Террор угрожает всем

Осторожно
№13 (413)

До чего ж умилительными вопросами мы иногда задаемся! Вот один из самых модных: можно ли и нужно ли вести переговоры с террористами? Да вы дайте нам возможность свидеться с бен Ладеном и муллой Омаром, мы с ними всегда готовы откровенно поговорить в любой точке земного шара. Только скажите, где и когда. Дайте нам тех, кто организовал теракты в центре Нью-Йорка, в московском метрополитене, в пригородных электричках Мадрида, в израильском Ашдоде, мы с легкостью найдем темы для задушевных бесед с каждым из них. Хоть адресочком одарите, и за то спасибо скажем.[!]
Так что модный вопрос выглядит, в общем-то, никчемным. Однако и несколько лукавым одновременно. Потому что, задавая его, мы часто путаемся в терминах и одним и тем же словом обозначаем не во всем сходные явления.
В самом деле, человечество уже давно нашло более или менее четкие определения, что такое воровство, взяточничество, изнасилование, разбой, убийство, жестокое обращение с животными и другие уголовно наказуемые преступления. А для беды, свалившейся на весь мир в конце прошлого века, точного термина пока не найдено, и модный вопрос просто повисает в воздухе. Как на него ответишь, если даже эрудированные и мудрые эксперты мучительно и с учетом принятых на данный момент норм политкорректности одни и те же разрушительные акты называют то террором, то партизанскими действиями, то вооруженным сопротивлением агрессору. При такой расплывчатости любую силовую акцию, любую войну, в том числе оборонительную, можно вывести за рамки легальности, назвав терроризмом. И ведь называют. И не одни лишь идейно выдержанные пацифисты.
Международный терроризм – сравнительно новое явление. Целиком и полностью его связывают с мусульманским экстремизмом, с призывами исламских фундаменталистов убивать неверных не только на своей, но и на чужой территории. При этом – что важно – никаких конкретных политических или экономических требований не выдвигается. Взорвать, убить, посеять панику и хаос, испытать сладкое чувство злорадного отмщения, подчас неизвестно за что. И только.
Здесь следует различать, по мнению некоторых экспертов, побудительные причины кровавых безобразий, учиненных в разных странах. Ирландских и баскских сепаратистов вроде бы не следует включать в список международных террористов. Они не мусульмане, действуют, как правило, на территории тех стран, гражданами которых являются. Но тут же возникает вопрос, в одном ли ряду с ними стоят, например, живые бомбы из среды бунтующих чеченцев или палестинских экстремистов. Мотивация-то формально точно такая же, как у басков или ирландцев. С басками, ирландцами идут на переговоры и этого не стыдятся. С палестинцами время от времени тоже входят в контакт, а с чеченцами не желают, предпочитая попросту «мочить их в сортире».
Хорошо известна и точка зрения, согласно которой никаких переговоров ни при каких условиях с террористами вести нельзя. Началась, дескать, война двух цивилизаций; терроризм, не связанный с мусульманским экстремизмом, никакого отношения к этой войне не имеет. Он сам по себе, и борьба с ним должна вестись по-своему. Международный терроризм следует рассматривать как специфический вид вооруженного противостояния, как войну, в которой все средства хороши. Они нас своим оружием, мы их – своим, помощнее. И бить их будем нещадно.
Но кого – их? Знаем только, что они наверняка мусульмане. Дислокация, численность групп, субординация, источники финансирования, планы нападений, стратегические цели – все остается неизвестным. На смену физически уничтоженным террористам тут же приходят новые. Поимка «языка», допросы и признания нужных сведений нам не прибавляют. Полагаем, что управление идет из какого-то одного центра, однако уверенности в этом нет. Может, таких центров несколько, а может, группки террористов возникают спонтанно – сговорились, добыли взрывчатку, что давно не перестало быть проблемой, и грохнули. И так бывает. Конечно, для таких крупных акций, как 11 сентября в Нью-Йорке и 11 марта в Мадриде, требуются и единый организационный центр, и большое число участников.
Кого-то из причастных к терактам ловят, кого-то уничтожают. Общей проблемы это не решает. Мировому сообществу куда важнее предотвратить нападение террористов, изолировать их до, а не после. Тот, кто глубоко убежден, что идет война цивилизаций, отказывается разбираться в этих тонкостях. Бить всех подряд, иначе побьют нас! Но поскольку добиться такой цели практически невозможно, мы вынуждены лишь выстраивать линию обороны – проявлять бдительность, проверять, подозревать, искать потенциальных преступников повсюду. И конечно же, одновременно смириться с ослаблением демократических институтов, ущемлением гражданских прав, тотальную полицейскую слежку ввести в норму повседневности.
Перспектива вырисовывается не слишком радужная. Чтобы ее избежать и свести угрозу международного терроризма хотя бы к минимуму, наверное, нужны совместные и согласованные усилия всего мира. Ни одна страна в отдельности с такой задачей не справится. Между тем сегодня нет даже четкого, общепринятого определения, как понимать термин «международный терроризм». Что уж говорить о единых мерах борьбы с этой напастью, грозящей захлестнуть черной волной весь земной шар. И в определении ее сути, и в выборе способа защиты царит пока разногласица. Хуже того, государственные мужи разных стран стараются использовать разнобой мнений и суждений в своих собственных политических интересах. А тем временем теракты становятся явлением все более частым и все более кровавым.
Опасность столь велика, что странам и народам впору отодвинуть все остальные проблемы, пусть и весьма актуальные, на второй план. Вероятно, груз ответственности за дальнейший ход событий должна взять на себя Организация Объединенных Наций. Ведь речь теперь идет не о пакостях, творимых местными группировками экстремистов, а о терроре глобального масштаба, не знающем государственных границ. Очевидно, есть смысл выработать единое для всех определение «международный терроризм» и комплекс мер борьбы с ним – политических, экономических, военных, просветительских и т.п. Исполнение таких мер должно быть обязательным для всех членов мирового сообщества.
Если и эта задача окажется нерешаемой, а цель - иллюзорной, нам ничего другого не останется, как постепенно привыкать к терактам. Относиться к ним как к обыденным явлениям, вроде краж, мошенничества, насилия. И твердо усвоить на долгие времена, что полной защиты ждать неоткуда.