Читатель делится...

Почта недели
№9 (409)

Уважаемая редакция!
Если уже вы решили заговорить о собаках, посвятив этим животным целый разворот, то давайте продолжим разговор.
По статистике, в г. Нью-Йорке живет полмиллиона собак – огромное количество, хотя мне иногда кажется, что их намного больше.
Я любитель оздоровительного бега. Для этого встаю рано утром перед работой, чтобы размяться и получить заряд бодрости. Но вместо хорошего настроения нередко возвращаюсь домой злой как черт. И как же мне не злиться, когда во время бега приходится постоянно смотреть под ноги, чтобы не вступить, извиняюсь, в собачьи экскременты. Вы только бы посмотрели, в каком виде тротуары поутру, а по вечерам? Утром кучки дерьма хоть заметить можно, а когда стемнеет?
Скажете, мелочь, не обращай внимания, но когда за неделю несколько раз вступишь ногой в какашки, начинаешь поневоле закипать. Животное, конечно, не виновато, ему, как и человеку, надо справлять малую и большую нужду. На здоровье, но ведь обязанность хозяев, и это записано в законе, убирать за животными. Но многие из владельцев делают вид, что это их не касается. Сколько раз мне приходилось наблюдать: пес навалил целую кучу, а хозяин палец о палец не ударит, чтобы ее убрать - форменное хамство.
По роду своей деятельности приходится бывать в разных районах города, и я могу сравнить поведение владельцев собак, проживающих, например, в престижных районах, таких, как Вест-Сайд или бруклинский Бруклин-хайтс, и нашем Брайтоне с окрестностями. Состоятельным людям, проживающим в Манхэттене, почему-то не составляет труда носить с собой специальный совочек, не знаю как точно он называется, или, если его нет, подложить газетку и убрать кучку, завернув в кулек и выбросив его в урну. Что мешает нашим соотечественникам и их англо- или испаноязычным соседям поступать таким же образом? Недостаток воспитания, врожденное хамство, неуважение к другим людям? И первое, и второе, и третье.
Я как-то позвонил в департамент, инспекторы которого должны наказывать владельцев собак, не желающих убирать за своими питомцами. Можно ли, поинтересовался я, положить конец этим безобразиям? Делаем все, что в наших силах, ответили мне, однако у нас небольшой штат, человек двадцать на каждый «боро». Вот и судите о наших возможностях.
Написал в газету, потому что наболело. У меня все-таки теплится надежда, что хотя бы у части читателей «РБ», имеющих собак, проснется совесть, и они согласятся со мной: если вы взяли в дом животное, то вы и в ответе за него, в ответе за все его действия, ведь вы – хозяин.
И неужели вам, господа, кто склонен видеть во мне этакого брюзжазщего дядечку, не мозолят глаза кучи дерьма, которыми усыпаны наши тротуары? Неужели привыкли жить, пардон, по уши в этом «самом»?
Хочется верить, что мое письмо не станет гласом вопиющего в пустыне, что ко мне присоединятся и другие читатели.
С уважением, Ефим Циркин.