающихся в СМИ высказываний военнослужащих, с таким отношением к себе, мягко говоря, не согласны.“Stop-loss orders” использовались также и в частях «Национальной гвардии»: не смогли уволиться около 16 тысяч человек в морской пехоте, в авиации, на флоте - тысячи летчиков, морских пехотинцев и матросов.
«Эти факты свидетельствуют о том, - подчеркнул в интервью «Вашингтон пост» Чарлз Москос, профессор Northwestern University, известный эксперт по проблемам вооруженных сил, что наша армия слишком мала по своим размерам для выполнения того объема задач, которые ей предлагают решать. Но эту реальность почему-то не желают признавать».
Между тем военное начальство, столкнувшись с нехваткой кадров, делает все возможное, чтобы задержать в армии тех, кто уже находится в строю. Этот факт фактически признал генерал Питер Шумакер, ответственный за комплектование сухопутных сил.
Выступая на слушаниях в комитете Сената по делам вооруженных сил, армейский кадровик назвал цифру в 500 тысяч человек – столько солдат и офицеров сегодня находится на балансе U.S. Army. И это при том, что лимит, установленный Конгрессом для U.S. Army, составляет 480 тысяч солдат и офицеров. Превышение лимита на 20 тысяч вовсе не случайно, Шумакер и его коллеги хотят иметь, как говорится, «запас прочности», явно опасаясь, что завтра им придется ломать голову, кем заменить уволенных в запас. Некоторые из сенаторов заметили, что превышение установленных лимитов – это нарушение закона, но с Шумакера вряд ли за это взыщут. Кто-то же должен наводить порядок в Ираке и Афганистане, нести службу на американских базах, разбросанных по всему миру, от Японии до Киргизии.
А каково настроение тех, кого вынуждают сегодня забыть о «гражданке» и продолжать тянуть армейскую лямку не по своей воле.
«Я просто в бешенстве и чувствую, что мной пользуются как хотят, - не скрывает своего раздражения 42-летний ветеран ВВС Рональд Игл (в последний раз его призвали как национального гвардейца), беседуя с корреспондентом «Вашингтон пост» Ли Хокстадером, - в начале прошлого года я добровольно, по просьбе своего командира, остался в строю на некоторое время. А потом издали очередной приказ, запрещающий увольнения. Теперь под угрозой находится мой бизнес в Западной Вирджинии. Из-за того что срок моего пребывания в армии продлили, я потерял в прошлом году 45 тысяч долларов».
Получается так, говорит Хокстадеру другой его визави, сержант Питер Костас, что условия контракта должна соблюдать только одна сторона - мы, солдаты и офицеры, зато правительство вольно этого не делать. Недавно сержанту Костасу сообщили, что он сможет уволиться не позднее нынешнего лета – на год позже срока, оговоренного в контракте. «Я не могу сказать, что то, что вытворяют с нами – это скрытая форма призыва, - рассуждает военнослужащий, - но это откровенное нарушение условий контракта».
Конгресс принял закон о “stop-loss orders” сразу же после окончания Вьетнамской войны, как раз в те годы, когда в стране был отменен призыв.
Однако долгое время к ним почти не прибегали, возможно потому, что в них не было нужды. Первым министром обороны, который предоставил карт-бланш военным на использование “stop-loss orders” был Дик Чейни, работавший в администрации Джорджа Буша-старшего. Именно с его подачи практика применения подобных распоряжений начала широко применяться в войсках, если быть очень точным, с 1990 года, когда велась активная подготовка к первой иракской войне. Но особенно часто “stop-loss orders” армейское начальство стало использовать после 11 сентября, а также накануне и в ходе нынешней иракской кампании. Из самых последних “stop-loss orders” можно назвать зачитанный в войсках приказ от 13 ноября прошлого года. В нем тысячи солдат и офицеров, несущих службу в Ираке и Афганистане, уведомляются о том, что им придется подождать с увольнением до весны 2005 года. И это несмотря на то, что срок действия их контрактов истекает намного раньше.
Как отмечает «Вашингтон пост», в наиболее уязвимом положении оказались сегодня направленные в «горячие точки» национальные гвардейцы и резервисты. Многим из них увольнение откладывалось уже несколько раз, и когда они вернуться домой, знает, наверное, только Всевышний. «Лично я не верю ни в какие обещания, - возмущается житель Коннектикута Крис Уолш, чья жена Джессика, национальный гвардеец, была направлена в Ирак нести службу в военной полиции, - срок ее службы должен был закончиться уже давно, но все время переносится».
Вот за счет таких, как Джессика и тысячи других «сверхсрочников» поневоле, и выживает американский Голиаф...


Комментарии (Всего: 1)

С удовольствием прочитала несколько Ваших статей. Узнала много нового и полезного.Еще один повод задуматься. Спасибо Вам! <br>С огромной любовью и уважением, Альбина.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *