Иммиграция, миграция...

Из штата в штат
№9 (305)

Американцы – известные непоседы. Сколько существовали Соединенные Штаты, их населению всегда не сиделось на месте. И после того, как был освоен «дикий Запад», переселенцы не успокоились. Только теперь уже янки двигались в обратном направлении. И такое вот движение туда - сюда продолжается уже почти полтораста лет. Если же мы примем во внимание, а как не принять практически перманентную иммиграцию (хотя ее темпы то возрастали, то замедлялись), то вряд ли отыщется другая такая страна, где бы состав населения ее различных регионов претерпевал постоянные изменения. [!]
Свои слова я могу подтвердить ссылками на многочисленные источники. Но хватит и одного – последнее исследование федерального Бюро по переписи населения, озаглавленное так: Census 2000 Supplementary Survey (C2SS). Сделанные выводы, говорят его руководители, носят пока еще предварительный характер, более полную картину мы будем иметь не раньше лета. Нам же для выяснения демографической ситуации, сложившейся в США в последние 10 лет, вполне хватит и того, что уже выяснили ученые, опросив 700 000 семей.
В 90-е годы прошлого столетия в США из других стран иммигрировало 13 млн. человек, 73 млн. американцев по тем или иным причинам пересекли границы разных штатов.
Кто же, в основном, приезжает к нам из-за границы и кто мигрирует чаще всего из штата в штат, почему люди стремятся обосноваться в том или ином регионе? Ответим на эти вопросы по порядку.
Начнем с иммигрантов. Значительную часть новоприбывших составляют молодые люди, и в основе подбора места проживания (города или штата ) лежит вполне прозаический мотив: возможность жить там, где уже осели родственники, друзья или хотя бы имеется община выходцев из страны иммигранта или региона. Например, из Центральной Америки, Восточной Европы или Ближнего Востока.
Исследование C2SS подтверждает тот факт, что прилив новой «крови» благотворно сказывается на экономической обстановке регионов их оседания. Кроме того, иммигранты вносят значительный вклад в культурное разнообразие города или штата, избранных ими как место жительства. Противники иммиграции, как, например, известный политик Пат Бьюкенен, считают иначе, утверждая, что «нашествие» иммигрантов несет в себе чуть ли не гибель традиционных «американских ценностей». Тезис более чем спорный, учитывая природу американского государства, органически зависящего от новых и новых вливаний «крови» в его организм.
Безусловно, демографическая ситуация в некоторых штатах разительно изменилась за последние два десятка лет одной из наиболее масштабных иммиграций в истории страны. Самый характерный пример – Калифорния, где уже 1 из 4 ее жителей родился за пределами Соединенных Штатов. Тенденция для Калифорнии очень существенная - ведь еще не так давно прирост населения в «золотом» штате шел не за счет новоприбывших из зарубежных стран, а за счет миграции из других штатов. Если мы обратимся к современной истории этого штата, то увидим, что в 1960 году более половины его населения было рождено за пределами Калифорнии, но в США. Теперь же, отмечает на страницах журнала American Demographics Уильям Фрей, известный ученый, старший научный сотрудник Milken Institute, распространенная сентенция «Калифорния, вот я пришел» уже будет относиться к иммигрантам, но не к переселенцам из других штатов. Впервые за последние 100 лет число калифорнийцев, рожденных за рубежом, превзошло число тех, кто родился на земле «золотого штата».
Страхи Бьюкенена и ему подобных зиждятся не только на личной неприязни к иммигрантам, но и на основании демографических данных. Если в 1990 году новоприбывшие составляли более 10 процентов от общей численности населения всего в 5 штатах: Калифорнии, Нью-Йорке, Нью-Джерси, Флориде и Гавайях, то теперь таких штатов уже 15.
Выходцы из Мексики превалируют в трех штатах: Калифорнии, Техасе и Иллинойсе; доминиканцы, китайцы и индийцы – в Нью-Йорке; кубинские иммигранты – во Флориде.
В последнее время ученые и политики все чаще задаются вопросом: не перестал ли «переплавлять» условный котелок миллионы новоприбывших в настоящих американцев? Кажется, стращать сограждан Бьюкенен сотоварищи перестал. Не в силах поставить заслон иммиграции, защитники «американских ценностей» акцентируют внимание на языковой проблеме, подталкивая законодателей штатных легислатур, принимать законы против «двуязычия». Их применение на практике, например, в школьной системе, ограничивает систему обучения на двух языках, которая была создана для того, чтобы дети новоприбывших, еще не овладевшие основательно английским языком, могли слушать лекции по математике или физике на родном испанском, русском или креольском.
Лично я нахожусь в лагере тех, кто считает полезным сохранение системы «двуязычия» в школьной системе. Попробуй разберись в сложных тригонометрических задачах, физических или химических формулах, если тебя учат на языке, которой ты с трудом понимаешь! Увы, логика уступает страху, что иммигранты замкнутся в себе, и мы получим общины, живущие своей особенной жизнью.
С одной стороны, так оно вроде бы и происходит. Взять хотя бы нашу русскоязычную общину. Тут тебе и десятки газет и журналов на родном «великом и могучем», и телерадиостудии, и непрерывные концерты звезд эстрады с покинутой родины. Действительно, может возникнуть впечатление, что эти «рашен» живут в каком-то своем мире, лишь изредка выходя из него, чтобы заработать себе на жизнь. И так – у всех: у латинос, арабов, китайцев.
Конечно, это поверхностный взгляд на вещи. Да, согласно последним статистическим данным сегодня уже более 18 процентов населения Соединенных Штатов старше 5 лет говорит у себя дома на родном языке, а в Калифорнии таких даже 40 процентов (четвертая часть из них – испаноязычные). Проблема? Да нет здесь никакой проблемы в плане будущего. Эксперты C2SS подтвердили: если дети и говорят дома на родном языке, то вне дома они общаются преимущественно на английском. А значит, и воспринимают в своем большинстве культуру и традиции страны проживания, а не страны своего исхода, которая осталась во многом близкой, чего греха таить, их дедушкам и бабушкам, мамам и папам и даже их старшим братьям и сестрам.

Теперь о миграции внутренней
И в этом случае большинство переселенцев из штата в штат - люди молодые. К тому же еще и с хорошим образованием. Благодаря этим «внутренним» новоприбывшим, экономика штатов, в которые они переехали, получает сильный импульс: растет армия труда, молодые семьи нуждаются в домах, в значительно большем перечне услуг.
Как указывает Фрей, наиболее заметно присутствие мигрантов в штатах, в которых они не чувствуют себя чужеродными элементами, что позволяет и легче адаптироваться на новом месте, открыть бизнес, завести себе новых друзей. То есть быть как дома. В основном такое гостеприимство свойственно западным и юго-восточным штатам: Неваде, Аризоне, Колорадо, Вайомингу, Флориде, Джорджии, Южной Каролине и другим. В Неваде, например, 6 из 10 жителей родились в других штатах.
Зато на юге страны, среднем западе или северо-востоке численность как иммигрантов, так и мигрантов относительно невелика. В этих регионах много граждан пенсионного возраста, и, наоборот, удельный вес молодежи все время снижается. Штаты, которые здесь расположены, делают выводы эксперты C2SS, малопривлекательное место для «внешних» и «внутренних» новоприбывших.
Фрей отмечает, что многие его коллеги, занимающиеся изучением общественного мнения, по уже сложившейся традиции обращаются к этим штатам, как «типично американским». Но это определение им уже сегодня явно не соответствует.
Надо заметить, что картина перемещений постоянно меняется. Штаты, которые сегодня привлекают основную массу мигрантов, завтра могут начать их терять. Основная причина – экономическая. Именно она лежит в основе мобильности нации. Люди ищут лучшей работы, лучших условий жизни. Не получив их, вновь снимаются с места.