Читатель рассуждает...

Почта недели
№8 (408)

Уважаемая редакция!
Люди, когда им плохо, обращаются к своим близким, друзьям. А у меня в Америке никого нет, все остались там, в России. Потому и решил написать в газету, больше поделиться своими мыслями не с кем.
Во время первой чеченской войны, потеряв все свое имущество, дом, мы с женой бежали оттуда, где прожили всю свою жизнь. Поселились в Москве. Слава богу, было где и у кого остановиться. Когда в Москве были взорваны жилые дома, я сказал себе: надо сматываться за границу пока не поздно. Жена не захотела, мол, езжай сам, обживешься, приеду к тебе. Так я оказался в Израиле.
Гибель людей на улицах мирных городов, а не на поле боя уже стала в этой стране привычной: взлететь на воздух можно, где угодно – террор стал частью повседневности. Ужасно, что люди сами приучили себя к мысли: с этим можно жить. И люди живут. В Израиле я провел около года, своими глазами видел искореженные автобусы и куски разорванных тел на мостовых. Пытался привыкнуть ко всему этому, абстрагируясь от страшной действительности, но не смог. Может быть, потому, что я не израильтянин.
Перебрался в Нью-Йорк... чтобы стать через несколько месяцев свидетелем 11 сентября.
Посмотрите, что происходит в мире: террористических акций становится все больше и больше, природные катаклизмы (жуткие наводнения, сродни библейскому потопу, разрушительные землетрясения), новые болезни, грозящие нам массовыми эпидемиями – свихнуться можно.
Только в ужасном сне я мог себе представить, что война придет в Москву, что в столице России террористы станут брать заложников, взрывать бомбы на улицах города и в вагонах метро.
Что меня особенно поразило, когда я смотрел телесюжеты из Москвы, связанные с последним терактом в подземке, так это лица людей. Нет, не тех, кто пострадал, здесь все понятно: кровь и шок. Нет, меня поразили лица представителей органов правопорядка. В них сквозило какое-то равнодушие и безразличие к происходящему; лица дававших интервью бойцов МЧС, они рассказывали об увиденном во втором (взорванном) вагоне так буднично, как будто сталкиваются с этим ежедневно. Поразили и представители съемочных групп, прибывшие к месту трагедии: молодые люди, обмениваясь рукопожатиями, шутили, смеялись. В десяти шагах от них – горе, страшное горе, а им хоть бы хны...
Удивил и президент Путин. Вновь ничего не значащие угрозы в адрес Масхадова, надоевшие штампы и ни словечка соболезнования родственникам погибших. От него ведь ждали не только потрясания кулаками, но и сочувствия. Не дождались.
В страшном мире мы сегодня живем, может оттого и черствеют наши души, чужое горе не видим, чужие страдания не воспринимаем, думаем только о себе. Куда идем?
С уважением, Сергей П.