“ПолитиЧескаЯ СвЯзь”

Будни Большого Яблока
№15 (415)

с главой Комитета по образованию от нью-йоркского Горсовета,
депутатом нижней палаты представителей от Манхэттена Ивой Московиц

На прошлой неделе мэр нашего города Майкл Блумберг совершил очередной неожиданный поступок, поставив под угрозу наш демократический образ жизни: уволил трех из 13 назначенных им же членов комиссии по образованию, которые собирались проголосовать против запрета на так называемое социальное продвижение - “social promotion”, т.е. незаслуженный перевод детей из класса в класс, и заменил их тремя другими, которые с готовностью его поддержали.[!]
Эта комиссия по образованию была сформирована два года назад взамен изжившего себя Управления по образованию - Board of Education. Еще тогда наш мэр получил добро от Олбани взять на себя полномочия по проведению образовательных реформ.
По мнению мэра, самая большая проблема в системе образования как раз и крылась в переводе детей из класса в класс независимо от их успеваемости. Г-н Блумберг объясняет, что он пошел на столь радикальный поступок (увольнение членов комиссии) ради достижения своей главной цели. А цель эту Майк Блумберг обозначил еще в самом начале своей политической карьеры. Тогда он сказал, что желает, чтобы о его работе судили по тому, насколько будет улучшена нью-йоркская система образования. Всего 20 месяцев осталось до выборов, и в этой связи трудно дать оценку поступку мэра: это политическая выходка, связанная с борьбой за власть, или забота о будущем наших детей?
Для ответа на этот и другие вопросы Аня Пекерман провела интервью с главой Комитета по образованию от нью-йоркского Горсовета, депутатом нижней палаты представителей от Манхэттена Иву Московиц.
Вот что ответила г-жа Московиц на первый вопрос:
- Трудно сказать. Я думаю, мэр искренне уверен, что социальному продвижению должен быть положен конец, и при этом считает, что цель оправдывает средства.
- Самый главный вопрос: зачем нужен такой радикализм? Разумеется, социальное продвижение – это ужасно, но зачем такая спешка. С политической точки зрения все понятно. До тестов остается всего один месяц, они начинаются 20 апреля, а до выборов – 20 месяцев. И для того, чтобы были видны результаты задуманных мэром реформ, отменить социальное продвижение нужно именно сейчас. Но в данном случае мы говорим не о программе по запрету на курение, где все можно было решить одним махом, мы говорим о судьбах 7-8-летних детей.
- Если взглянуть на саму политику, мы говорим об оставлении на второй год учеников, которые отстали по успеваемости на два года. Программа, которую разработали для улучшения успеваемости таких учеников, состоит из 48 часов дополнительных занятий. Я сама бывшая учительница, а мой сын учился в государственной школе, так что я точно знаю, что невозможно за 48 часов улучшить успеваемость школьника, который отстает по программе на два года.
- А что вы, как депутат нижней палаты представителей, можете сказать по поводу ситуации, когда увольняются люди, собирающиеся голосовать против предложения Блумберга, и на их место берутся те, которые будут голосовать за?
- Я думаю, это возмутительно. Не сомневаюсь, что это неправильно, что данная ситуация вызовет проблемы и в будущем. Глядя на недавние действия мэра, можно предположить, что и при следующих голосованиях по политическим вопросам он будет увольнять людей.
- Законно ли то, что сделал Майкл Блумберг?
- Я не думаю, что это незаконно. Я считаю, что это неверно с моральной точки зрения. Если же рассуждать прагматично, с практических позиций, это непродуктивно, потому что для осуществления перемен в правительстве (а нашей системе власти, конечно, необходимы перемены) нужна поддержка народа. К сожалению, последнее голосование и вообще вся обсуждаемая нами ситуация, по моему мнению, не прибавят народу или родителям веры в систему. Закон штата наделил комиссию по образованию функциями проверки и сдерживания. Но она не может выполнять своих функций, если каждый раз, когда мэру не понравится, что думает какой-либо член комиссии, он будет увольнять такого человека.
- Еще один вопрос, который я хотела бы вынести на обсуждение, - это то, что многие люди одобряют решительный шаг Блумберга, потому считают этот шаг не политическим, а направленным исключительно на улучшение образования. Они увидели в нынешнем мэре Нью-Йорка первого политического деятеля, который намерен сам отвечать за все, что происходит с образованием в нашем городе. Эти люди усматривают в его поступке прежде всего проявление демократии, а не огорчительное для кого-то увольнение. Что вы считаете по этому поводу?
-Я думаю, что мэр заслуживает похвалы за обращение к публике со словами: «Я собираюсь улучшить образование, и в конце моего четырехлетнего срока судите меня по достигнутым результатам.» Такое не свойственно политикам Нью-Йорка. Я выражаю свое восхищение по поводу этой позиции мэра, но тем не менее считаю, что закон остается законом, и все должны следовать его требованиям, которые в данном случае совершенно ясны. Очевидно, мэр считает, что если он что-то полагает – он неизменно прав, и мнение других людей, если оно отлично от его собственного, можно не принимать в расчет. Более того, он старается демонизировать своих оппонентов, заявляя, что те, кто с ним не согласен, являются частью старой системы.
- Я бы хотела уточнить одну вещь. Зачем нужна такая демонстрация силы? Приведет ли она к чему-то хорошему в сфере образования? Даст ли это мэру большую возможность контролировать ситуацию или может повредить ему в дальнейшем? Я также хочу привлечь внимание к профсоюзу учителей, что было полностью проигнорировано. Я говорю о тех 120 тысячах учителей, мнение которых совершенно не учитывалось при проведении реформ. Полезна ли столь непререкаемая власть мэра для всей системы школьного образования?
- Я думаю, что решение мэра уволить трех членов комиссии по образованию попросту подрывает доверие к этой комиссии. Я считаю, что принятие такого решения было серьезной ошибкой, пусть мэр и уверен полностью в своей правоте.
- И наконец, я бы хотела спросить вас об истории, благодаря которой вы в нынешнем году стали очень известны и мы часто видели вас в средствах массовой информации. Я имею в виду вашу борьбу с профсоюзом учителей, деятельность которого в значительной мере пропитана традициями системы времен Управления по образованию, когда все было слишком закостенелым и ничто не двигалось в нужном направлении. Я говорю в данном случае об учительском контракте – документе толщиной в 800 страниц, по которому учителя не могут быть уволены, даже если они показывают очень низкие результаты. Вы решительно выступили против всего профсоюза учителей, включая его президента Рэнди Ваингардена, призывая изменить существующую ситуацию. Расскажите, пожалуйста, какие изменения вам хотелось бы видеть.
- Вы должны понять, что в Нью-Йорке существует политическое табу на обсуждение этого вопроса. Люди боятся вытащить эти контракты на свет и как следует их рассмотреть. Я считаю, что невозможность для директора школы уволить или принять на работу учителей негативно влияет на образовательный процесс. Очевидно, пришло время обсудить этот вопрос и дать ньюйоркцам возможность решить самим, являются ли эти контракты гарантией хорошего образования для их детей.

В завершение беседы г-жа Московиц пообещала и в дальнейшем освещать проблемы, связанные со школьным образованием, которые, безусловно, волнуют всех.
Интервью провела
Анна Пекерман
Переводил и подготовил интервью к печати Максим Цирин