Третий путь президента

Тема недели
№9 (305)

На минувшей неделе президент Джордж Буш предложил свой план борьбы с парниковым эффектом на планете. Свой, ибо, как известно, Соединенные Штаты вышли из международного соглашения, предусмотренного Киотским протоколом.
Президент предложил вернуться к некоторым проектам строительства атомных электростанций вместо тепловых и пообещал налоговые льготы тем фирмам и корпорациям, которые добьются прогрессивных сдвигов в технологии производства и тем самым сократят выбросы вредоносных газов в атмосферу. По его расчету, за десять лет, к 2012 году, таким путем объем выбросов сократится на 18 процентов. Результат будет равнозначен выводу с американских дорог 70 миллионов автомобилей, загрязняющих атмосферу выхлопными глазами. Цифра эта получена чисто арифметическим подсчетом: по выкладкам президентской администрации, за десятилетие объем валового внутреннего продукта в стране возрастет на 30 процентов, а каждые 3 процента прироста должны сопровождаться снижением вредных выбросов на 1,5 - 2 процента.
Предложение Буша тут же подверглось ожесточенной критике. Газета «Нью-Йорк таймс» разом опубликовала аж три пространных материала, не оставляющих от плана камня на камне. Авторы подчеркивают, что этот документ продиктован не столько заботой об экологии, сколько интересами индустрии, в особенности энергетической. Приводятся высказывания ряда экспертов, считающих, что предложения президента только разогреют аппетиты промышленников. Глава Совета по защите природных ресурсов Дэвид Ховкинс опасается, что в итоге масштабы бесконтрольного использования угля, нефти, природного газа возрастут.
Обозреватель «Таймс» Пол Крюгмен в фельетоне «Экологическая эрзац-политика» выступает еще более решительно. «Опытный покупатель знает, - пишет он, - что на этикетке продукта нередко ставится ключевое слово, указывающее на отступление от стандарта - как правило, в худшую сторону. Если, скажем, вы видите обозначение «сырный продукт», то вам становится ясно, что это не настоящий сыр. В предложениях президента таким ключевым является слово «добровольно». Оно означает, что никто ничего делать не будет. Рассчитывать на высокую гражданскую сознательность менеджеров крупных корпораций нет никаких оснований!»
У нынешней администрации, пишет далее Пол Крюгмен, один подход ко всем проблемам, одна отмычка к любому замку - налоговые послабления. За пять ближайших лет их общая сумма, согласно экологическому плану президента, должна составить 4,6 миллиарда долларов, то есть меньше одного цента в день на каждого жителя страны. Маловероятно, что промышленники клюнут на столь жалкую приманку и начнут тратить деньги на дорогостоящие очистные сооружения или создание средств для использования солнечной энергии.
Расчеты президента основаны еще и на бурном развитии новой, постиндустриальной технологии. Действительно, наукоемкое производство и сфера услуг требуют меньше энергетических ресурсов, чем традиционная индустрия, и развиваются более высокими темпами. Но и традиционная экономика никуда не девается, без нее мы не обойдемся. Отдадим должное светлому оптимизму Джорджа Буша, его уверенности, несмотря на рецессию, в рост американской экономики на 30 процентов за ближайшее десятилетие. Вместе с тем нельзя не учитывать, что при таких темпах суммарный объем вредных выбросов обязательно увеличится, хотя интенсивность выброса с каждого промышленного объекта может и снизиться.
В объявленном плане, заключает обозреватель, нет ничего принципиально нового, такова стратегия нынешней администрации. Еще прошлой весной Дик Чейни безапелляционно заявил, что меры по сохранению окружающей среды неизбежно снизят эффективность производства. Теперь Буш убеждает нас, что такие меры приведут к потере миллионов рабочих мест. Практический результат объявленного плана, несомненно, будет нулевым.
В том же номере «Нью-Йорк таймс» опубликована подборка откликов европейских экспертов на предложенный президентом Бушем план. Приведем лишь некоторые. Французский эксперт Филипп Мюнье: «В добровольность исполнения этого плана поверить невозможно. Без угрозы соответствующих санкций со стороны государства он работать не будет. Проблема - глобальная, а не местная, ни одна страна не способна решить ее лишь своими силами. А теперь наверняка власти многих государств вправе сказать: «Почему мы должны что-то предпринимать, если Америка, страна побогаче нашей, не желает ничего делать?»
В Брюсселе представитель Европейской комиссии Аренкильд-Хансен тоже разочарована планом Буша и в связи с этим выразила надежду, что Соединенные Штаты все-таки вернутся к соглашению, подписанному в Киото. Примерно в том же критическом духе высказались эксперты Великобритании, Германии и Японии.
Справедливости ради надо отметить, что в самой Америке прозвучали голоса и в защиту президентской программы. При этом некоторые обозреватели указывают на то, что связь между ростом индустриальных газовых выбросов с глобальным потеплением климата научно, по всей форме, пока не доказана. Другие ссылаются на прохладное отношение ряда стран к протоколу, подписанному в Киото, - в большинстве государств это соглашение пока не ратифицировано. С какой стати США должны быть в первых рядах? Третьи вообще считают экологические проблемы абсолютно несущественными: надо жить, производить и богатеть, окружающая природная среда все выдержит, а не выдержит, так без нее обойдемся. И уж во всяком случае нет никакого смысла обращать внимание на критику из-за рубежа: президент бросил этим критиканам кость, для них достаточно, можно было бы и этого не делать.
Спор о взаимоотношениях человека с природной средой не нов. Тургеневский нигилист Базаров, если помните, говаривал: «Природа не храм, а мастерская». С той поры много воды утекло, а еще больше подверглось такому загрязнению, что ее и водой-то стало трудно назвать. Храм давно обжит, плотно засален и нафарширован технологическим оборудованием. Чистого воздуха, чистой воды и чистых продуктов питания на планете все меньше, а народу все больше. Ситуация в целом тревожная.
В принципе, существуют два пути для спасения. Один требует бережного отношения к оставшимся природным благам, умеренного аппетита в их потреблении, отказа от излишеств и роскошной жизни. Мир к такому вряд ли готов. Америка - тем более. Второй путь вроде бы более приемлем: найти технологические методы защиты от того зла, какой наносит окружающей среде цивилизация, в особенности индустрия. Иными словами, не отказываясь от употребления яда, одновременно принимать и противоядие. Путь трудный, связанный с огромными затратами не только на научные исследования, но и на создание соответствующего оборудования. Расходы эти никак не отнесешь к производственным. Наоборот, они лягут бременем на себестоимость основной продукции. Нежелательно, но и неизбежно.
Похоже на то, что нынешняя президентская администрация отвергает оба пути, избрав для себя и для страны путь третий, никуда не ведущий. Конечно, что бы кто ни говорил, объявленный план борьбы за чистоту атмосферы по сути своей не является ни планом, ни борьбой. Проблема пущена на самотек - пусть будет, как будет. Программа не то чтобы плоха, она - пуста. Рассчитанная на достижение чисто пропагандистских целей, она и этой задаче не отвечает, поскольку безо всякой на то надобности провоцирует усиление критики в адрес нынешних властных верхов страны.