А БЫЛ ЛИ МАЛЬЧИК?

Шахматно-шашечный клуб
№9 (409)

Не так давно, гуляя по бескрайнему Интернет-полю, я натолкнулся на статью под заголовком «Шахматное творчество Набокова и Хармса в аспекте типов сознания» (//xarms.lipetsk.ru/ texts/sazc3.html). Название не могло не привлечь внимания, хотя о В.Набокове, его знаменитой «Защите Лужина», шахматных задачах немало уже было на страницах «Русского базара» (РБ, 111, 140, 158, 180-183). Благодаря новой публикации впервые появилась возможность познакомиться с игрой Набокова, его партиями.
Две незаурядные личности: Владимир НАБОКОВ (1899 - 1977) и Даниил ХАРМС (1905 - 1942). По мнению автора статьи, они, несмотря ни на что, «обнаруживают удивительные совпадения на уровне подсознания». Доказательство основано на анализе партий, сыгранных ими в 1927 году.
В начале статьи, видимо, для большей убедительности даны некоторые факты их биографий: «Набоков блестяще окончил Кембридж. Хармса исключили из Ленинградского электротехникума. Набоков эмигрировал в 1919 году, жил в Германии, США, умер в Швейцарии. Хармс всю жизнь прожил в Ленинграде, умер после второго ареста, в психиатрической лечебнице. При жизни Набокова вышло множество его романов, сборников рассказов и даже одна книга шахматных задач и стихотворений Problems and Poems, 1970. (Автор статьи совершает недопустимый произвол, рокируя слова . У Набокова - Poems and Problems. Исследователь творчества Набокова делает при этом неуклюжую попытку защитить великого писателя, оправдывая его решение тем, что сделано это, «видимо, не только в угоду собственному тончайшему слуху стилиста, но и сознательно или подсознательно». - Р.В.). Но, как говорится, дальше - больше: «Мы не узнали бы об этой встрече, если бы не запись двух шахматных партий Хармса и Набокова, хранящаяся в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки. Там же найден рисунок 1927 года с нерасшифрованной подписью, по которому нетрудно идентифицировать игроков».
На самом деле автор заблуждается, имея в виду, что на рисунке - герои его изысканий. Это широко известный рисунок, сделанный во время матча Капабланка - Алехин, Буэнос-Айрес, 1927. (см. Энциклопедическое издание книги В. и И.Линдеров «Короли шахматного мира», М., 2001, стр.160.).
Тем не менее обратимся к одной из приведенных партий. По понятным причинам психологические аспекты данного исследования мы опускаем.
НАБОКОВ - ХАРМС.
1.b3 Впоследствии дебютная схема, начинающаяся этим ходом, получила название дебюта Симагина-Ларсена, вытеснив ранее популярный дебют Сокольского (1.b4). 1... e5 2.Сb2 f6 Черные защищают пешку, но ослабляют при этом позицию короля. 3.e3 d5 4.с4 с6 5.d4 еd 6.ed Се6 7. Кс3 Сd6, организуя устойчивый центр. 8.cd cd Набоков вскрывает линию «с», надеясь захватить ее ходом Лс1 и создать давление на поле с7 ходом Кb5. 9.Сb5+ Kc6 10.Лc1 Kge7 11.Фе2?! Не лучше ли 11.Kge2, готовя рокировку. Набоков отстает от Хармса в развитии, и нападение на слона d6 поэтому несвоевременно. Ход ферзем оставляет пешку d4 без защиты. 11...Фd7 12.Фh5+?! Потеря темпа, лучше было 13.Кf3 и 0-0. 12...Сf7 13.Фf3 0-0 14.Kge2 Лас8 Когда белые возьмут на с6, черным придется бить bc, и, помимо изолированной пешки d5, которую атакуют конь с3 и ферзь, а также готовится атаковать конь с поля f4, у них образуется слабая пешка с6. Поэтому Хармс готовится брать на с6 ладьей, что, в общем, тоже неудовлетворительно. Следовало подумать о 14. ...Фf5. Набоков четко использует недостатки позиции черных фигур. 15.0-0 а6 16.Схс6 Лхс6?!
Хармс мог бы спокойно сыграть 16. ...Кс6, и если 17.Кd5, то черные элементарно отыгрывают пешку после 17...Сh2+ 18.Крh2 Cd5. 17.Кf4
Набоков перекрывает диагональ действия опасного хармсовского слона на d6, одновременно фиксируя уже третье нападение на пункт d5. 17... Cb8
Не лучший способ защитить пешку. Интереснее смотрелось 17...Лd8, и если 18. Ксхd5, то 18...Кхd5 19.Kхd5 Cхh2+ 20.Крхh2 Cхd5 с не худшей игрой у черных ввиду слабости белой пешки d4 и отличного слона d5. 18. Са3, связывая коня и вынуждая размен на f4. 18...Схf4 19.Фхf4 Кg6 20.Фf3 Лfс8 Хармс надеется организовать контригру по линии «с». Все же лучше было Лd8 и о завоевании центральной пешки черных Набокову остается лишь мечтать. 21.Ка4 b6, не пуская коня на с5. 22.Лс3 Кh4, чтобы отвлечь ферзя от нападения на d5 и попытаться перехватить инициативу. 23.Фg3 Kf5 24.Фh3 Ce6 25.Фd3 Фb7 26. Лfc1 Хармсу не удается перейти в наступление. Слон на е6, упирающийся в пешку, слабее слона а3, контролирующего диагональ а3-f8; ферзь прикован к защите пешек а и b; черные вынуждены обороняться. Но у них неплохие шансы на равенство: для этого нужно обеспечить защиту пешки d5 и разменять побольше фигур; разноцветные слоны в эндшпиле ведут партию к ничьей.
26...Лхс3 27.Лхс3 Лхс3 28. Кхс3 g6?! С разменами всего, что находилось на линии «с», партия, казалось, должна была приблизиться к ничьей. Но выясняется, что слон черных как не играл, так и не играет, коню, кроме как на удаленное поле d7, ходить некуда, да и ферзь не слишком активен. Все это делает позицию Набокова предпочтительнее, но при спокойной обороне черных четкого плана победы не видно. Хармс же вместо этого задумывает странный перевод коня непонятно куда, попутно ослабляя рокировку и даже подставляя собственного короля под матовую атаку.
29.Ке2 Кg7 30.Фg3 Белые угрожают захватить поле d6, создав угрозу мата на f8. Кроме того, белый конь стремится прыгнуть на f4. 30...Ке8 31.Кf4 Cf5 32.Фе3, нападая на коня и захватывая вертикаль «е». У черных нет защиты. Ферзь скован защитой пешки, слону не перекрыть линию «е» (32....Се4 33. f3), а если 32....Кс7, или 32....Кg7, то 33.Фе7 и Хармс в лучшем случае без пешки.
33...Крf7 34.Кхd5 Се6 (нельзя 34. ...Фхd5 из-за 35.Фе7Х) 35.Кf4 Кс7 36.Сd6 Хармс сдался. При любом отступлении коня теряется слон, а с ходом слона следует мат на е7. При любом другом ходе белые также легко побеждают, например 36....Фс6 37.Схс7 Фхс7 38. Фхе6.
Партия действительно интересная, но c кем все же играл Хармс? Есть основания сомневаться, что противником его был Набоков. И вовсе не потому, что ссылка на рисунок ошибочна. Как известно, покинув в 1919 году Россию, Набоков никогда туда уже не возвращался. Автор работы мог бы легко в этом удостовериться. Тем не менее он пишет: «Набоков тогда мало кому в России был известен, ни Хармс, ни Липавский (друг Хармса, сделавший запись партии. - Р.В.) не придали этому случайному знакомству никакого значения». Удивительно, как вообще эти материалы попали в архив Российской национальной библиотеки. Неужели эксперты, принимавшие рукопись на хранение, находились под воздействием постоянно декларируемых Хармсом слов: «Меня интересует только «чушь»; только то, что не имеет никакого практического смысла. Меня интересует жизнь только в своем нелепом проявлении. Геройство, пафос, удаль, мораль, гигиеничность, нравственность, умиление и азарт - ненавистные для меня слова и чувства».
О встрече с Набоковым нет и полслова в записных книжках Хармса, хотя все, что связано с шахматами, описано чуть ли не хронологически. Здесь находим мы и такие сентенции, вроде «когда два человека играют в шахматы, мне всегда кажется, что один другого околпачивает. И я до некоторой степени прав, потому что тот, кто проиграл, может считаться околпаченным. Особенно, если они играли на деньги. Вообще мне противна всякая игра на деньги. Я запрещаю играть в своем присутствии. Когда я вхожу куда-нибудь, где в тот момент ведется игра, все моментально стушевываются».
Надеемся, читатели выскажутся по поводу данной публикации, а пока...
Обратимся к нашему конкурсу «СТАРИННЫХ ЗАДАЧ».


Комментарии (Всего: 2)

Very interesting article!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Великолепная статья,глубокое исследование, четкая аргументация, образец публицистики, все подано элегантно и убедительно. Оценка - превосходно! <br>Ваш Игорь К., Израиль<br><br>Постскриптум: Спасибо, что есть окно, где можно высказаться

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *