Кто виноват и Что делать?

Мнения и сомнения
№17 (417)

В России оба сакраментальных вопроса задают друг другу веками, поскольку страна вечно находится в состоянии кризиса и реформирования. В нормальном обществе те же вопросы возникают в сравнительно редкие, по-настоящему кризисные моменты. Кризисом принято называть болезненный перелом, и сейчас мы, несомненно, наблюдаем его в американской политической ситуации. Забрели в глухомань, ощупью, методом проб и ошибок, ищем, как побыстрей выбраться из колючих зарослей.[!]
Вопреки всем бодряческим лозунгам, трагедия 11 сентября 2001 года не позволила нам жить в прежней тональности – благодушной, уверенной, несколько даже чванливой. Пришлось в срочном порядке строить защиту от террора, перекраивать представления об окружающем мире, поступаться определенными элементами индивидуальной свободы, смиряться с массой бытовых неудобств. Инерция мышления, политические стереотипы, привычки и традиции лишь на время скрыли истинную картину совершенно новой и чрезвычайно тревожной реальности. Вал международного терроризма зародился не сегодня и не вчера, но ему долго не придавали особого значения. Считали обычными, известными с давних времен вспышками протеста, мстительности, уязвленного национального, социального или религиозного самосознания. Какой период истории обходился без подобного рода вспышек ненависти! Полагали, что дело обычное, ничего нового. И просчитались. Трагедия произошла.
Кто несет конкретную вину за то, что мы не сразу распознали и суть, и вероятные масштабы опасности? Да никто, наверное. Наивно винить ограбленного или без причины избитого: знал же, что на улицах случаются встречи с грабителями и хулиганами, должен был подготовиться к сопротивлению. Из этого вовсе не следует, что грабеж можно оставить без расследования. И не только для того, чтобы найти преступников, наказать их, но и для выработки мер защиты на будущее. Наверное, именно в этом контексте стоит рассматривать работу независимой комиссии, изучающей обстоятельства случившегося 11 сентября.
Непосредственные виновники известны, они погибли вместе со своими жертвами. О зачинщиках, вдохновителях и спонсорах той группы террористов тоже кое-что знаем. Некоторые из них обнаружены, некоторых настойчиво ищут. Однако становится все очевидней: расследование отдельных кровавых эпизодов мало что дает решению общей, глобальной проблемы. Абсолютно надежной защиты от терактов создать невозможно, а отдельные, возникшие по разным причинам ручейки террора на наших глазах начинают сливаться в единый, массовый поток, грозящий затопить полмира. И что теперь делать? Прежде всего, наверное, отказаться от ложных теорий и безответственных пропагандистских призывов, а также учесть опыт ошибочных решений.
Теория бескомпромиссной войны двух цивилизаций, христианско-иудейской и мусульманской, плоха уже тем, что не имеет никакого практического применения. Она пригодна для использования в качестве пропагандистской шелухи, и не более того. Задача уничтожить или полностью покорить миллиардный исламский мир сродни большевистской идее свергнуть мировой капитал или стремлению спятивших императоров и вождей заполучить власть над всей планетой. Это все иллюзии, причем отнюдь не безобидные. Крови проливается много, а цель все равно остается недостижимой.
От этой теории бед больше, чем толку. Как и всякая удобная и милая многим сердцам теория, она тут же обросла неистовыми сторонниками. Раз война – значит, любой мусульманин есть враг, его надо преследовать. Говорят, в России уже больше 50 тысяч скинхедов, готовых бить и убивать уроженцев Востока. Множатся толпы расистов и в других европейских странах. Преследуемые тоже в долгу не остаются. Дадим тем и другим волю, такая каша заварится, что вовек не разберешься.
Привычные представления никак не дают нам понять, что у мусульманских террористов нет своего государства, как нет единого штаба и иерархии начальства, с которым мы могли бы либо покончить, либо вступить в переговоры. Между тем, как сообщается в американской печати, заместитель министра обороны США Пол Вулфовиц, фигура весьма влиятельная, продолжает утверждать, что угроза терроризма исходит от ряда государств Ближнего Востока. У Вулфовица масса единомышленников, но нет ровным счетом никаких доказательств.
Известный аналитик и знаток ближневосточного региона Фарид Закариа ссылается на беседу с одним из видных чиновников федеральной администрации. Тот ответственно заявил: тщательная проверка политических и финансовых связей правительств этих стран показала, что подобных связей с террористическими организациями у них нет с конца 80-х годов. Иными словами, с той поры, когда Михаил Горбачев отказался от традиционного для СССР агрессивного внешнеполитического курса. Вообще-то и без особых проверок ясно, что правители отнюдь не демократических государств Востока сами до смерти боятся местных экстремистов исламистского толка.
И наконец, об ошибочных решениях. Они уже приняты, реализованы, исправить их практически невозможно, остается только учесть на будущее. Речь идет о приоритетах в политике. Очередной комиссии Конгресса еще придется официально разобраться, как случилось, что вместо борьбы с международным терроризмом администрация Буша занялась Ираком. Какие бы новые детали в процессе расследования ни вскрылись, основное уже известно. Режим Саддама Хусейна был отвратителен, но к мусульманскому терроризму никакого отношения не имел. Больше того, режим беспощадно давил любые проявления экстремизма, не гнушаясь самыми варварскими методами умиротворения.
В принципе сейчас уже не важно, какими соображениями и чьими советами руководствовалась администрация, планируя вторжение в Ирак. Разобраться в этом - задача комиссии Конгресса. Факт, что войска пошли туда еще до того, как было покончено с гнездом террора в Афганистане. Ирак оказался более заманчивой, приоритетной целью. Торопились так, что не позаботились о составе нового правительства, не подобрали нужного числа переводчиков с арабского. Тем более, и думать не думали про то, как потом покидать оккупированную страну. Легкая победа над разбежавшимся воинством Саддама укрепила уверенность в правильности предпринятой акции. Дальше все пошло, как предсказывали эксперты, знающие об особенностях арабского менталитета не понаслышке. На помощь местным партизанам ринулись мусульманские боевики со всего Востока. На солдат коалиции, особенно на американцев, стали нападать все чаще и чаще.
Министр обороны Рамсфелд не нашел ничего лучше, как провозгласить такое сосредоточение вражеских сил... успехом. Пусть, мол, собираются в одном месте, не отвлекаются на совершение терактов в Америке и других западных странах. Трудно сказать, чего было больше в заявлении министра – неосознанного цинизма или сознательного желания выдать черное за белое. Какая разница, где убивают американских граждан: в США или на территории Ирака? Тем более что конца этому пока не видно, ситуация только ухудшается.
События прошлой недели повергли Америку в шок. Казалось бы, что иракскому населению еще надо! Ненавистный режим свергнут, на американские средства проведена вакцинация чуть ли не поголовно всех городских жителей, возобновилась нормальная работа школ и больниц, в невиданно короткие сроки введены в оборот новые денежные знаки. Ну нашлись какие-то мелкие партизанские группы, недовольные нашествием чужеземцев. Так ждать осталось недолго, к июлю, когда начнется обещанный вывод коалиционных войск, утихомирятся.
А тут вдруг бунт. Такой же бессмысленный и беспощадный, какие случались на Руси. Да еще с мерзким надругательством над трупами убитых американцев. Всегда ненавидевшие друг друга сунниты и шииты объединились, ибо ничто так не укрепляет дружбу, как общий враг. Почему оккупационные власти бунта не ждали и к подавлению мятежа не готовились, чья вина, что в оккупированной стране не обзавелись надежной агентурной сетью? Еще одну, что ли, комиссию собирать, чтобы получить ответы и на эти вопросы?
Бунт, конечно, чуть раньше или чуть позже будет подавлен, уж слишком неравны силы. А шрамы останутся надолго, причем у обеих сторон. Такие события не забываются годами. Не с регулярной армией ведь сражались – с толпой. Главное же, территория Ирака превратилась в осиное гнездо мусульманского терроризма. Охваченные слепой жаждой мщения, под кликами «Алла акбар!», отсюда полетят в ближние и дальние страны сотни новых «солдат ислама». Будто нам не хватало других осиных гнезд, рассыпанных на всем пространстве от Пакистана и Индонезии до Марокко и Туниса.
Крупные ошибки не проходят бесследно. И кого винить, только ли президента и его окружение? В Конгрессе лишь один сенатор Эдвард Кеннеди решительно выступил против военной акции в Ираке. Войну горячо поддержала и значительная часть американского населения. Хотелось дать достойный ответ на наглый выпад террористов 11 сентября, а кому именно - в тот момент казалось не столь уж важным. Поддержали, несмотря на то, что в коалицию с нами согласились войти исключительно правительства. Абсолютное большинство населения всех союзных стран не увидело в Ираке первоочередную цель и бурно протестовало и продолжает протестовать против этой войны. Потому и коалиция состоит в основном из декоративных партнеров. В боевых действиях их воинские подразделения стараются не участвовать. Выполняют, главным образом, гуманитарную миссию, а некоторые и от нее готовы отказаться.
Тем временем фронт террористических атак ширится. Разумеется, теперь Ирак, нашими стараниями, тоже стал одним из важнейших участков этого фронта. И выбора у нас уже нет. Надо доводить дело до победного конца или, по меньшей мере, до передачи властных полномочий легитимному иракскому правительству, способному обуздать исламских экстремистов.
Мы совершим очередную ошибку, если станем с упорной настойчивостью добиваться силой полной демократизации общественных процессов в этой стране. Гоняться сегодня за «синей птицей» гражданских свобод в мусульманском мире – занятие, может быть, и увлекательное, но совершенно бесцельное. Да и вообще одной только силой и мерами защиты международный терроризм нам не одолеть. Пора бы с таким же старанием взяться, например, за финансовые потоки, идущие террористам. Оружие-то они получают не за свои красивые черные глаза, а безоружные они нам не страшны.


Комментарии (Всего: 1)

Sustainable discussion, valuable arguments

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *