ЭТИ ГЛАЗА ПОВСЮДУ

Тема номера
№10 (410)

Двадцать лет назад несколько европейских социологов выставили на обсуждение свою схему отношений “общество-правонарушитель”, которую назвали “теорией разбитого окна”.
Идея была проста и заключалась в том, что органы правопорядка и общественность должны немедленно реагировать на любое нарушение норм социального поведения и наказывать за это. Потому что безнаказанно разбитое окно сегодня может завтра превратиться в чью-то разбитую голову.
Идея внедрения в массовое сознание неотвратимости наказания за проступок была взята на вооружение японской полицией, и результаты были вполне обнадеживающими.
Позже, став мэром Нью-Йорка, её внедрял Рудольф Джулиани. Усилив страх наказания тем что дал полиции много прав, он делал ставку не только на профилактику, но и на применение силы. Конечно, убийство и порча имущества граффити - вещи разные, говорил мэр, но нетерпимость должна быть проявлена в полной мере к тому и другому.
Результат его работы известен: в 90-х годах преступность в Нью-Йорке снизилась на 56%, в то время как в других городах - только на 2%.
События последних лет изменили подходы к обеспечению безопасности граждан и борьбы с преступностью. И если раньше в США количество видеосистем, присматривающих за порядком в административных зданиях и общественных местах, значительно отставало от стран Европы, то сейчас ситуация меняется.
Следящие системы - скрытые и подчеркнуто открытые камеры наблюдения устанавливают повсюду. Хотите верьте, хотите нет, говорят борцы за неприкосновенность личной жизни (рrivacy) и защитники гражданских прав, но вы живете “под колпаком.”
Представьте, что вы припарковали машину на стоянке перед публичным зданием или огромным магазином. Если вы задержитесь на стоянке, встретив друзей, сигнал неслышной тревоги включит телекамеру слежения. Вас уже снимают, и вам решать: улыбаться в камеру или нет. Я не сержусь, сказал священник из Северной Каролины, хотя на автомобильной стоянке меня арестовывали дважды. Оно и понятно: я чернокожий, а машина у меня – шикарная.
Сегодняшняя система близкого обзорного телевидения (ССTV) пополняется последними технологиями. Причем новинки и их испытания проходят быстрее, чем правовые и этические оценки наблюдателей.
Многие задают вопрос: когда американцы жалуются, что не чувствуют себя в безопасности, надо уточнить, что они имеют в виду: угрозу теракта или чувство того, что находятся значительную часть дня под контролем.
Проблема озвучивается просто: готовы ли люди поступиться во имя безопасности частью свобод, и если да, то в какой степени.
К сожалению, были случаи, когда полицейские и официальные лица использовали доступ к видеоинформации в грязных целях.
Один из таких людей, работающий в Вашингтоне, выслеживал и снимал женатых мужчин, посещающих гей-клубы, а после шантажировал их. Скандальную огласку получила история о полицейском, который, познакомившись с женщиной через Интернет, раздобыл о ней информацию и, пользуясь видеоаппаратурой, выслеживал и преследовал её. Легко войти в ваш компьютер и контролировать вашу жизнь. Сама возможность подобных вещей, а не реальность пугает многих..
В апреле этого года в Нью-Йорке организация International Privacy – Международная организация охраны прав личности вручит правительству США ежегодную антинаграду “Большой Брат “ под девизом “За вторжение в личную жизнь граждан”. Награда – статуя, выполненная по мотивам книги Д. Оруэлла “1984”, присуждена коллегией – адвокатами, академиками, активистами по правам человека.
До этого церемонии награждения проходили в Англии, Франции, Бельгии и других странах. Антиприз в форме ноги, топчущей голову человека, присуждается американцам в пятый раз. В своё время его получали ФБР и Национальное агентство безопасности, компании "ДаблКлик", "ТрансЮнион" и "Майкрософт".
“Настоящая” премия, вручаемая чемпиону по невмешательству в личную жизнь, носит имя Л. Брандайса, члена Верховного суда США, которого называют отцом закона о праве человека на неприкосновенность личной жизни.
Сторонники борьбы с преступностью и терроризмом занимают в этом противостоянии сторону властей. Мы регулярно бываем в публичных местах, говорят они, и на нас направлены тысячи глаз. Почему среди них не может быть глаз сотрудников полиции?
Директор института технологий и систем безопасности М.Уотис полагает, что в новых условиях нужен единый проект по обеспечению безопасности страны. По его мнению, важно не только объединить усилия конкурентов в создании защитных и распознающих электронных систем. Нужна группа экспертов, не зависящих ни от ученого мира, ни от правительства, которая будет давать этическую и правовую оценку изобретению и его влиянию на личную жизнь каждого.
Последние новшества видеоконтроля и в самом деле могут показаться вторжением в личную жизнь человека:
Мало того что камеры компании "Визионик" из Нью-Джерси смогут читать и распознавать лица пассажиров, прибывших в аэропорт. Они будут сравнивать их с данными людей, находящихся на подозрении или в розыске. Вскоре в эти системы будут вводиться программы, реагирующие на “нестандартных” пассажиров (например, взявших билет в один конец или группы молодых людей, проживающих по одному адресу).
Как средство борьбы с терроризмом это звучит обнадеживающе. Но сторонники privacy считают, что отсюда – всего один шаг до введения в базу данных информации о последних авиаполетах каждого гражданина, его кредитной истории и так далее.
В скором будущем, говорят они, не успеет человек войти в магазин, как менеджер, заглянув в компьютер, cможет узнать, что у него в кармане и где он живёт.
А вот еще новинка: сканер размером с телефонную будку, который может обнаружить спрятанные под одеждой оружие и взрывчатку . Правда, части тела человека тоже будут видны при сканировании, что, разумеется, не приводит в восторг женщин-пассажирок.
Ученые из Сан-Диего разрабатывают специальные сканеры, помогающие распознать потенциальную террористическую активность в толпе.
Оптиками из Массачусетса создается установка для дальнего распознавания “свой - чужой” по походке и жестам человека. Она будет устанавливаться на военных базах и особо важных объектах.
Уже больше года в Вашингтоне работает Объединенный оперативный командный центр, оборудование которого стоило семь миллионов долларов. На двадцати больших экранах перед сотрудниками проплывает жизнь столицы.
Под неусыпным контролем находятся не только Капитолий, Белый дом и памятник Д. Вашингтону, но и важные перекрестки и здания города, что значительно облегчает полицейское патрулирование. В центре работают полиция, спецслужбы, работники таможни и береговой охраны
“Глаза“ центра имеют обзор в 360 градусов и могут укрупнять объект в 176 раз.
Так, камера, установленная в Вашингтоне, может четко видеть диспетчерскую башню аэропорта им. Р.Рейгана, находящуюся в двух милях от неё.
Совершенствуя оборудование и методы наблюдения, американские службы перенимают опыт своих израильских и английских коллег.
Надо сказать, что и до событий 11 сентября Англия опережала в этой области все страны мира. Да и сегодня англичане тратят до 450 миллионов долларов в год на производство и обслуживание средств видеослежения.
Только в лондонском метро установлены четыре тысячи видеокамер. Более четырех с половиной тысяч видеополицейских контролируют скорость на дорогах.
Общее количество камер наблюдения в стране оценивают в два с половиной миллиона. Говорят, что средний англичанин, живущий в Лондоне, может до трехсот раз в день оказаться заснятым.
Противники дорожной видеополиции, постоянно дышащей им в затылок, говорят, что статистика штрафов за превышение скорости выросла, однако и статистика смертности в дорожных авариях растёт. Так что это скорее мера по отъёму денег, а не реальное средство борьбы за безопасность движения.
Неспроста английские шутники окрестили видеокамеры оружием массового преследования, и при каждом удобном случае хулиганы разбивают или срывают их, зацепив тросом, прикрепленным к машине.
Но сколько бы не твердили, что видеокамеры – всего только средство психологической поддержки населения и давления на психику преступников, реальных результатов от неё немного. Жители Южного Бронкса или Восточного Нью-Йорка, где обстановка криминогенная, благодарны властям за установку видеоконтролеров. И хотя в полицейских участках вызывает улыбку коллективное письмо жителей улиц, прилегающих к Вашингтон-сквер в Манхэттене, c просьбой установить в этом парке видеокамеры, кто знает, может быть, наркоторговцы, продающее зелье студентам университета, завидев камеры, начнут обходить сквер стороной.
Спор о новых для нас условиях существования в новом веке продолжается.
Где кончается забота и охрана человека и начинается слежка и вторжение в его жизнь? Можно ли жить в стеклянном доме, не замечая того, что он - прозрачный?
Для многих русскоязычных читателей, выросших в полицейском государстве, с которого Оруэлл и писал свою антиутопию, такое неотступное, но невидимое внимание властей на фоне борьбы с терроризмом кажется пустяком.
Конечно, в спорах легко можно дойти до парадокса: заявить, что, во-первых, честным людям бояться нечего, во-вторых, в прозрачном обществе намерения тех, кто хочет использовать эту информацию во зло, будут для окружающих тоже очевидными.
И все же ближе к вечеру, окончив работу и споры, человеку необходимо опускать шторы на окнах и принадлежать своим близким и самому себе.