Балет «КАРМИНА БУРАНА» АНДРЕЯ БОСОВА

Вариации на тему
№14 (414)

РУССКИЕ В АМЕРИКЕ
«У всех наших бывших студентов сложилась интересная творческая судьба, и у каждого - по-своему... Андрей Босов - деловой, энергичный, всегда уверенный в себе - работает балетмейстером в Америке» (Екатерина Максимова «Мадам «нет». Книга воспоминаний. Москва, АСТ пресс, 2003 год).
Русские профессиональные танцовщики и хореографы успешно работают в самых разных городах Америки, я не один раз об этом писала. Андрей Босов, бывший премьер балета Мариинского театра, закончив танцевать, поселился в Америке в штате Мэн двенадцать лет назад. В России к тому же он учился на кафедре хореографии в московском ГИТИСе одновременно с премьерами Большого театра Екатериной Максимовой, Владимиром Васильевым и другими. Максимова не один раз говорит о нем в своих воспоминаниях. Уверенность в себе, т. е уверенность в своем призвании хореографа, помогла Босову выстоять в трудных условиях работы в Мэйне. Первая труппа, которой он руководил, закрылась, но Босов Мэн не покинул и в 1998 году создал в Питтсфилде школу и на ее основе «Балетный театр Босова». Прошлой весной театр гастролировал в Санкт-Петербурге, где показал последнюю весьма любопытную работу «Мой друг Шопен».
Но Босов сочиняет балеты не только для своего театра. Евгения О’ Брайен, директор школы и театра «Балет в Портленде», время от времени приглашает Босова ставить спектакли для своей труппы. О’Брайен закончила балетное отделение Консерватории в Бостоне, некоторое время танцевала в различных труппах, затем, переехав с мужем в Мэн, открыла свою школу. Евгения, как и Босов, любит свое дело и верит в необходимость того, что делает: в Мэне не так хорошо понимают, что такое балет и балетное образование, как в Бостоне или Нью-Йорке, работать там намного труднее, чем в больших городах, где давно возникли профессиональные театры.
20 марта в Портленде, в новом недавно построеном театральном здании, исполнялась оратория Карла Орффы «Кармина Бурана». Оркестр подняли до уровня сцены. 50 музыкантов, 200 хористов и три солиста размещались вокруг сцены и на двух ярусах. Не было только детского хора, их часть оратории пела только сопрано, но иначе я даже не представляю себе, где бы разместились дети: на сцене артисты Портленда танцевали хореографию Босова, сочиненную им на музыку Орффы.
ОТСТУПЛЕНИЕ
Поездка в Портленд связана для меня с очередными дорожными приключениями и очередным дорожным опытом. Проходя через «подковы» (магнитные ворота), пропуская вещи бессчетное количество раз через машины для просвечивания, я убедилась, что на таможне мало кто знает, например, что такое штатив, на который при съемке закрепляется фотоаппарат. И в Нью-Йоркском аэропорту, и в Портленде собирали целый консилиум, чтобы решить, можно ли мне эту штуку брать в самолет. Оказывается, некоторая обувь сама собой гудит под «подковой». Впрочем, я убедилась, что иногда гудит неизвестно что. Недавно, пересаживаясь во Франкфурте-на-Майне с одного самолета на другой, я чуть не опоздала на свой рейс, потому что при прохождении через «подкову», что бы я с себя ни снимала, она тревожно гудела. Я пыталась сказать, что я опаздываю на самолет и «подкова» гудит голосом моей тревоги. Но на таможне никто не расположен шутить. Вообще в аэропортах сейчас жизнь довольно сложная. Советую всем, кто при перелете меняет рейсы, брать билеты с расчетом как можно более длительного промежутка времени между ними - на другой рейс можно и не опоздать, но прибудете в самолет в предынфарктном состоянии: бесконечные проверки, длинные очереди ко всем таможенным пунктам и т.д.
В день моего отлета в Портленд с утра началась снежная вьюга. Но наш самолет вылетел с опозданием не поэтому. Легкомысленного вида корытце, именуемое самолетом местного назначения, смирно стояло на своем месте. Но посадку не объявляли. Тогда я спросила у дежурной: «Вылет задерживается?» «Нет, что вы! - весело ответила она. - Просто команда проголодалась, они пошли пить кофе». Пилот и стюардесса (команда) явились веселые и довольные через полчаса после времени отлета. Я и не знала, что вылететь на полчаса позже - означает вылететь вовремя.
В ПОРТЛЕНДЕ
Композитор Карл Орффа родился в 1895 году в Мюнхене и прожил долгую жизнь, он умер в 1982 году. «Кармину Бурану», первое прославившее Орффу произведение, он сочинил в 1937 году годов на стихи тринадцатого века, написанные на средневековой латыни, которые были найдены недалеко от Мюнхена, в монастыре бенедектинцев.
«Кармина Бурана» - великое музыкальное произведение ХХ века. Бешеные ритмы музыки, мощные хоры - все, как и сами песни бенедиктинцев, воспевает « языческие» наслаждения жизни, радости застолья, эротику. О христианстве вспоминают редко. Это своего рода музыкальный «Декамерон» Боккаччо. Но балет Босова - не «зримая песня», т.е. не иллюстрация средневековой латыни в танце. Это танцевальная ода свободе человека в радости и любви вопреки суровой церковной морали. Иногда балет совпадает с текстами, иногда только навеян самой музыкой. Балет начинается сразу с момента высокого напряжения: на освещенной конструкции - лобном месте - застыли три сидящие фигуры. Переплетенные за спиной руки танцовщиков создают впечатление, что герои балета скованы цепью. Танцевальная сюита-хоровод монахов в черных рясах с клобуками вокруг места казни прерывается хореографическим монологом каждого из героев. Каждый монолог - резкий, острый, оригинально поставленный - как вызов монахам, как будто перед нами три Тиля Уленшпигеля перед казнью. За монологом следует «казнь»: герой падает на пол (или монахи стаскивают его с возвышения) и остается неподвижно лежать на полу, раскинув руки крестом. Это динамичное вступление к балету, как в детективном романе - сначала выстрел и убийство, а затем разворачивается сюжет. Танцовщики сбрасывают черные рясы, группа исполнителей теперь состоит из молодых женщин, одетых в равноцветные трико и короткие юбочки. На сцене веселая пляшущая толпа, которая восхваляет древних богов: Феба (римское имя греческого бога муз Аполлона), Флору (богиню цветов, юности и всяческих удовольствий).Словом, на сцене - карнавал, праздник, свобода.
У каждого из трех солистов-мужчин своя роль. В части «таверна» мне показался особенно удачным монолог «гуляки», ёрника, нарушителя покоя и гармонии (Дерек Клиффорд темпераментно танцевал это соло). В сочетании неожиданных поворотов тела, ломаных линиях и прыжках Босов нашел великолепную хореографическую идиому музыкальной и словесной шутке, дерзости, остроумию веселящегося героя. Хореография «Кармины Бураны» создана Босовым на классической основе, его вольные интерпретации классических движений оригинальны и осмысленны, хореографическая канва балета включает свободную пластику и этнографические танцы, в основном русские хороводы, что также сделано вовремя и со смыслом.
Другая тема - постепенно нарождающаяся любовь. Среди всеобщего разгула и веселья сольная тема девушки (тема детского хора) возникает как тема невинной радости и гармонии. Прелестная Нейл Грин кажется вначале Джульеттой-девочкой. Ее танец поставлен очень музыкально. Юноша (Тейлор Сперри) сперва застенчив и как-то скован в танце, но постепенно вольные отношения превращаются в любовь и юноша - в мужчину, осознающего эту любовь. Любящая пара становится центром спектакля. Их монологи и дуэт то «выпадают» из карнавального буйства толпы, то исчезают в нем, то становятся как бы центром, вокруг которого несется опьяненная весельем толпа. Очень выразительно поставлена сцена, которую я для себя назвала «сомнением»: влюбленные стоят на вершине конструкции лобного места - любовь подняла их на пьедестал и возвысила над толпой - а из приникших к подножию этой конструкции «толпы» поочередно вырывается одна из девушек и бросается к влюбленным: страшно то, что вы делаетет, противозаконно... нас ждут мучения ада (особенно хороша исполнительница первого монолога Андреа Мишо Трэси, ученица школы Босова)... толпа негодует, изгоняет отступницу и снова приникает к пьедесталу влюбленных. Но следующая девушка вырывается из толпы... каждый истерический вопль-монолог поставлен Босовым сильно, эмоционально, изобретательно.
Кажется, что балет движется к концу, которое было началом: вместо жриц любви черные рясы вновь окружают пьедестал-эшафот, повторяя уже виденный раньше ансамблевый танец. Но теперь на лобном месте возвышаются влюбленные, а двое мужчин застыли рядом. Но конец балета иной: девушки, скинув зловещее монашеское одеяние, вновь приникают к пьедесталу защищая тех, кто находится наверху. Но тела застыли в безвольных позах, как бы образуя дорогу к влюбленным, чья поза напоминает распятье. Надо ли видеть в конечной композиции мертвые тела погибших за веру в любовь? Должен ли христианский символ означать конец язычества? Я специально не спрашивала Босова о том, что он хотел сказать этим окончанием балета. В театральном искусстве есть особая прелесть домысливания идей постановщика.
Я видела балет только на генеральной репетиции, я не могла остаться на премьеру, поэтому что-то, наверно, упустила и могу передать в словах только основную «конструкцию» самого балета. Но мне показалось это сочинение Босова таким значительным, что я захотела вписать его в общую картину творческой жизни русских в Америке. Через день мне позвонила Евгения, она сказала, что успех спектакля на премьере был феноменальным: зал был набит битком, после окончания все повскакивали с мест, зрители аплодировали и не хотели уходить, занавес открывали бессчетное количество раз.
Без сомнения, успех балета разделили и великолепный хор Choral Art Society, и прекрасное исполнение музыки оркестром под управлением дирижера Роберта Рассела. Евгения О’Брайен может гордится своими артистами, которые исполняли балет с огромным энтузиазмом и пониманием поставленных перед ними задач.
Фото автора.