Дети московских улиц

Родительское собрание
№9 (305)

В Московском бюро Международной организации труда (МОТ) недавно были обнародованы результаты исследования о положении детей, работающих на улицах Москвы. Исследования проводились в рамках ИПЕК- международной программы по искоренению детского труда. Эти данные стали тяжелым обвинением обществу, которое так старается сегодня выглядеть цивилизованным.
Уличные дети «добровольно» становятся рабами взрослых, которые жестоко эксплуатируют их труд.[!] И тем не менее они не хотят возвращаться домой. Законы и нравы общества сделали для них невыносимой жизнь в семье или детском доме. Ребята терпят издевательства работодателей, потому что у родителей и воспитателей было бы еще хуже. К таким страшным выводам пришли ученые с факультета социологии Санкт-Петербургского Государственного университета и Московской гуманитарно-социальной академии, которые при поддержке Международной организации труда в 2001 году исследовали положение работающих уличных детей в столице.
Годом раньше те же ученые провели подобные исследования в нашей северной столице. И в Москве они работали, учитывая опыт Санкт-Петербурга, который помогал им проникать в самые «закрытые» места, где они умудрялись поговорить с маленькими невольниками незаметно для грозных работодателей. Всего удалось опросить 1,5 тысячи детей.
«Оторванные от своих семей, лишенные крова и родительского внимания, эти дети становятся не только дешевой рабочей силой, но и легкой добычей криминального мира», - говорится в отчете об исследовании. Эксперты пришли к выводу, что в Москве таких детей около 50 тысяч. Эта армия юных добровольцев стоит у входа в преступный мир и ждет нашего решения: позовем мы их обратно или подтолкнем в руки бандитов, которые сделают из детей профессиональных проституток, торговцев наркотиками, воров и убийц.
- Более половины уличных детей Москвы… имеют свой дом и родителей, но жить с ними невозможно из-за жуткого пьянства, разврата и побоев, поэтому ребята утратили связь с семьей. Многие побывали в детском доме, но убежали из него, потому что на улице чувствуют себя лучше, - сказала мне руководитель Центра мониторинговых исследований социальных процессов факультета социологии Санкт-Петербургского университета Светлана Михайловна Снопова.
Вдумайтесь в это, господа взрослые: зарабатывать на жизнь проституцией (23 процента опрошенных), воровством и продажей наркотиков (27 процентов) для ребят лучше, чем жить с родителями (их имеют более 30 процентов проституток и противоправных) или с воспитателями детского дома. 64 процента этих детей родились в Москве, все они имели жилье и опеку взрослых, но убежали от их издевательств – улица стала их семьей и домом. До какой жестокости и низости дошло наше общество, выталкивающее своих детей в преступный мир!
Как дети находят для себя работу? Среди малолетних проституток только 30 процентов сами стали находить клиентов, а остальных научили этому взрослые. И среди детей, занимающихся воровством, лишь 40 процентов самостоятельно начали этот бизнес, а остальных обучили ему дяди и тети.
Общество вынудило детей заниматься самыми тяжелыми и унизительными видами труда. 10 процентов маленьких трудящихся Москвы занимаются проституцией, а среди работающих девочек интимные услуги приходится оказывать почти всем. 45 процентов детей, кроме основной работы, вынуждены попрошайничать и большую часть «заработка» отдавать взрослым, контролирующим этот бизнес.
- Даже при нашем, не очень углубленном опросе попадались малолетние торговцы наркотиками, которые, как правило, зарабатывают себе на дозу, - сказала Светлана Снопова. Трудящиеся дети могут со временем достичь высокого положения разве что в преступном мире, если не умрут от наркомании и СПИДа, не будут убиты в криминальных разборках и не пойдут «на запчасти» для богачей, которым надо заменять свои органы. А в обществе «честных людей» эти дети улиц не имеют почти никаких шансов на успех из-за катастрофически низкого образовательного уровня.
Опросы показали, что маленькие труженики, как правило, ходят в школу, но нередко становятся второгодниками и в девятом классе отстают в образовании от своих сверстников как минимум на два года. А среди малолетних проституток очень мало учащихся: только 20 процентов этих девочек сохранили хоть какую-то связь с образованием.
- Взрослые эксплуатируют их с самого раннего возраста – с 4-5 лет, - рассказала директор Московского бюро Международной организации труда госпожа Полин Барет-Рид. Они, как правило, вовлечены в очень тяжелую, опасную, вредную для здоровья работу. Например, 30 процентов всех опрошенных моют машины в любое время года независимо от погоды, пользуясь агрессивными реактивами. Дети работают по много часов каждый день (в среднем, 5-6 часов). Но, не смотря на это, ребят очень трудно вернуть в семью или детский дом (вернуться готовы только 13 процентов). Они не хотят менять свой образ жизни, на улице им все-таки лучше. Единственное, что они хотели бы получить от общества, это ночлежки. А остальное дети добывают сами.
Но госпожа Полин оптимистично смотрит в будущее. Она очень рада, что правительство России выразило готовность ратифицировать международную Конвенцию № 182 «О запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда». Правительство намерено обобщить информацию по этой проблеме на общенациональном уровне и, по мнению Полин, должно будет принять план действий: в основном, это будут профилактические меры.
Но меня, признаться, не очень убедили аргументы госпожи Барет-Рид. Я попросил ее дать сравнительный анализ детской эксплуатации в России и других странах. Она сказала, что подобная ситуация сложилась в некоторых странах Южной Америки и Азии, где детский труд эксплуатируется очень широко и в самых худших формах. Эксплуатация детей есть и в европейских странах, хотя там она ведется более «цивилизованно». А ведь эти страны подписали Конвенцию № 182 и вообще должны были отказаться от детского рабства! Но есть могучие силы, которые этому мешают.
И еще один аргумент. В средствах массовой информации появляются страшные цифры: в России сейчас от 3 до 5 миллионов беспризорников – как после Гражданской и Великой Отечественной войн.
В довоенное время в России очень успешно работали трудовые коммуны для несовершеннолетних, где воспитывались бывшие беспризорники. А современные школьники и воспитанники детских домов просто изнывают от безделья. Оно развращает их и заставляет искать «спасения» в уличном труде. Так может стоит нам вернуться к опыту Макаренко и других великих педагогов, которые трудом перевоспитывали даже самых «пропащих» детей?
Я спросил об этом госпожу Барет-Рид.
- Дело в том, - ответила она, - что на улице ребята могут заработать гораздо больше, чем в школе или детском доме. Как показал опрос, в Москве малолетняя проститутка имеет в среднем 735 рублей в сутки, не считая денег, которые она отдает взрослым организаторам. А мальчики, которых используют гомосексуалисты, получают до 3000 рублей (100 долларов) за сексуальный контакт. В современной России такие доходы дети никак не смогут получить ни при каких приемлемых формах работы. Поэтому надо быть очень реалистичными, рассматривая эту проблему с финансовой стороны. Некоторые родители предлагают ввести в России репрессивные меры против маленьких проституток и воров – направлять их в колонии для несовершеннолетних. Но позиция Международной организации труда совершенно четкая: это дети, а не преступники.
Позицию госпожи Полин разделяет руководитель международной Программы по искоренению детского труда (ИПЕК) в Санкт-Петербурге Алексей Бухаров. Из его выступления стало ясно, что он понимает свою программу в широком смысле слова: в России надо не только искоренять наихудшие формы этого труда, как требует Конвенция № 182, но и все виды детской эксплуатации. Необходимо сделать так, чтобы до 18 лет наши дети занимались только учебой.
Но извините, лично я не могу с этим согласиться. Ведь тогда мы вырастим поколение тунеядцев, ни на что не способных эгоистов? Они просто завидовать будут своим ровесникам, которые убежали из семьи и детского дома, начали работать с малых лет и к совершеннолетию стали самостоятельными людьми, крепко стоящими на ногах, в отличие от инфантильных сынков и дочек «заботливых» родителей, учителей и воспитателей.
Единственное, чем могут утешить детей современные педагоги, - это религия. В отличие от трудового воспитания, хождение с учениками в храм не запрещают руководители образования. Я знаю школьных педагогов и воспитателей детских домов, которые приобщили своих подопечных к вере. Маленькие развратники и драчуны, пьяницы и курильщики бросили свои пагубные занятия, начали молиться Богу и хорошо учиться. Но ведь это не снимает остроты социальной проблемы: когда исправившиеся дети выйдут из учебных заведений, они станут совершенно беззащитными перед жестоким обществом, которое не подготовило их к главному – к труду. Таким детям место разве что в монастыре, а не в каменных джунглях российских мегаполисов.
…Я читал сочинения детдомовцев, в которых они рассказывали о своих родителях. Боже мой, знали бы эти алкоголики, развратники и дебоширы, как защищают их чада, которых они бросили! «Мамочка (папочка), ты самая лучшая в мире, я очень люблю тебя, возьми меня отсюда…» Но их никто не забирает…
Федор Михайлович Достоевский писал, что все страдания мира не стоят одной слезинки ребенка. А у нас в стране проливаются реки детских слез! Это мы, взрослые, довели детей России до такого состояния. Не будет нам прощения ни в этом мире, ни в ином, если мы не вытрем слезы с заплаканных лиц. Только счастливые улыбки детей могут наполнить смыслом и радостью нашу временную жизнь, сделают нас достойными жизни вечной.