ДЕБЮТ ЗОЛУШКИ

Вариации на тему
№13 (413)

В Берлине, в Городской опере, состоялась премьера балета «Золушка» на музыку Сергея Прокофьева. Поставил балет Владимир Малахов -звезда мирового балета, а с прошлого года - и директор балетной труппы театра.
Балет Прокофьева «Золушка» имеет не особенно счастливую судьбу. Многие хореографы брались за постановку известной сказки на музыку Прокофьева, но ни одна из них не стала шедевром мировой хореографии. Думаю, что музыка Прокофьева слишком драматична для сюжета детской сказки. Как в сцене, где Фея предупреждает Золушку о том, что в полночь волшебные превращения закончатся, так и в сцене на балу бой часов звучит угрожающе-зловеще. Во втором случае вы просто слышите, с каким жутким скрежетом крутится механизм невидимых часов - это часы не на дворцовой башне, это часы всемогущего и безжалостного Времени, это Рок, это грозное предупреждение о возможности совсем другой, трагической развязки сказочной истории.
Напомню, что музыка была написана великим композитором в страшный период русской истории, в период с 1940 по 1945 год: война, послевоенное ужесточение советского режима... Напомню письмо Бориса Пастернака Галине Улановой после премьеры балета в Москве в декабре 1945 года: «...Я особенно рад, что видел Вас в роли, которая наряду со многими другими образами мирового вымысла выражает чудесную и победительную силу детской, покорной обстоятельствам и верной себе чистоты... Мне та сила дорога в её угрожающей противоположности той, тоже вековой, лживой и трусливой, низкопоклонной придворной стихии, нынешних форм которой я не люблю до сумасшествия...» Покорной обстоятельствам, но верной себе чистой душе и угрожает в музыке другая сила, не просто лживая, как осторожно пишет Пастернак, но и страшная. Можно как угодно теперь трактовать музыку Прокофьева, «пришли другие времена», но тема угрожающей силы все равно остается. Вероятно, в музыке заложены и другие сложности для хореографов, потому что даже те из них, кто ввел тему рока в балет, не создали законченного, целостного спектакля. Именно поэтому я считаю, что Малахов совершил смелый поступок, выбрав для своей второй хореографической работы «Золушку» (Малахов дебютировал как хореограф в Вене балетом »Бал-Маскарад»). Но идеи Малахова оказались неожиданными, и балет показался мне более значительным, чем простое изложение сказки. И в рамках сюжета, созданного Малаховым, ему практически удалось достигнуть единства в спектакле бытовых и волшебных тем.
Сюжет малаховского балета заключается в следующем: действие начинается не в доме лесничего, а в балетном классе. Идет подготовка к репетиции нового балета (возможно - «Золушки»). Директиса труппы (Виара Натчева) распределяет роли. У этой дамы две фаворитки, Толстушка - Владимир Малахов и Худышка- Рональд Савкович (на немецком языке их зовут «сладкоежка» и «любительница выпить»): одна постоянно лакомится конфетами, вторая время от времени прикладывается к бутылке, спрятанной в сумке между балетными туфлями. Хореограф (Андрей Клемм) и прима-балерина труппы (Беатрис Кноп) выдвигают на главную роль молоденькую танцовщицу из кордебалета - Золушку, но директриса ее отвергает. После окончания репетиции, оставшись одна в классе, танцовщица исполняет вариацию из будущего балета, затем ложится на пол и засыпает. Ей снится сказка про Золушку. Появляется Фея (прима-балерина театра), которая снаряжает ее на бал, затем ей снится бал, где присутствует мать Принца (директриса), среди гостей - Толстушка и Худышка. Но Принц влюбляется в Золушку, танцует с ней, пока в 12 часов она не убегает: волшебство кончается в полночь. Поскольку речь не идет о потерянной туфельке, Малахов сократил музыку «погони» Принца за Золушкой. Последняя картина балета начинается опять в репетиционном классе. Утро, Золушка просыпается, собираются танцовщики на репетицию. Приходит директриса и приводит в класс нового артиста, премьера, который будет исполнять роль Принца. Премьер (он же - Принц из сна Золушки) не узнает Золушку: ведь это он снился ей, а не она ему! Но он испытывает смутное чувство уже состоявшейся раньше встречи, а главное - девушка привлекает его как танцовщица. Премьер выбирает Золушку в партнерши. Последний любовный дует Золушки и Принца артисты исполняют уже как часть спектакля. Но балет Малахова не заканчивается дуэтом. После окончания премьеры к Золушке подбегают танцовщики, хореограф, все ее поздравляют. Казалось бы, вот и счастливый конец! Золушка закрывает лицо руками, не то смеясь, не то плача от счастья. А когда она отнимает руки от лица, то видит, что сцена пуста. Спектакль окончен, закончилось и театральное волшебство. Артисты, включая Принца, разбежались по грим-уборным переодеваться... на полу сцены у ног Золушки лежит огромный букет цветов. Подняв его, танцовщица выходит к рампе на аплодисменты. Да, она стала балериной и к ней пришла слава, но на этой вышине она оказалась одинокой...
Балет и придуман, и поставлен Малаховым оригинально и значительно. Хореография очень музыкальна. В первой вариации Золушки, такой прелестной, такой «бесхитростной», кажется, что каждое движение - это видимая глазами музыкальная фраза. Когда-то Джордж Баланчин говорил, что балет надо слышать, а музыку - видеть. Малахов во многом как бы идет по стопам Баланчина, не повторяя его и не подражая, как делают бесконечные «последователи». И в то же время он ставит балет с разработанным сюжетом и мотивированными поступками героев. Это соединение двух различных направлений в балетном искусстве, условно говоря, баланчинское и фокинское, почти всегда удается хореографу. Иногда Малахов не удерживается на тонкой грани этого соединения. Вдруг возникает какая-то ненужная пантомимная сцена, где Золушка, едва появившись на балу, раздает гостям апельсины, что не играет в сюжете балета никакой роли и «разрывает» искусно сплетенную хореографически-сюжетную канву. Но это, я думаю, от недостатка опыта начинающего постановщика. Малахов так же, как и многие предшественники, не обратил внимание на страшный скрежет часового механизма Рока. Еще в сцене, где Фея собирает Золушку на бал, в самой хороеграфии сюиты Феи и ее свиты чувствуется внутреннее напряжение, а разъезжающиеся декорации в окончании бала создают иллюзию крушения сказки. Но в картине бала Малахов вдруг как будто перестает доверять языку хореографии и ставит на тему рока пантомиму в стиле финала второго акта в «Лебедином озере»: как и обманутый Зигфрид в классическом балете, Принц в спектакле Малахова убегает неизвестно куда в поисках исчезнувшей Золушки, Мать заламывает руки и т.д. Но смешение радости и печали в окончании балета Малахова все компенсируют. В целом хореографическая структура спектакля, повторяю, сделана Малаховым тонко, музыкально, с чувством меры и такта в явно гротесковых сценах с двумя сестрами. Кроме сюиты фей, вариации (темы) Золушки, я бы особенно выделила оригинально поставленный первый дует героев на балу. Руки влюбленных почти не разъединяются в дуэтных позах, большое место уделено поддержкам: кажется, что Золушка в руках Принца летит по воздуху. Это создает точный художественный, эмоциональный и смысловой эффект: в воображении Принца Золушка - волшебное существо (и здесь это гораздо ярче выражено хореографом, чем в пантомимной сцене с апельсинами), она и не должна ходить по земле. И Золушка летит, поддерживаемая Принцем, как летит от счастья ее душа в волшебном сне.
Труппа у Малахова - первоклассная. За полтора года директорства он провел конкурсы, принял в театр много новых танцовщиков. В театре хорошие педагоги ( ученики русской школы). Особенно меня поразил еще тогда, когда я смотрела месяц назад «Лебединое озеро», мужской кордебалет театра. Без преувеличения можно сказать, что каждый второй танцовщик может быть солистом. Состав труппы интернациональный. Но балет - о Золушке, о дебюте талантливой танцовщицы, поэтому и исполнительница роли девятнадцатилетняя Полина Семионова - центральная фигура спектакля. Можно сказать, что рождение балерины в балете совпало с рождением новой Балерины ХХI века на сцене мирового балета. В картине бала танцовщица напомнила мне молоденькую Одри Хепберн своей пленительной женственностью и девической непосредственностью. Еще совсем ребенок, балерина не создает роль, она живет сценической жизнью своей героини. Полина напомнила мне Одри Хепберн еще и той сменой эмоциональных оттенков на лице, игрой теней и света, которые происходят у Полины пока еще интуитивно, а потому особенно ценны, потому что они - знак подлинного актерского дарования танцовщицы. Высокая, тонкая, с удлиненными пропорциями тела, внешне Семионова представляет собой сегодняшний тип романтической балерины.
Роль Принца исполнял Артем Шпилевский. Я писала о нем в статье о берлинском «Лебедином озере». Семионову Малахов увидел, приехав посмотреть, как занимаются в московской балетной школе выпускники, и, став директором театра, пригласил ее в труппу. Шпилевский попал в театр в то же время по конкурсу. Шпилевский закончил петербургскую Академию балета и года два танцевал в кордебалете Мариинского театра. Малахов, приняв Шпилевского в труппу, стал сразу готовить из него солиста. Высокий красавец с прекрасной фигурой и обворожительной улыбкой, этот Принц может покорить любое сердце. Танец Шпилевского академичен, но танцовщику нужно преодолеть некоторую застенчивость на сцене.
Роли незадачливых балерин в балете Малахова танцуют, как я написала вначале, мужчины. Сам Малахов исполнял роль Толстушки. Юмористические роли хорошо удаются этому «истинному Принцу современного балета». Он нигде не переходит чувства меры ни как хореограф при создании этих комических ролей, ни как исполнитель одной из них. Как самозабвенно и трогательно, хотя и смешно исполнял он «Умирающего лебедя», чтобы понравиться новому премьеру! Я не знала, чему больше удивляться, тому как артист делал туры на пальцах, что для мужчин не так просто, или тому, как он бесстрашно танцевал в туфлях с высоченными каблуками. Я придирчиво смотрела на ноги танцовщика, исполнявшего туры в женских балетных туфлях: они выглядели, как красивые женские ноги, только более мускулистые, колени втянуты, стопы вытянуты, словом - Балерина! Рядом с добродушной Толстушкой вторая сестра (в прекрасном исполнении Савковича) выглядела более мужеподобной и агрессивной, как и было задумано. Словом, оба исполнителя составили на сцене прекрасную пару. В одном из следующих спектаклей Малахов будет танцевать роль Принца и обещает, что исполнители Худышки и Толстушки будут ничем не хуже его самого и Савковича. В роли Золушки выступит прима-балерина театра Надя Садыкова, которая когда-то была партнершей Малахова в московском театре Классического балета Натальи Касаткиной и Владимира Василёва.
Я думаю, что балет Малахова «Золушка» должен иметь долгую жизнь. В Берлине превосходный оркестр, такое исполнение музыки, как в Городском театре, не часто услышишь на балетных спектаклях. Но мне категорически не понравилась работа художника Джорди Роиджа. Весь балет, включая и декорации, и костюмы, «одет» в унылые, блеклые цвета (за редким исключением). Модернизация костюмов не имеет смысла: когда Принц и его гости появляются на балу в жилетках на голое тело, в то время как дамы одеты в довольно стандартные балетные «бальные» платья, то кажется, что артисты в спешке не успели надеть рубашку. Костюмы Золушки сделаны без затей и возражения не вызывают. Но в целом балет смотрелся бы лучше, если бы оформление не контрастировало с изящным и все-таки сказочным спектаклем Малахова.
И еще маленькое добавление ко всему сказанному. Я нахожу, что хореографы не меньше, если не больше, чем артисты в ролях, самовыражаются в сочиненных ими балетах. Мир балета Малахова «Золушка», как и мир образов, созданных танцовщиком Малаховым, гармоничен и светел в печали и радости. Конечно, самовыражение - не единственное качество творца, но было интересно проводить параллели между Малаховым-артистом и Малаховым-хореографом. Впрочем, это большая тема, когда-нибудь я к ней вернусь.
Снимать балет было трудно, поскольку все удобные для съемки места были заняты телевизионными камерами. Поэтому и на генеральной репетиции, и на премьере я снимала спектакль сверху, что всегда приводит к некоторой деформации фигур на снимках. Поэтому кроме фотографий, сделанных из зрительного зала, я предлагаю читателю две фотографии молодых премьеров - Семионовой и Шпилевского, которые я сделала в репетиционном зале.
Фото автора


Комментарии (Всего: 4)

Рецензия объемна, развернута и интересна, спасибо!!!!!
Только, как музыкант, не могу согласиться с политической подоплекой трактовки образа рока- в статье. Кстати, музыку балета Прокофьев дописывал в Перми, куда вызвал его находящийся в эвакуации Мариинский театр. И отмечалось именно умиротворение, которое привнесла в музыку композитора спокойная атмосфера провинциального уральского города.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Статья и вправду восхитительна!<br>Вот только либо со вкусом либо профессионализмом проблемы у автора??? Уважаю Малахова, как танцовщика, но "Золушка"... о ней лучше молчать! Ни одного (повторяю!!!!! ни одного движения поставленного музыкально!). Извините, но это правда...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
мне кажется что у вас есть талант... и мне очень понравилось...<br>так держать

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Правильно: "Надя Сайдакова", а не "Садыкова".<br> Зато фамилия Полины написана на сей раз правильно!-Семионова. В российской прессе до сих пор не могут разобраться: Семионова или Симеонова?("Балет",№1, 2004г).<br> Статья мало сказать-отличная.Главное, на мой взгляд, она вызывает острое желание увидеть все это самому, в Москве. <br>

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *