Жемчужина Нью-Йорка

Америка и мир
№15 (415)

[!1.jpg]В начале марта на Интернете прошла заметка о том, что сотрудник Дрезденского универститета Дирк Геблинг, изучая муравьиные колонии с целью выяснения способности насекомых регулировать свои напряженные «грузопотоки», установил, что муравьи поступают в точности так же, как жители больших городов, которые пытаются избежать транспортных пробок. Специалисты надеются, что использование математической модели «муравьиного алгоритма» может помочь не только отладить движение разных видов транспорта, но и даст возможность правильно регулировать информационные потоки во Всемирной сети. Короче говоря, изучение жизни муравьев может иметь и важное прикладное значение. [!]
Мне эта короткая заметка напомнила о другом, связанном с муравьями интересном событии, которое произошло в нью-йоркском Центральном парке.
Об этом знаменитом парке, которому в прошлом году исполнилось ровно 130 лет, известно практически во всем мире. Его смело можно назвать жемчужиной Нью-Йорка, ибо он был создан людьми точно так же, как были сооружены многие выдающиеся достопримечательности города Большого Яблока, включая подвесные мосты, небоскребы и Статую Свободы.
Решение о строительстве Центрального парка было принято в далеком 1857 году. Тогда, в середине позапрошлого столетия, его создателям, выдающимся ландшафтным архитекторам Фредерику Олмстеду и Калверту Во, пришлось переселить около полутора тысяч жителей тех мест, ведших вполне патриархальный образ жизни, и привезти из Нью-Джерси примерно полмиллиона кубических футов плодородной земли, чтобы облагородить почву. После этого на подготовленной территории по их проекту было высажено более 4 миллионов деревьев, кустарников, стелющихся и вьющихся растений и трав, которые теперь придают особую прелесть парку благодаря тому, что поочередно цветут с ранней весны до поздней осени.
Это - первый ландшафтный парк в США, послуживший образцом для создания многих других парков по всей стране. Его площадь ныне составляет 340 гектаров. Он построен в ложе ледника, который около 18 тысяч лет назад выскреб поверхность Манхэттена, наступая с севера, а затем растаял с окончанием ледникового периода, оставив после себя холмистую местность с массивными скальными выходами.
При планировании парка было решено сохранить и подчеркнуть естественную красоту ландшафта, создав пасторальные участки в виде открытых, холмистых полян с вкраплениями ярких картинных мест, украшенных фонтанами и скульптурами, с учетом удобств для гуляющей публики. Через пару лет после начала строительства парк был открыт для посетителей, хотя официально работы по его созданию были закончены в 1873 году.
Высаживание растений в парке продолжается и сейчас, причем теперь предпочтение отдается не различным заморским диковинам, а коренным североамериканским породам, которые привлекают и поддерживают жизнь постоянных обитателей парка и перелетных птиц, ежегодно весной и осенью мигрирующих вдоль северо-восточного побережья американского континента и находящих в Центральном парке удобную и безопасную гавань для отдыха и подкормки. Поэтому именно сейчас, когда приход весны так близок, несмотря на снежные мартовские наскоки зимы, эта необыкновенная достопримечательность Нью-Йорка наиболее интересна для посещения всеми любителями природы.
Обычно в первую неделю апреля в парке появляется множество цветущих бледно-желтых нарциссов, со второй декады начинается период длительного цветения магнолий, в конце месяца лопаются бутоны на диких яблонях, и так продолжается до ноября, когда астры завершат цветение с началом первых заморозков.
И вот на этом клочке земли, казалось бы, истоптанном вдоль и поперек миллионами жителей Нью-Йорка, других городов Америки и гостей со всего света, ежегодно посещающих Центральный парк, в том месте, где последние 45 лет ежегодно проводятся шекспировские фестивали и концерты оркестра Нью-Йоркской филармонии и осуществляются другие массовые мероприятия, Стефан Кавер, энтомолог из Гарварда, открыл новый, совершенно неизвестный ранее вид муравьев. Для этого ему не пришлось жариться под палящими солнечными лучами африканских пустынь или пробиваться нехожеными тропами в душных джунглях Амазонии, где, кстати говоря, муравьи составляют более 25 процентов общей биомассы животных, не надо было подниматься в гималайские нагорья или бродить по безлюдной и холодной аляскинской тундре. Пошел погулять в парк и отыскал диковину. И кто знает, к каким неожиданностям и открытиям может привести глубокое изучение поведения этих наших древних соседей?
Об этом мне рассказал научный сотрудник отдела энтомологии Американского музея естественной истории, доктор Донат Агости, который занимается изучением муравьев. Лично мне этот факт кажется поразительным. За 10 лет своей научно-исследовательской деятельности Донат Агости обнаружил и описал 92 новых вида муравьев, но для этого ему пришлось обшарить, простите за невольный каламбур, чуть не весь земной шар. Находка же нового вида буквально у нас под носом говорит о том, что в центре гигантского мегаполиса существует оазис дикой природы, где могут найти себе пристанище, покой и отдохновение многие виды насекомых, птиц и животных, тех самых наших меньших братьев, которых мы так сильно потеснили своей непрерывной, агрессивной экспансией, и только рядом и вместе с которыми может существовать истинная человеческая цивилизация.
фото автора