ЕДИНСТВЕННЫЙ ШАНС

Оборотная сторона медали
№9 (409)

Все мы понимаем, что жизнь непредсказуема, но никто не знает, счастливый или несчастный случай ожидает нас за поворотом. Сегодня мы здоровы, а до завтра, как говорится, надо ещё дожить. Сегодня кто-то чужой нуждается в пересадке сердца или почки, а завтра этим больным может стать близкий тебе человек.
Но если в социологических опросах, проведенных в разных странах, большинство согласно с тем, что в случае смертельного исхода внутренние органы ушедшего из жизни человека могут спасти ещё живущего и стать такими донорами необходимо, на практике все оказывается сложнее.
По самым приблизительным подсчетам, более шестидесяти тысяч жителей Соединенных Штатов живут надеждой на пересадку донорского органа, и одиннадцать из них умирает каждый день, так и не получив свой шанс на спасение. И хотя количество людей, осознающих себя частью общества и желающих помочь ближнему, хоть медленно, но растёт, более половины родственников погибших отказываются помочь живым, стоящим в огромной очереди за почкой, сердцем или глазной роговицей. Поднимая этот разговор, врачи и психологи верят, что такое обсуждение - на страницах печати или в семье - поможет людям подготовить себя в случае необходимости сделать шаг навстречу тому, кого еще можно спасти.
Проблема нехватки донорских органов остро стоит во всём мире. И этим пользуются нелегальные торговцы человеческим товаром.
Хорошо налаженные маршруты контрабанды существуют не только внутри стран Азии и Южной Америки.
Комитет социального здоровья и семьи при Совете Европы в Страсбурге в июне прошлого года рассматривал ситуацию с нелегальной торговлей донорскими органами в странах Европы. В частности, в некоторых республиках СНГ, где люди, угнетенные нищетой, готовы в прямом смысле слова отрезать кусок от самих себя, картина выглядит удручающе. В последние годы, кроме слова «traffic», ставшего синонимом контрабанды, в криминальном словаре появилось новое сочетание «transplant tourism», когда богатого больного привозят в страну бедного донора или наоборот.
В докладе Комитета говорится, что в Западной Европе более 120 000 пациентов с больными почками находятся на диализе и 40 000 ждут пересадки почки. По срокам прогнозы не самые оптимистичные. К 2010 году срок ожидания операции по пересадке вырастет до 10 лет.
Растущий черный рынок донорских органов в Восточной Европе можно закрыть только одним способом: помочь выйти из нищеты целым регионам. Более всего в докладе шокируют унизительные цены, по которым люди жертвуют своим здоровьем: в некоторых странах СНГ это всего лишь три тысячи долларов за почку.
Взять хотя бы Молдову, где официальный уровень безработицы достигает едва ли не 50%. Неудивительно, что молодые люди, отчаявшись, идут на донорскую операцию. Преступная схема давно отлажена и работает как часы. Cреди бела дня эмиссары преступников - как правило, это женщины - ездят по деревням и рекрутируют бедных. Всё происходит втайне, и говорить об этом не принято. Обычно молодую жертву везут на самолете в Турцию, где и происходит операция. Клиентами могут быть больные из Германии, Австрии, арабских стран, России. Для сравнения - пересадка той же почки стоит на Западе не менее 150 тысяч долларов.
После того операции никому более ненужный донор выписывается из больницы и летит домой, где никакого медицинского ухода ему обеспечено не будет. То есть люди рискуют остаться инвалидами на всю жизнь.
В Азии дела обстоят не лучше. Ряд серьёзных скандалов, то и дело вспыхивающих в Индии, вскрыл, что в некоторых реанимационных отделениях, где люди находились на аппаратах искуственного жизнеобеспечения, врачи поднимали им давление и давали лекарства, улучшающие работу потенциально донорских органов. При этом общее состояние кровоснабжения мозга больного ухудшалось. Одним словом, некоторые невропатологи и нейрохирурги попросту пытались элегантно подтолкнуть пациента к краю, где диагноз «мозг умер» станет реальностью.
Далее госпиталю оставалось получить формальное согласие родственников на отключение больного от системы и доставку донора на стол к хирургу, тем более, что договор о донорстве подписан заранее, поскольку многим родственникам попросту не по карману дорогостоящий уход. Время от времени врача, ставшего участником такой подлой процедуры, мучают строчки из клятвы Гиппократа, но рутина и цинизм берут своё.
В частности, индийский штат Керала стал фабрикой по поставке донорских органов и местом газетных и судебных сенсаций. Доходило до того, что бедным и не очень грамотным людям, попавшим в больницу, давали подписать контракт, а потом, очнувшись после операции, пациент обнаруживал,что у него удалена почка: сам cогласился.
Под таким же давлением команды хирургов- «трансплантаторов», ожидающих за дверью, чтобы поскорее разделать пациента и заработать деньги себе и госпиталю, находятся врачи-реаниматоры из США и Австралии.
Например, оказавшийся в центре скандала доктор Р. Нигл из Swedish Covenant Hospital в Чикаго оправдывался, что подписал бумагу о том, что мозг пациента умер, под давлением хирургов. После того, как у молодого человека удалили почку, он «ожил», выписался из больницы и вернулся в колледж.
Австралийские реаниматоры говорят, что раньше в госпиталях отводили 48 часов на то, чтобы дать шанс мозгу восстановиться. Потом это время сократили до 33 часов. С наступлением эры «same day harvesting» пациенту дают 24 часа, а иногда и 12. Так что шансы вернуться с того света у тяжелых больных резко сокращаются.
Если даже в развитых странах жажда наживы (или пылкое желание помочь ожидающим донора пациентам) ведет к проявлениям бесчеловечности, то что говорить о Китае, в котором узаконена «разборка» на донорские органы преступников, приговоренных к высшей мере наказания. Их внутренние органы продаются в другие страны или раскупаются внутри страны. Неудивительно, что по приговорам такого рода Китай находится на первом месте в мире.
О странах Южной Америки, о коррупции власть имущих и нищете остальных сказано немало. О Мексике, где пропадают дети, а потом их обнаруживают с удаленной почкой, о Колумбии, где по тем же причинам бездомные пропадают без вести.
А что прикажете делать и без того убитым горем родителям из старой доброй Англии, которые буквально несколько месяцев назад обнаружили, что у некоторых из детей, по разным причинам скончавшимся в больнице, были удалены определенные внутренние органы без всякого на то разрешения. Cовсем недавно власти передали дело в суд.
К сожалению, ни от медицинских проблем, ни от нищеты миру сразу не избавиться. Само собой, этим должны заниматься экономисты и политики. Что же до решения такой насущной проблемы, как нехватка донорских органов, то у больных и близких им людей остается надежда не только на сознательность каждого из нас, но на ученых: биологов и генетиков. И о том, как может помочь людям наука, пойдет отдельный разговор.
КОГДА В ГЕНЕТИКАХ СОГЛАСЬЯ НЕТ
Несмотря на несовершенство природы, человеку грех на нее жаловаться. Она дала ему воображение, талант созидать и изменять мир, чтобы жить получше и работать подольше.
Но человек - не машина и, изнашиваясь, быстрому ремонту поддается далеко не всегда, да и пересадка донорского органа - дело дорогостоящее, сложное и не всегда успешное.
Неудивительно, что в последние годы сотни тысяч больных, ожидающих кардинальной врачебной помощи и замены органов, видят в работах генетиков и биологов одну из своих главных надежд. И если бы у ученых всё шло успешно, мы могли бы, оказавшисьу врача, получить следующее лечение.
Обнаружив, что печень на грани распада, врач берет стволовые клетки из спинного мозга и вводит их в зародыш овцы в утробе. Вскоре у ягненка, появившегося на свет, большая часть печени будет содержать ваши клетки, и тогда проблема пересадки и приживаемости такого органа практически решена.
Пока это мечта, но первые шаги по её реализации сделаны в университете Рино (Невада) группой биологов под руководством Е. Заджани. Несмотря на cомнения скептиков, ученый верит в человеко-животный симбиоз клеток в органах, предназначенных для будущего «ремонта» пациента. Более того, ученые из его группы уверены, что выращивание и пересадка целых органов, а не только их частей, cтанет возможной уже в ближайшие 10-15 лет.
Самая большая сложность в этом методе - превратить зародыш овцы в подобие ракеты-носителя человеческих клеток, которые будут умножаться и расти, сохраняя те же имунные свойства, что и печень пациента.
Время инъекций человеческих клеток в эмбрион животного должно быть выбрано точно: когда план развития зародыша уже сложился, а имунная система ещё не способна отличать свои клетки от чужих, человеческих.
Некоторые английские ученые относятся к этой идее с недоверием, поскольку опасаются попадания инфекций от животных в организм человека. Да и патентное бюро США вряд ли примет патент на любое соединение и комбинацию «человек-животное».
Любопытно, что весь научный проект начинался как идея лечения больного человеческого эмбриона прямо в утробе матери. Биологи собирались делать генетическую коррекцию, вводя в человеческий зародыш здоровые клетки человека. Позже направление работы изменилось в сторону выращивания человеческих клеток и животно-человеческого органа внутри донора. Уже сейчас до 15% клеток в такой овце могут быть человеческими.
Cам Е. Заджани считает, что в будущем выращивание в овце человеческой печени - задача вполне реальная.
После инъекций человеческих клеток в эмбрион животного у последнего обнаружился и интенсивный рост сердечных клеток человека. Как знать, может быть, и часть сердца человека внутри овцы можно будет выращивать и позже пересаживать пациенту.
Уже не первый год идут споры о клонировании человека и об этических нормах, с этим связанных. Например, если человеческих клеток в мозгу и теле овцы будет много, этично ли её убивать?
Несмотря на осуждение самой идеи клонирования человека религиозными институтами и правительствами ряда стран, Организация Объединенных Наций небольшим большинством голосов постановила отложить до 2005 года рассмотрение и этическую оценку клонирования.
Клонирование детей было осуждено единодушно как неэтичное и опасное. Что касается так называемого терапевтического клонирования, когда выращенные части тела или клетки будут лечить заболевших людей, то здесь мнения разделились.
Cторонники рисовали перспективы лечения диабета и болезни Паркинсона, а скептики, среди которых были те же люди, что выступают против абортов, говорили, что убивать зародыш человека, чтобы спасти такого же, уже живущего, неприемлемо.
Многие генетики верят в терапевтическое клонирование, потому что оно спасет миллионы человеческих жизней, и в его поддержку выступили Англия,Франция, Германия, Япония, Китай.
Лучше не принимать никакого решения, чем ошибочное - к такому мнению пришли в ООН после долгих дебатов. Так же думают и ученые, которые верят, что прогресс - шаг за шагом - всё равно победит.
В настоящее время большинство клонированных животных имеет сердечные проблемы. По этой и по религиозно-этической причинам клонирование запрещено в 30 странах. Но мир велик, и, к счастью, ученым есть, где работать.
Важную страницу в терапевтическом клонировании открыли на днях генетики из Южной Кореи. Они создали 30 клонированных человеческих эмбрионов, которые дали рост. Также они доказали, что эти клетки могут развиваться, превращаясь в будущем в различные ткани.
В эксперименте участвовало 242 яйца и столько же клеток, взятых у женщин-доноров. Но в результате только один эмбрион уцелел. И все равно это значительный шаг вперед. Ведь до недавнего времени многие оспаривали саму эту возможность, а заявления о клонирования человека различными группами ученых и одиночками из Италии, США и Швейцарии не подтверждались или оказывались блефом.
Пока у ученых нет ясного объяснения, почему у южнокорейских учёных получилось то, что не получалось у всех остальных, хотя методика была идентичной. Но в любом случае до экспериментов с человеком, до его генетического лечения и получения клонированного близнеца пока ещё далеко.
Большинство людей справедливо полагает, что биология будет такой же значимой наукой для ХХI века, как физика была для ХХ. И как это всегда бывает, решения и ответы на планетарные и вселенские задачи находятся на молекулярном и клеточном уровнях. Эти силы способны сворачивать горы, лечить неизлечимо больных, накормить голодающих. Может быть, и мы станем свидетелями исторических открытий, и впереди нас всего каких-нибудь двадцать, тридцать или сорок лет, «которые потрясут мир».