ГРИНСПЕН ПРЕДЛАГАЕТ, ЖИЗНЬ ОПРОВЕРГАЕТ

Мнения и сомнения
№12 (412)

Недели три назад бессменный глава Федеральной резервной системы Алан Гринспен как бы между прочим заявил, что в ближайшем будущем придется поднять сроки выхода граждан США на пенсию, а может быть, и сократить социальные пособия вообще. В противном случае федеральный бюджет не выдержит нагрузки, дефицит, и без того огромный, возрастет до непосильных для страны размеров. Услышав такое, многие политики и обозреватели ахнули. И тут же умолкли, не желая муссировать столь неприятную тему, да еще в преддверии президентских выборов.
Между тем проблема-то существует. Мало того, становится все более острой. И не только для Америки, но и для большинства развитых государств мира. Численность населения на планете увеличивается очень быстрыми темпами. Даже в бедных странах, с давних пор одаривающих мир особо многочисленным потомством, падает уровень детской смертности и растет продолжительность жизни. В странах благополучных продолжительность жизни растет еще более интенсивно, а рождаемость, наоборот, падает. В результате резко смещаются социальные пропорции – увеличивается число пожилых, нетрудоспособных граждан, и это становится все более тяжким бременем для тех, кто создает материальные ценности.
Возникает некий порочный круг. Даже если западные страны широко распахнут двери для трудоспособного иммиграционного потока из бедных и непомерно плодовитых регионов, коренного улучшения ситуации не произойдет. Местное население окажется перед угрозой растворения в новой, и прямо скажем, чужой среде, а в скором времени и эту среду потребуется обеспечить социальными пособиями.
Явственно назревает и другой порочный круг. Бурный технологический прогресс стремительно повышает уровень производительности труда в основных секторах экономики развитых стран. Последствия известны: рабочих мест не хватает, расходы бюджета на выплату пособий оставшимся не у дел ложатся на плечи налогоплательщиков. Платить надо не только из гуманных соображений, но и для сохранения спроса на внутреннем рынке. Упадет спрос – сократятся и объем производства, и число рабочих мест.
В итоге складывается сложнейшая дилемма: то ли повышать налоги, пополняя доходную часть государственного бюджета, то ли урезать бенефиты тем, кто в них нуждается. Какое решение ни выберешь, оба одинаково неприятны и достаточно популярными не станут. Правда, некоторые американские граждане начисто отрицают сам факт существования такой дилеммы. Они убеждены, что страна заживет лучше и без налогов, и без подкармливания бедных слоев населения. Но подобной точки зрения упорно придерживаются лишь члены немногочисленной партии либертарианцев и два русскоязычных журналиста нью-йоркских СМИ. Всерьез обсуждать их высказывания на этот счет попросту не имеет смысла. Без системы социального обеспечения современное государство существовать не может, его ждет политический и экономический коллапс.
Дилемма существует, и разрешать ее так или иначе приходится. Прежде всего в связи с ростом числа пенсионеров. По данным, которые приводит известный экономический обозреватель Роберт Самуэлсон, 65-летнего возраста к 2008 году достигнет примерно пятая часть населения Италии и Японии, к 2015 году то же самое произойдет в Швеции, к 2020 году – в Германии и Бельгии. Предполагается, что в Соединенных Штатах число пожилых достигнет такого уровня чуть позже.
Цифры, конечно, условные, жизнь внесет в них свои коррективы. Тут важнее отметить два обстоятельства. Во-первых, речь идет о ближайшем, вполне обозримом будущем, и к нему нужно быть готовым уже сегодня. Во-вторых, в наиболее развитых странах планеты положение складывается в принципе одинаковое. Граждане этих государств несут примерно равное бремя налогов, из которых финансовые средства поступают в сферу социального обеспечения.
Почему-то в Америке о налогах говорят чаще и громче, чем где-либо еще. Исполнением этого рутинного гражданского долга очень гордятся, словно подвигом, требующим жестокого самоотречения. Европейцев понемножку презирают за то, что те слишком широко пользуются социальными услугами и потому платят больше налогов. Действительно, в наиболее развитых странах Западной Европы средняя налоговая ставка – 50 процентов дохода, тогда как в США – 30 процентов. Но для обоснованного сравнения надо иметь в виду, что американцам приходится платить дополнительно налоги на покупки и сервис. И диапазон товаров и услуг, за которые берут «лишние» деньги, довольно обширен – от сельтерской воды до билета на самолет. Так что разрыв между Америкой и Западной Европой в этом отношении не столь уж велик.
Гораздо более существенная разница существует в расходовании бюджетных средств на социальные нужды. В большинстве западноевропейских стран коллективные финансовые усилия позволяют основной массе населения не платить за медицинское обслуживание, за пребывание в высших учебных заведениях, там длиннее оплачиваемые отпуска и сроки получения пособий по безработице.
Коррекции требует и сравнение уровней заработной платы. В Германии и во Франции, скажем, почасовая оплата чуть выше, чем в Соединенных Штатах. Однако усредненные цифры вроде бы свидетельствуют об обратном. В Америке наемный работник зарабатывает за год в среднем 34 831 доллар, в Западной Европе – лишь 25 507. Разница обусловлена и некоторыми особенностями экономических систем и ментальностью населения. За океаном не существует ставок заработной платы в 10 – 12 миллионов в год, и этот факт, естественно, сказывается на усредненных данных. Понятно, что в пользу американцев. Кроме того, у европейцев рабочий день значительно короче, а свободного времени больше. В 2002 году средний американец провел на рабочем месте 1801 час, а француз – 1545 часов, немец – 1444 часа, житель Голландии – 1342 часа. Таковы уж в Европе культурные традиции, осуждать их бессмысленно.
Вопрос же о взаимосвязи налогов и программ социального обеспечения и там, и тут стоит одинаково остро. Дилемма та же. Не так давно американский историк и экономист Питер Линдерт издал пространный труд, целиком посвященный именно этой дилемме. По свидетельству рецензентов, автор новой книги проследил за развитием системы социального обеспечения в индустриальных странах почти за два минувших века и пришел к выводу: дилемма вовсе не так остра и болезненна, как представляется многим специалистам. Питер Линдерт исходит из того, что она в принципе достаточно эластична и потому в разное время и при разных обстоятельствах может решаться по-разному, но без существенного ущерба для общества.
С таким утверждением, разумеется, ни за что не согласятся те, кто считает, что повышение налогов всегда и везде наносит удар по экономике, ослабляет стимул для ее развития. Если же налоги снижать, а бремя социальных расходов государства облегчить, то жизнь обязательно станет веселей и богаче. В действительности это не совсем так. Экономика не относится к разряду точных наук, слепое следование теориям далеко не всегда приводит к ожидаемым результатам. Как ни странно, наиболее полно экономические закономерности отражены в Писании: есть время собирать камни и есть время их разбрасывать. Для государственных мужей, занимающих лидирующие позиции в обществе, важней всего определить, какое именно время настает. В рамках нашей темы это означает, что предстоит выбор: либо поднять налоги, либо сократить бюджетные ассигнования на социальные нужды.
В Европе, по мнению многих экспертов, сегодня, в нынешних условиях, наблюдается некоторый перебор расходов в сфере социального обеспечения. Еще совсем недавно там последовательно добивались дальнейшего сокращения продолжительности рабочего дня, рассматривался даже вопрос о трех выходных днях в неделю. Никого не смущало, что безработные не месяцами, а годами получают денежное пособие. Но затем темпы развития экономики во многих западных странах стали снижаться, настали другие времена. И как бы ни хотелось немцам, англичанам, французам сохранить достигнутое, всем им, видимо, придется «поступиться принципами». То ли на пенсию будут уходить чуть позже, то ли срок пребывания на пособии по безработице урежут, то ли найдут иные пути для экономии бюджетных средств. Гадать не стоит, на месте виднее.
В Америке же иная ситуация, хотя дилемма та же. Налоги здесь все-таки чуть поменьше, а система социального обеспечения чуть менее щедра. В этих условиях предложение Алана Гринспена поднять минимальный возраст для выхода на пенсию еще на пару лет выглядит, по меньшей мере, сомнительным. Человек и в 67 лет годится не для всякой работы. Исключения в общий расчет принимать нельзя. Но главное даже не в этом. Совсем пожилые граждане будут в массовом порядке занимать рабочие места, которые могли бы занять люди помоложе. Неизбежно поднимется уровень безработицы, а это самый больной вопрос для американского общества – и сегодня, и на ближайшую перспективу. Одновременно все более отчетливой становится необходимость увеличить срок пребывания безработных на пособии. Полгода – слишком малое время для поиска нового места работы.
Приняв предложение Гринспена, законодатели никоим образом дефицита федерального бюджета не сократят. Наоборот, скорей всего, дефицит возрастет. Нет оснований надеяться, что, уменьшив расходы на поддержание других секторов социального обеспечения, Конгресс США добьется желаемой цели. Бенефиты и так не слишком велики. Отсюда вывод: для решения дилеммы не существует иного пути, как определенное повышение налогов. Независимо от того, нравится это нам или нет. И уж тем более нелогично налоговое бремя ослаблять, как сделал президент Буш и намеревается делать в дальнейшем, если останется в Белом доме на второй срок.


Комментарии (Всего: 3)

Ерунда

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Ерунда

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Ерунда

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *