Младенец на обочине

Из штата в штат
№13 (413)

Многим из нас приходилось слышать истории о несчастных младенцах, оставленных их матерями на обочине дорог, среди строительных лесов, а то и в женских туалетах или мусорных баках. Малышам очень везло, если их быстро находили: если помощь запаздывала, в одеяльце нередко находили уже мертвое тело. Страшные, леденящие душу истории...
За последние годы большинство штатов нашей страны - 45 - приняло законы, назначение которых - уберечь новорожденных от гибели. Родителям, в первую очередь матерям, предлагается в обмен на освобождение от уголовного преследования, возможность не оставлять детей где попало, а приносить их в больницы, полицейские участки, в места расположения пожарных команд. Далеко не везде эти законы были приняты без боя, ведь консерваторы долгое время считали их противными христианской морали. Например, в Техасе так называемый Baby Moses law (принят в 1999 году) стал возможным лишь после того, как тамошние СМИ привели статистику только по городу Хьюстону, где за 10 месяцев одного года было найдено полицией или случайными прохожими 13 брошенных малышей. Кстати, именно принятие Baby Moses law подтолкнуло власти других штатов поступить аналогичным образом.
Необходимо заметить, что Соединенные Штаты в отношении этих законов вовсе не пионеры. Намного раньше такого рода юридические документы были приняты в Западной Европе: Франции, Италии, Германии, Люксембурге и других странах.
Что же касается нашей страны, то сегодня, по данным National Conference of State Legislatures, законы о защите младенцев не действуют лишь в пяти штатах: на Аляске, в Вермонте, Небраске, Массачусетсе и на Гайвайях.
Что же представляют из себя эти документы, каковы их положения и требования?
Во-первых, они четко регламентируют, кто именно может принести и оставить в медучреждении или полицейском участке свое дитя. В 32 штатах это позволительно сделать исключительно родителям, в 13 остальных разрешение распространяется и на так называемых “агентов”, то есть близких людей или родственников.
Во-вторых, в законе указываются конкретные места, где можно оставить ребенка: госпитали, полицейские участки, церкви, пожарные станции, а также говорится об “ответственных людях”, которым можно доверить младенца.
В-третьих, регламентируется допустимый возраст новорожденных, от которых родители могут отказаться, принеся его в госпиталь. В большинстве штатов ребенок не должен быть старше трех дней, в нескольких от одного до двух месяцев отроду.
В-четвертых, в более чем половине штатов закон освобождает родителей от уголовной ответственности, а в остальных, если на них заведут дело, им будет обеспечена юридическая защита со стороны государства.
Работают ли эти законы? В целом, да, хотя назвать их совершенными на 100 процентов я бы не решился. Критики считают неправильным, например, что лишь в половине штатов требуется при отказе от ребенка оставлять на его руке браслет с данными о нем самом и его родителях. Опять-таки только в половине штатов законы предусматривают консультационную помощь матерям, которые намерены отказаться от своего новорожденного, разъясняются правила усыновления младенцев, права самих родителей в случае их отказа от новорожденного в будущем.
Еще один момент, вызывающий недовольство критиков: лишь в 11 штатах медикам или полицейским вменяется в обязанность выяснять у родителей, здоровы они или страдают от каких-либо серьезных заболеваний, а также получить ответ на другие вопросы личного характера.
Почему эта конфиденциальная информация так важна? Критики законов, о которых мы ведем речь, полагают, что покинутые дети должны иметь право знать, кто их биологические родители. Например в Италии, новорожденного не примут в госпиталь, пока его мать не предоставит необходимые данные о себе и своей семье. Во Франции же эти требования отсутствуют, как и обязательный доступ покинутых некогда детей к информации о своих родителях. В 2002 году Европейский суд по защите прав человека вынужден был рассмотреть иски уже повзрослевших детей, требующих разрешить им получить доступ к информации, в которой говорится о том, кто были их настоящие папы и мамы. После напряженных разбирательств в феврале 2003 года судьи отказали этим людям в иске против родителей, поддержав фактически последних.
Очень упрощенной является форма отказа от новорожденных во многих городах Германии. Никаких вопросов родителям здесь не задают. Вы считаете, что не готовы воспитывать детей? О’кей, принесите его в госпиталь и оставьте в специальном окошке. Как только тело ребенка коснется установленной под окном подогретой кроватки, раздастся сигнал тревоги и за ним придет медсестра. Дожидаться ее прихода нет необходимости, кто вы: мать, отец, брат или приятель у вас не спросят. Действительно, истинно немецкая простота и основательность.
Какова реальная картина с покинутыми младенцами в нашей стране, существует ли на этот счет правительственная статистика? Увы, данных очень немного, так как соответствующие исследования проводились лишь в нескольких штатах.
На федеральном же уровне выяснением данного вопроса практически не занимались, если не считать исследования, проведенного экспертами министерства здравоохранения во второй половине 90-х годов прошлого столетия. После изучения газетных публикаций о младенцах, брошенных своими родителями, удалось выяснить, что если в 1991 году напечатанных на эту тему материалов было 65 (в восьми речь шла о погибших младенцах), то в 1997 году их было уже 105 (33 ребенка умерло). Тенденция к увеличению брошенных детей в целом и возросшее число трагических исходов в частности просто бросается в глаза. Между тем чиновники этих очевидных фактов признавать не пожелали, заявив, что все дело в возросшем внимании прессы, которая стала более тщательно регистрировать подобные инциденты.
Сваливать вину на СМИ – дело привычное, брошенным на произвол судьбы младенцам от этого легче не станет. Куда полезнее принять меры к усовершенствованию уже существующих законов и их пропаганде. Ведь о них жители многих штатов понятия не имеют. Совсем недавно полмиллиона долларов на проведение разъяснительной кампании в отношении Safe Haven Infant Protection Act выделили власти Нью-Джерси. Личное участие в ней пожелала принять жена губернатора Джеймса Макгриви Дина Макгриви.
В Иллинойсе губернатор Род Благоевич подписал закон, согласно которому учителя во время проведения уроков полового воспитания должны информировать учащихся о местном Safe Haven Infant Protection Act. Трудно согласиться с критиками, утверждающими, что такие меры особой пользы не принесут. Даже если из 100 молодых женщин, имеющих намерение отказаться от своего ребенка, половина узнает об иной возможности, чем избавляться от малыша каким угодно способом, десятки новорожденных будут спасены от верной гибели.
Большую пользу в пропаганде законов “safe haven” имеют предусмотренные, правда, не в каждом штате «горячие линии». Например, по данным нью-йоркских властей, в 2002 году ею воспользовались 179 будущих матерей, которые признались в своем намерении избавиться от младенца. После бесед со специалистами отдать ребенка врачам или полицейским пожелали всего 10 из них, остальных удалось убедить поступить иначе: либо оставить младенца у себя, либо передать его приемным родителям.
Нет, не правы критики, утверждая, что “safe haven” – пустая трата денег, да и аморально отказываться от своего дитя. Совершенны эти законы или нет - главное, что они помогают спасать новорожденных. Что же касается аморальности, то людей ведь не переделаешь, поэтому лучше уж пусть малыш попадет в надежные руки, а не будет лежать брошенным на обочине дороги...