ДОМ, В КОТОРОМ МЫ ЖИВЕМ

У каждого свое хобби
№12 (412)

Коллекционерам, о которых пойдет речь, не приходится выезжать на аукционные распродажи произведений искусства, рыскать по антикварным лавкам, ездить в сафари, чтобы подстрелить своего «главного» льва. Вместо этого их ждут нескончаемые дороги, пыль провинции и захолустья, ночлег в случайных стенах, встречи с тысячами необычных людей. Приезжая домой, они отсыпаются, разбирают трофеи - и снова собираются в путь. Богатства, собранные ими, не оценишь в валюте. Коллекции их будут жить долго, пока живёт народ. Мы хотим рассказать о хранителях, точнее, хранительницах национальной культуры, собирательницах фольклора. И хотя коллекционирование многие считают занятием не женским, но и на этом поле женщины все чаще становятся с мужчинами вровень.
Иногда человек открывает для себя народное искусство в детстве и остается с ним на всю жизнь. Порой, достигнув зрелого возраста и став жизненно мудрым, человек ощущает потребность в возвращении к истокам - к народным песням и обычаям. Можно объяснять это по-разному: биологическими процессами или вспышками генетической памяти, которая нас догоняет - одних раньше, других - позже.
Влияние народной культуры на каждого из нас внешне незаметно. Но подобно подводному теплому течению, фольклор делает климат каждой страны более благоприятным.
В 1976-м в год двухсотлетия Соединенных Штатов, Конгресс определил фольклор как выражение культурных традиций и обмен ими различных групп без всякого вмешательства со стороны и получения от этого прибыли.
В спектре самовыражения своего народа существуем и мы c вами: краской в палитре, голосом из хора. И наш образовательный уровень и жизненный опыт здесь ни при чем.
Культура многонациональной страны - это неуправляемый процесс с тысячью неизвестных, и расхожая формула, определяющая Соединенные Штаты как плавильный котел, где смешиваются десятки этносов, во многом справедлива.
Натали Куртис была не только исследователем индейской культуры и обычаев, но стояла у истоков изучение истории афроамериканской истории, этнической музыки и фольклора. Пользуясь знакомством c президентом CША Теодором Рузвельтом, однажды она привезла к нему в резиденцию на Ойстер-Бей, Нью-Йорк, вождя апачей, Пелиа, с петицией о защите прав индейцев. В другой раз на ланче в Белом доме в присутствии американского высшего света она исполнила индейскую песню. Нелишне вспомнить, что это происходило в начале двадцатого века, и вопрос о равенстве всех рас и народов на повестке дня ещё не стоял.
Известная писательница и музыкант из богатой нью-йоркской семьи, Н. Куртис имела счастливую возможность в голос говорить о важности сохранения культуры индейцев. Именно она ввела определение «native americans» - коренные американцы, которое стало понятием современной культуры.
В 1910 году в своей книге она процитировала слова вождя одного из индейских племен: «Белые люди проводят половину жизни для того, чтобы приобрести вещи, и вторую половину - чтобы их удержать. Когда же они живут по-настоящему и чем они счастливей нас? Их лица изборождены заботами, как тропа бегущих животных».
В своей «Книге индейцев» и в статьях для журналов Н. Вуд старалась пробудить интерес к коренной этнографии, искусству и ремеслам. Она не только носила индейские платья и собирала индейский фольклор в Аризоне и других штатах. Она взяла себе индейское имя Tawi-Mana - «Cоздающая песню».
Будучи человеком не только благих пожеланий, но и поступков, Н. Вуд открывает в Гарлеме первую музыкальную школу для чернокожих детей, веря в их врожденные музыкальные способности и умение учиться.
Вместе с другим коллекционером народной музыки, П. Грейнжером, она была организатором первого в истории США сольного концерта чернокожего исполнителя в Карнеги-холл. Когда молодая пианистка так разволновалась, что еле отыграла первое отделение, они пошли к ней за кулисы и вернули ей уверенность в себе, так что второе отделение прошло на «бис». В одной из своих работ она написала: «Для меня не имеют значения слава или богатство. Куда более важна твоя жизнь как частица истории и культуры. Надо беречь предметы народного искусства и ремесла. Я верю, что негромкие голоса поющих людей, соединенные в хор, обогатят нашу цивилизацию и будут слышны еще очень долго».
По-разному приходят к людям традиционные формы знания. И чувственный способ познания, его эстетические критерии определяют степень цивилизованности и место народа в ряду других культур. Так, творчество талантливых непрофессионалов становится традицией, обычаем, этнографией. Именно через фольклор народ выделяет себя и определяет собственную неповторимость.
Известная собирательница американских народных песен Сидни Коуэлл, столетие со дня рождения которой отметили в прошлом году, определила себя как женщину, которая проехала 300000 миль по дорогам пятнадцати штатов вместе со своей собакой и магнитофоном. Она износила три автомобиля, истоптала десятки башмаков. Она интервьюировала и записала тысячи песен и текстов и передала собранное в Библиотеку Конгресса.
Ребенок из «хорошей семьи», она получила образование в Стэнфорде и в Европе, училась в консерватории в Сан-Франциско, играла на скрипке, занималась танцами. «Зуд в пятках», как она его называла, страсть к путешествиям и собирательству началась с её путешествия с отцом по западным штатам.
«Отец часто говорил, - вспоминала она, - Cидни, не теряй свой кошелек и никогда не разговаривай с неизвестными. Проблема была в том, что я никогда не встречала чужих людей.»
С 1938 по 1940 год С. Коуэлл участвовала в проекте «Обзор народной музыки 30-х годов северной Калифорнии»и записывала песни женщин и о женщинах в разных этнических группах западного побережья. Сегодня в Интернете этот проект существует под названием «Золото Калифорнии».
Позднее С.Коуэлл вспоминала, что во время работы над проектом на её глазах произошло фольклорное и этническое чудо. Оказалось, что люди разных национальностей, живущие в Калифорнии с XVII века, помнят и передают из поколения в поколение армянские, баскские, норвежские, шотландские песни. Кто напел ей песню русских молокан, кто-то старую балладу с Азорских островов и древнюю исландскую песню. Около двухсот фотографий певцов, танцоров, музыкантов и самодельных инструментов стали результатом этого трехлетнего труда.
Среди выдающихся собирателей не только звукового, но и изобразительного материала была Алиса Гай-Блаше. До своей эмиграции в США она работала секретарем у П. Гомон, главы знаменитой французской фирмы, стоящей у истоков кинопроизводства. Уезжая за океан, она взяла камеру и пленку, чтобы продвигать продукцию компании на американский рынок. Более четырехсот сюжетов, сотни документальных фотографий и бобины отснятой пленки хранятся в отделе Библиотеки Конгресса, который называется «Женщины со съемочной камерой». Любопытно, что классик документального кино американец Флаэрти еще не снял свой выдающийся фильм «Нанук» о жизни эскимосов, а собирательницы фольклора уже собирали по крупицам свидетельства времени, делая попутно сотни снимков и рисунков.
Около двух с половиной тысяч песен и заклинаний индейцев из сорока племён записала Францис Денсмор (1865 - 1957), используя в качестве носителя звука восковые цилиндры - сегодня уже античные музейные экспонаты.
Лоре Болтон, еще одному знаменитому коллекционеру фольклора, повезло родиться позже, и качество её фольклорных открытий и записей технически более совершенно. Она приняла участие в двух десятках экспедиций в Африку, Юго-Восточную Азию, на американский алеутский север. Её записи хранятся в архивах многих стран.
Профессор Сити-колледжа в Нью-Йорке, русская по происхождению, Генриетта Юрченко отправилась в свои первые фольклорные экспедиции в Мексику и Гватемалу ещё в 1942 году. Через десять лет она едет в Марокко, Испанию, Ирландию.
Читая истории об их экспедициях, невольно удивляешься их смелости и жажде встречи с новым. Проходя сквозь незнакомые страны, не боясь ни джунглей, ни горных дорог, ни обычаев, они входили в чужие селения и дома.
И понимая важность сохранения знания, незнакомые люди других рас, племен и религий готовы были работать с исследователями, вспоминая, отыскивая и воспроизводя полузабытое.
«Работа в поле « - термин международный, и его употребляют и геологи, и собиратели фольклора. Читая их биографии, невольно обращаешь внимание на то, как долго жили или продолжают жить эти удивительные женщины.
Может даже показаться, что этому есть мистическое объяснение. Словно прикасаясь к народным истокам и традициям, они получали мощный заряд духовной энергии, продлевающий жизнь.
Благодаря усилиям подвижников, пробуждение интереса к народному американскому искусству стало явлением национальным.
Фольклорное общество Нью-Йорка, основанное в 1944 году, делает все, чтобы богатства народной культуры не пылилась в запасниках. В музее, находящемся в Скенектади, штат Нью-Йорк, проходят различные выставки; фестивали народного искусства и ремесел стали традиционными в больших и малых городах.
Народное искусство пишется каждый день - на всех континентах. И в копилке мировой этнографии и фольклора одинаково ценны традиции больших и малых культур.
Знаменитая вышивальщица и коллекционер фольклора из Словакии Вероника Гальянова еще при жизни создала салон народного искусства. Девочка из многодетной сельской семьи, она в девятилетнем возрасте вышила своё первое в жизни полотенце, и это определило её судьбу.
Постепенно от родственников и знакомых к ней переходили маленькие секреты старинного ремесла. В 1966 году, прожив на земле полвека и получив национальное признание и звание мастера народного искусства, она открывает в своем городке Детва собранную ею и открытую для обозрения коллекцию.
Работы В. Гальяновой неоднократно демонстрировали в международных фольклорных фестивалях. В костюмах, вышитых ею и по её эскизам, танцевал ансамбль словацкого народного танца. И дело не в том, что в её вышивках видна рука мастера - там живёт и всегда будет жить её душа.
Традиция не прерывается. И иглу «бабы Вероники», как её называли в Словакии, сегодня держит другая неравнодушная рука.
Рассказ о русской фольклорной традиции и её богатстве - о собирателях и исполнителях песен - потребовал бы отдельной большой статьи. Но ясно одно: движение к истокам и национальным корням зачастую происходит стихийно и сверху не направляется. Иначе не объяснить всероссийскую популярность праздника русских ремесел и фольклора, ежегодно проходящего в музее деревянного зодчества.
«Витославлицы» в Великом Новгороде. Фестиваль открывается колокольным звоном и праздничным шествием. В выставке народных ремесел участвуют коллекции старинных ложек, керамики, самоваров.
В праздничные дни здесь проходят выставки, концерты, турниры c применением старинного русского оружия.
Ежегодно сюда приезжают ансамбли из разных мест России, из Латвии, Украины, Белоруссии. Здесь поют и танцуют самодеятельные ансамбли русских казаков и карельских лесорубов.
У самого Великого Новгорода тысячелетние песенные традиции. До сих пор в нем существует Центр музыкальных древностей - единственный в России музей такого рода. Здесь восстанавливают старинные инструменты. Здесь можно услышать былины и народные песни под музыку древних трещоток, гуслей, сопелей.
Народные обычаи: искусства и ремесла, песни и пословицы, переходят от поколения к поколению. Они одинаково прекрасны: индейские пончо и украинские «вышиванки», десятиструнные пуэрто-риканские гитары, играющие музыку джибаро и ритмические песни под барабаны мадагаскарских рыбаков; христианский «трик-о трит» и юла удачи, которую крутят в праздник Хануки еврейские дети.
Мы - листья одного дерева, и если часть из нас в тени, то только потому, что солнце ненадолго задержалось в небе. Мы делимся знаниями и культурой, и ценностей, объединяющих нас, больше, чем причин для раскола. На фоне возникающих социальных и религиозных противоречий между людьми диалог культур способен стать важным «золотым звеном» в дороге взаимопонимания, которую народы прокладывают друг другу.