Теленаркомания: правда или вымысел?

Социальный аспект
№10 (306)

Удивительно, как много способов навредить самому себе придумал человек за сравнительно короткий срок развития цивилизации. Курение, пьянство, наркотики разрушают здоровье и укорачивают жизнь миллионам. Созданные природой совершенные механизмы защиты организма оказываются бессильными, и мимолетное наслаждение оборачивается патологическим пристрастием, от которого даже при желании почти невозможно избавиться.
Интересно, что подобная зависимость может возникать не только от физических веществ вроде табака, алкоголя, кокаина или героина.[!] Хорошо известны болезненная тяга к азартным играм, чрезмерное стремление к сексу, а в последние десятилетия к таким навязчивым увлечениям прибавилось одно из самых популярных достижений технического прогресса – телевидение.
Большинство людей признает, что их отношение с этим чудом ХХ века можно описать двойственным термином «любовь-ненависть». Произнося возмущенные тирады про «дурацкий ящик» и уничижительно называя себя лежебоками, они тем не менее почти каждый вечер укладываются на диван или устраиваются в удобном кресле с пультом дистанционного управления в руках. Столь же привычной и почти такой же безрезультатной стала и тревога взрослых по поводу того, что их дети слишком много времени проводят у телевизора.
Ученые десятилетиями пытаются выяснить, как связаны показываемые по телевизору сцены насилия с насилием, существующим в реальной жизни. И значительно меньше внимания уделяют они неодолимому подчас магнетизму малого экрана, который манит многих зрителей, независимо от содержания передач. Обозначающие это состояние слова «телевизионная зависимость» можно считать неточными, но они, к сожалению, неплохо отражают сущность совершенно реального явления.
Психологи и психиатры формально определяют наркотическую зависимость как непреодолимое стремление к ощущению полного физического и психического комфорта, создаваемое приемом того или иного наркотического вещества.
Без него человек испытывает неудовлетворенность, ему, как он говорит, «чего-то не хватает». Успокоение и довольство приносит только очередная доза. Если ее негде взять, у него развиваются тяжелые психические и физические расстройства. Это заболевание с хроническим течением развивается постепенно, проявляется в постоянной потребности в наркотических стимулах и ведет к серьезным нарушениям здоровья и социальной деградации. Довольно часто оно сопровождается мыслями о порочности такого образа жизни и попытками остановиться, как правило, не приносящими успеха.
Конечно, телевидение не сравнить с «белой смертью», но его воздействие на злоупотребляющих им людей во многом напоминает действие наркотиков. Понятно, это вовсе не означает, что «малый экран» вреден сам по себе. Как известно, телевидение просвещает и учит, развлекает и приносит эстетическое наслаждение. Для многих это чуть ли не единственное средство, помогающее им хорошо отдыхать и отвлекаться от повседневных забот. Трудности с ним начинаются тогда, когда человек вдруг понимает, что телевизор занимает его не так уж сильно, но при этом оказывается неспособным оторваться от экрана.
Люди действительно проводят у голубого экрана слишком много времени.
В среднем в развитых странах человек посвящает этому занятию три часа в день -практически половину своего свободного времени. Это означает, что прожившие 75 лет проводят у экрана в общей сложности до девяти лет. Чтобы получить объективные и достоверные данные о реакции людей на телевидение, были проведены специальные эксперименты. В них у телезрителей-добровольцев с помощью электроэнцефалографа регистрировали электрическую активность головного мозга, измеряли частоту сердечных сокращений и кожное сопротивление электрическому току. При этом была использована методика Experience Sampling Method (ESM). Она предусматривала, что в течение недели все участники эксперимента от шести до восьми раз в день получали через свои биперы команды, по которым они записывали на стандартизованные карточки, что
они делают и как чувствуют себя в данный момент.
Как и следовало ожидать, люди, получившие сигнал, будучи у телевизора, сообщали, что чувствуют себя расслабленными и не расположенными ни к каким физическим действиям. Это подтверждали и электрические исследования мозга, который проявлял при этом даже меньшую активность, чем при чтении. Неожиданным было другое: когда телевизор выключали, ощущение релаксации пропадало, возникала некая психическая напряженность, но делать при этом по-прежнему ничего не хотелось. Получалось, что телевизор как бы «высасывал» энергию у участников эксперимента, оставляя их в состоянии заметного нервного истощения. Все добровольцы были согласны, что после «телесеанса» им было труднее концентрироваться, чем до него. После чтения же ничего подобного не замечалось. В отличие от физических упражнений или занятий каким-либо хобби, которые обычно вызывают у человека определенный душевный подъем, настроение людей после просмотра телевизионных программ не только не становится лучше, но подчас даже ухудшается.
Поскольку релаксация у телеэкрана наступает быстро, почти сразу же после включения приемника, люди уверены в том, что телевизор способствует лучшему отдыху и снятию напряжения. Эта уверенность подкрепляется тем, что телезритель остается в расслабленном состоянии в течение всего «сеанса». Однако после того, как телевизионный экран гаснет, человек нередко чувствует подавленность и начинает испытывать безотчетную тревогу. Все это очень напоминает состояние, которое вызывает у наркомана перерыв в приеме злосчастного зелья.
К наркотику, который быстро удаляется из организма, привыкают гораздо быстрее, чем к тому, который выводится медленно. Объясняется это тем, что принявший «быстродействующую» дозу лучше осознает, что опьяняющее действие наркотика проходит. Так и телезритель, смутно ощущающий, что приятное состояние расслабленности пройдет, как только он выключит «волшебный
ящик», невольно стремится подольше оставаться у экрана.
Что же такое есть в телевидении, что нас так удерживает и привлекает?
Ученые считают, что это в первую очередь так называемая «ориентировочная реакция», или, как ее еще называют, рефлекс «что такое?». Впервые открытый известным русским физиологом лауреатом Нобелевской премии Иваном Павловым в 1927 году, этот рефлекс является инстинктивной реакцией на любые неожиданные или новые раздражители. При этом у человека расширяются сосуды, подающие кровь и соответственно кислород в головной мозг; замедляется пульс и
сужаются сосуды, питающие главные мышечные группы. Мозг настраивается на сбор дополнительной информации, в то время как организм в целом успокаивается.
В 1986 году Байрон Ривз из Стэнфордского университета, Истер Торсон из университета Миссури и их коллеги изучали, как различные стороны передачи телевидения - кадрирование, монтаж, панорамирование, электронное увеличение изображения, неожиданные шумы в отдельности влияют на возникновение рефлекса «что такое?» и удерживают с его помощью внимание на экране. Исследователи наблюдали, как изменяется активность мозга в зависимости от изменения этих характеристик, и пришли к выводу, что, независимо от содержания программ, они действительно «запускают» ориентировочную реакцию. Именно рефлекс «что такое?» может объяснить высказывания вроде «Когда телевизор включен, я не могу оторвать от него глаз», «Я не хочу смотреть телевизор так долго, как я это обычно делаю, но иначе не могу», «Когда передо мной загорается телеэкран, я чувствую себя загипнотизированным».
Продюсеры образовательных телепрограмм для детей обнаружили, что, варьируя формальные характеристики телевидения, можно помогать обучению. Правда, они же поняли, что увеличение частоты кадров и «густоты» монтажа с целью передачи большего объема информации может перегружать мозг ребенка.
Музыкальные видеоклипы и реклама, которые используют быструю смену кадров, тоже стремятся подольше удержать внимание зрителя и сообщить ему больше информации в единицу времени. При этом люди запоминают название рекламируемого продукта и его марку, но детали рекламы, как говорится, влетают в одно ухо и вылетают из другого. То есть рефлекс «что такое?» и в этом случае оказывается перегруженным. Зритель остается прикованным к экрану, пока не почувствует усталость и истощение нервной системы.
Многие рекламные ролики сегодня строятся на увлекательном сюжете, но зрителю трудно понять, что ему пытаются продать. И впоследствии он не может вспомнить рекламируемый продукт. Однако специалисты по рекламе считают, что если они с помощью рефлекса «что такое?» сумели завладеть вашим вниманием, то при встрече с рекламируемым продуктом в магазине вы непременно припомните, что что-то о нем уже слышали.
Приобщение к телевизионному изображению и звуку начинается у современного человека практически с его появления на свет. Дэфна Лемиш из университета Тель-Авива описывает, как новорожденные в возрасте от 6 до 8 недель уже реагируют на телевизор. А когда они чуть-чуть подрастают, то, лежа на спине, выворачивают шеи почти на 180 градусов, чтобы увидеть, что это светится в том маленьком голубом окошке. Вот как глубоко коренится в нас рефлекс «что такое?».
Так все же, полезно или вредно телевидение для здоровья и психики? С помощью уже упомянутого метода Experience Sampling исследователи попытались выяснить, как ведут себя в жизни такие «упорные» телезрители, влияет ли их любимое времяпрепровождение на работу, чтение, спортивные занятия, взаимоотношения с другими людьми и так далее. Оказалось, что беспокойство ученых имеет свои основания. Большие любители голубого экрана значительно чаще сообщали о своем плохом самочувствии и необоснованной тревоге, чем менее приверженные телевидению люди. Причем эта разница увеличивалась, когда зритель отдавался своей страсти в одиночестве. Обращаются ли люди к телевидению из-за скуки и одиночества или это бдения у «ящика» делают их более восприимчивыми к скуке и одиночеству? Похоже, что превалирует первое, но свести все к формуле «или то или другое» достаточно трудно.
Более четверти века назад психолог Тэннис Мак-Бет Уильямс из университета Британской Колумбии изучал людей, живших в горах и не имевших в обиходе телевизионных приемников. После того как к ним провели телевизионный кабель, творческие способности детей и взрослых в этой общине заметно ослабли и они стали намного более вспыльчивыми и несдержанными в ситуациях, требующих терпения и выдержки.
Больше всего в том, что между наркотической и телевизионной «зависимостью» можно провести известную параллель, исследователей убеждают возникающие в обоих случаях сходные симптомы так называемого «синдрома отмены». Все знают о «ломке» наркоманов, лишенных возможности принять нужную им дозу.
Нечто подобное происходит и с «теленаркоманами». Около 40 лет назад Гэри Штейнер из университета Чикаго собрал высказывания членов семей, в которых сломался единственный телевизор. Звучали они почти что трагически: «Мы суетились вокруг словно курица с отрубленной головой». «Это было ужасно. Мы ничего не могли делать». «Все время кричали. Дети раздражали меня, и нервы были на пределе. Мы пытались заинтересовать их играми, но бесполезно. Телевидение стало неотъемлемой частью их жизни».
В ряде экспериментов семьи либо добровольно, либо за плату отказывались от телевизора на неделю или на месяц. Оказалось, что далеко не все могут справиться с этим лишением. Даже в тех семьях, которые в течение года соглашались всего лишь неделю не включать голубой экран, не обходилось без конфликтов. Если львиную долю своего свободного времени члены семьи проводили у телевизора, перестроиться и заняться чем-то другим было для них трудной задачей.
Конечно, это не означает, что нельзя превозмочь себя или что все семьи рушатся, когда лишаются любимого развлечения. В докладе об этих экспериментах Чарльз Виник из городского университета Нью-Йорка заключает: «Даже в тех домах, где телевизор смотрели минимально, первые три из четырех дней, свободных от него, были самыми тяжелыми. Более чем в половине всех семей в течение этих первых нескольких дней у людей возникали трудности в заполнении появившегося свободного времени, нарастали тревожность и агрессивность. Оставаясь одни, люди скучали и раздражались. И только ко второй неделе после начала эксперимента у них появлялись признаки адаптации к этой ситуации».
И все же, несмотря на то, что пристрастие к телевидению, казалось бы, по многим показателям соответствует определению «наркотической зависимости», не все исследователи разделяют эту точку зрения. «Вот если бы в результате патологической привязанности к телеприемникам у людей развивались состояния стойкой депрессии или каких-то социальных фобий, тогда мы действительно могли бы говорить о наркотической зависимости, - писал в 1998 году Роберт Мак-Илврет».
Итак, ученые пока не пришли к единому мнению. А миллионы людей тем не менее испытывают немалые трудности, безуспешно пытаясь хоть как-то ограничить время, проводимое ими у голубого экрана.


Комментарии (Всего: 1)

статья понравилась, только слишком все как-то расплывачато!<br>постоянно говорится о том, что ученые проводили исследования, опросы и т.д. - а какие ученые? какой страны? их имена? - хотела взять эту статью как опору для аргумента в дабатах - а не могу - источник неточный!:(

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *