ЭТО ВРЕМЯ ГУДИТ ТЕЛЕГРАФНОЙ СТРУНОЙ...

У каждого свое хобби
№18 (418)

Когда глашатай из древнего Мемфиса простудился и потерял голос, он решил нарисовать на холсте картинку с объявлением фараона о предстоящем празднике и вывесить её на площади. Говорят, так и появился первый в мире плакат.
Трудно судить о достоверности этой истории, но изначальная прикрепленность плаката к конкретному времени и событиям сделала его самобытным явлением в истории человеческой культуры.
Похоже, что плакат в качестве двигателя торговли возникает вместе с товарными отношениями, а поскольку искусство - тоже товар, то афиши театральных представлений существовали и в Греции времен Софокла, и в Римской империи времен гладиаторов.
Римляне называли эти плакаты “аlba”. Они устанавливались на улицах в форме столбиков или экранов. Замазывая и срывая вывески, потерявшие актуальность, древние расклейщики афиш и не предполагали, что губят бесценные свидетельства времени. Сегодня потрепанные и не имеющие вида старые плакаты, подобные осколкам зеркала, в которых живут прошлое и настоящее, стали предметом коллекционирования и купли-продажи. По большей части критерием коллекционного отбора является не художественная, а историческая ценность экспонатов.
Международный институт социальной истории в Амстердаме располагает 70-тысячным собранием плакатов, часть из которых датирована концом XVIII века. Анархизм и социал-демократическое движение от XIX века до наших дней, гражданская война в Испании и листовки полулегальных “левых фронтов “в руках собирателей становятся гидом, адвокатом и обвинителем.
Одна из выставок института под девизом “Улыбка Председателя” уже который год путешествует по городам и континентам. Плакаты коммунистического Китая, Кубы и Советского Союза (как и сам девиз) неизменно вызывают интерес, смешанный с горечью и иронией. Глядя на коллекцию, в которой прослежен процесс узурпации власти в этих странах, невольно вспоминаешь выражение “Революция пожирает своих детей”. Китайскую составляющую” в эту выставку принес С. Ландсбергер, профессор- китаевед из университета в Лейдене, главный редактор журнала China information и владелец крупнейшей в мире частной коллекции китайского агитплаката, насчитывающей более полутора тысяч экспонатов.
Институт обменивается новостями и двойными экземплярами плакатов с собирателями из разных стран. Cреди них – голландец С. Дэвидсон, имеющий серьёзную коллекцию русского плаката, испанец Х. Мартинес, известный московский коллекционер А. Сергеев.
Уже три десятка лет коллекционирование политического плаката занимает в жизни А. Сергеева важное место. “Используя служебное положение” в системе внешней торговли в годы “холодной войны”, он бывал в зарубежных командировках и, рискуя головой, привозил оттуда агитационные плакаты фашистских Германии, Японии, Италии. Это сейчас Россия - открытая страна, и на московских аукционах можно приобрести плакаты, некогда бывшие под запретом. Недавно московское издательство “Контакт” приняло к выпуску ротапринтные издания и монографии об истории и эволюции плакатного искусства, что тоже должно облегчить собирателям поиски покупку недостающих экспонатов.
Cамой крупной в России частной коллекцией политического плаката является московская галерея Арт-Фонд. В её запасниках более 1300 экспонатов 1920-1950 годов.Среди её деловых партнеров Музей графики в Вене, галереи в Италии и других странах.
Дань политическому плакату отдали и Соединенные Штаты. Благодаря некоторым плакатам, можно увидеть, как внутренние проблемы страны обостряются в период внешнего конфликта. Известно, что расовое неравенство cуществовало в американской армии и во время Второй мировой войны. Американские историки признают это. И хотя “черные” и “желтые” бойцы воевали и гибли на фронтах рядом с белыми, двойные стандарты в отношении к ним были налицо.
У американского плаката 1942 года с изображением Д. Миллера любопытная предыстория. В декабре 1941-го он находился на военной базе в Перл-Харборе. Будучи чернокожим, он выполнял “черную” работу и к тренировкам по стрельбе из орудий допущен не был. В час налета японской авиации Миллер стал за пулемет вместо погибшего товарища и сбил один из японских самолетов. Герой был награжден Крестом военно-морского флота только после активной кампании, предпринятой черной прессой. Нам нужна двойная победа, писали тогда газеты, над фашизмом и расовыми предрассудками.
Сегодня в США одним из главных хранилищ политического и военного плаката стал Национальный архив, NARA, штаб-квартира которого находится в столице, а филиалы рассредоточены по многим штатам. Телефон архива для коллекционеров 1-866-272-6272. Большой информацией по истории наглядной пропаганды располагают Смитсонианский институт и университет в Джорджтауне.
У германского плаката cолидная репутация и старые традиции. Первая мировая война: её бесмысленные жертвы и бездуховная послевоенная атмосфера вызвали к жизни изломанную сатирическую живопись и плакаты художников –экспрессионистов Г. Гросса и О. Дикса.
С приходом к власти Гитлера страна начинает меняться. Не новость, что в тоталитарном искусстве разных стран много общего. Как правило, за ним стоят попытки создания националистического мифа, выспренний пафос и ложь. Достаточно посмотреть на заботливого гитлеровского солдата с ребенком на руках, желающего накормить обездоленных детей, и вспомнить, что более миллиона только еврейских детей фашиcты заморили голодом и убили в концлагерях. Были и другие гитлеровские агитки – с чеканными лицами эсэсовцев и с карикатурными лицами евреев, которые, по мнению нацистов, права на жизнь не имеют.
Небезынтересно знать, что первый в мире печатный плакат выпустил в 1482 году тоже немец, книготорговец Бартольд, с целью привлечь читателей к изданию “Геометрии“ Эвклида. И хотя плакат затерялся в пыли веков, оптимисты продолжают верить, что его находка еще впереди. Но, помимо научных трактатов, средневековых читателей волнуют истории о благородстве и любви. В том же году, когда Х. Колумб отправился в плавание в Америку, выходит самый старый, дошедший до нас, плакат рыцарского романа “Прекрасная Мелузина”. Особую пикантность ценному образцу придают cмелые и завлекательные эротические мотивы. Но появление плакатов скорее исключение, и вплоть до XIX века он не привлекает внимания художников, будучи отнесен к более низкому уровню ремесла.
В русский язык само это слово приходит от немецкого “ das plakat.” Во Франции прижилось слово “affich “– афиша, в английском – “роster”.
Наполеоновские войны рождают плакатную графику Гойи, сатирические листовки с карикатурами. Но улица требует не только рисунка: она ждет боевого текста и призыва. Неудивительно, что в плакатах тех лет текст превалирует.
В России политический плакат начинался с лубочных карикатур и антифранцузских листовок времен войны 1812 года.
В 1865 году в типографском деле происходит cобытие, оказавшее влияние на графику плаката. Австрийский ученый и по совместительству барон по фамилии фон Рансонет создает способ трехцветной печати. Теперь в плакате стали возможны цветовые оттенки и нюансы. Новинку применяет французский театральный декоратор Ж. Шере, сформулировав такие важные принципы, как лаконизм, контраст цветов, четкий ритм рисунка. Опыт французских революций 1848 г. и Парижской коммуны помог понять, что агитплакат должен быть броским, а главная его мысль - доходчивой и афористичной.
Рядом с революционными процессами в Париже идет обычная жизнь. Люди влюбляются, ходят в кафе, наслаждаются канканом. В моде фотография, и вот-вот появится кино. И снова плакат отвечает желаниям почтенной публики и говорит с ней о том, что её волнует.
В конце XIX века плакатом начинают заниматься художники, ставшие классиками жанра. Это А. Тулуз-Лотрек, А. Муха, А. Стейлейн. Талант этих людей впервые поднял плакат до уровня искусства.
Афиша Лотрека “Кафе Мулен Руж” и “ Танцовщица Ла Гулю”, первый фирменный календарь, плакатно оформленный А. Мухой, знаменитый лист П. Боннара с рекламой шампанского в стиле Арт Нуово прокладывали дорогу к тому, что в ХХ веке будет названо “ модерном”. От модерна плакат берет идею доминирования формы над содержанием, как самую для него важную, но идет дальше, сохраняя ёмкость текста.
Большим событием в истории европейского плаката становится Международная выставка афиши, прошедшая в России в 1897 году. Число стран-участниц 13 тогда было беспрецедентным. И хотя Россия из 700 работ представила всего 28, а доминировали авторы из Франции, Германии и США, именно здесь произошел факт признания плаката искусством, а не ремеслом, обслуживающим текущий социальный момент.
Октябрьская революция привлекает к агитплакату таких мастеров, как К. Малевич, П.Анненков, В.Дени. Отражая злобу и радость дня, работают плакаты “Окон РОСТа”, рисует и пишет “агитки” В. Маяковский. Возникают “Левый фронт” и конструктивизм, выразителями которого являются Эль Лисицкий, А. Родченко, Н. Альтман. Но дав установку на разрушение старых устоев, революция еще сама не знала, что ей предстоит созидать на развалинах. Плакаты становятся политическим ликбезом: крестьянину и пролетарию в короткий срок надо было привить новую систему ценностей, объяснить, что такое хорошо и что такое плохо. Изобразительный ряд агитплаката опирался на язык политических знаков (штык, метла, кулак) и на афористичный текст.
С усилением власти И. Сталина и в этой части русского духовного мира устанавливается творческий вакуум. Дольше других удалось сохранить стиль мастерам русского киноплаката, ставших классиками, непревзойденными и по сей день.
В годы Великой Отечественной сатирические “Окна ТАСС”, над которыми работали известные Кукрыниксы, высмеивали и развенчивали образ хвастливого и жестокого врага, приближая победу.
Послесталинская оттепель не изменила участь плаката. И только после распада СССР и отмены цензуры появляются блестящие студенческие работы. Идет накопление иного социального опыта. И как обычно, новое начинается с пародии на прошлое, чтобы, оттолкнувшись от него, идти дальше.
Многим из нас суждено было стать свидетелями и современниками подлинно исторических событий: Второй мировой войны, открытия цепной реакции, изобретения компьютера, полета человека в космос. Но, погруженные в рутину жизни, мы только изредка ощущаем ход времени и подлинный масштаб событий. Кто-то называет плакатное дело искусством прикладным. Оно и вправду “прикладывается” к времени и отражает его, как фотобумага, на которой проявляется забытый образ истории, её волнующий взгляд. Коллекционеры знают, что плакаты обладают магнетическим свойством. Потому что и собранные вместе, и существующие отдельно, они, подобно осколкам голограммы или замороженным цветам, хранят в себе время и его неповторимый аромат.