Пушкинский автограф идет с молотка

История далекая и близкая
№18 (418)

Последний пушкинский автограф, находящийся за границей в частных руках, - стихотворение «На холмах Грузии лежит ночная мгла», оцененный примерно в 300 тысяч евро, - будет выставлен 13 мая на торги в парижском аукционном доме «Друо». Сочиненное осенью 1829 года на Кавказе, стихотворение написано карандашом, потом обведено чернилами самим же Пушкиным. Оно затем вписано поэтом в альбом графини Каролины Собаньской, которая была последним увлечением Александра Сергеевича до его свадьбы с Натальей Гончаровой. Внизу страницы графиня Собаньская приписала своей рукой на французском: «Импровизация Александра Пушкина в Петербурге в 1829 году»
Вместе с пушкинским шедевром выставлены на торги грамота, врученная царем Алексеем Михайловичем боярину Афанасию Тургеневу в 1670 году, два любовных письма императора Александра II Екатерине Долгорукой, рукописные страницы перевода Пушкина Проспером Мериме, украшенные его рисунками Татьяны и Онегина, афиша, нарисованная Жаном Кокто для парижской выставки, посвященной 100-летию со дня рождения поэта, организованной Сержем Лифарем, а также «Сказка о Царе Салтане», иллюстрированная Натальей Гончаровой. Их оценочная стоимость от 4 до 10 тысяч евро.
Все эти уникальные вещи - из собрания Владимира Гофмана, внука крупнейшего русского пушкиниста Модеста Гофмана. «На холмах Грузии» Владимир приобрел в 1994 году и установил, что этот автограф находился в альбоме Каролины Собаньской. Другой автограф этого же стихотворения в 50-х годах был куплен известным специалистом по русской книге Полонским и долгое время находился в его коллекции. После смерти Полонского несколько лет назад его коллекция должна была распродаваться на аукционе, который по каким-то причинам не состоялся, и следы этого автографа затерялись.
«Владимир решил расстаться с этими сокровищами по очень простой причине. Ему, скульптору и архитектору, нужна мастерская для работы, - рассказывает его брат-близнец Андрей Гофман, тоже зодчий. – Пушкинский дом знает, что манускрипт продается, и ищет спонсоров. Нам было бы очень неприятно, если бы этот автограф не попал в Россию. Мы надеемся, что в России найдутся богатые меценаты и, следуя примеру Виктора Вексельберга, который приобрел пасхальные яйца Фаберже, купят рукопись для вашей страны. Мы готовы им в этом помочь».
Увлечение Пушкиным в семье Гофманов унаследовано, конечно, от Модеста Людвиговича Гофмана. Именно его наркомпрос Анатолий Луначарский делегировал в Париж в 1923 году на ответственные переговоры с графом Александром Отто. Он очень любил творчество Пушкина и добился высочайшего соизволения императора изменить свою фамилию Отто на Онегина. В 70-х годах позапрошлого века он переехал в Париж, взяв с собой большое количество пушкинских рукописей и создал Пушкинский музей, просуществовавший с 1870 по 1925 годы. Когда Отто-Онегин был уже в Париже, сын поэта Жуковского Павел, с которым он учился в гимназии, подарил ему рукописи Александра Сергеевича, остававшиеся у его отца. В 1909 году музей приобрела Императорская академия для Пушкинского дома с условием, что он остается в Париже до смерти Онегина, которому будут выплачивать какую-то сумму. Модест Людвигович Гофман сумел вновь подписать договор с Онегиным, несмотря на множество сложностей. И когда в 1925 году Онегин умер, весь музей благополучно переехал в Петербург. «Сам же дедушка остался во Франции, - рассказывает Андрей Гофман. - Нашему отцу Ростиславу тогда было 8 лет. Он стал известным музыковедом, автором более 40 книг о русской музыке, встречался с Шостаковичем, Свиридовым и ездил в Россию читать лекции о французской музыке. Мы сами любим Россию и чувствуем себя русскими. Мы с братом оба скульпторы и архитекторы, работаем в парижской мэрии, помогаем связям с Россией и, в частности, содействовали установлению бюста Сергея Дягилева, выполненного Левоном Лазаревым, в фойе парижского театра «Шатле». Недавно наша семейная коллекция пополнилась рукописью лермонтовского «Кинжала». Она в свое время находилась у Сергея Дягилева, а после его смерти попала к его другу Сержу Лифарю, который, кстати, был моим крестным отцом».

Пушкин был влюблен в Каролину Собаньскую - сестру Эвелины Ганской, ставшей женой Бальзака. Два гения могли бы породниться. Прекрасная полька, бывшая замужем за французом Жюлем Лакруа, собирала автографы и гордилась своим альбомом, в котором оставляли записи ее знаменитые современники. Отвечая на ее просьбу, Александр Сергеевич 7 января 1830 года посвятил ей другой шедевр «Что в имени тебе моем?», манускрипт которого хранится в Пушкинском доме. Каролина Собаньская умерла в Париже в возрасте 91 года и похоронена на Монпарнасском кладбище.
Во Франции хранятся еще несколько пушкинских автографов. «Из наслаждений жизни одной любви музыка уступает, но и любовь – мелодия» - эти строчки из «Каменного гостя» написаны рукой Александра Сергеевича в альбом польской пианистки Марии Шимановской, который ныне находится в Польской библиотеке в Париже. Она располагает тремя автографами: в одном альбоме стихи из «Каменного гостя», в другом сохранилось письмо Пушкина к Марии Шимановской и третий автограф – это письмо Пушкина к его знакомому Хлюстину. Мать Хлюстина Вера Ивановна поддерживала дружеские отношения с Мицкевичем и его семьей. После ее смерти архив перешел сыну Мицкевича Владиславу и от него - в Польскую библиотеку в Париже. Кроме того, Авиньонская муниципальная библиотека владеет манускриптом пушкинского «Гусара», который когда-то принадлежал Просперу Мериме и демонстрировался на пушкинской выставке в парижском Музее Бальзака.
«Страстным собирателем пушкинских автографов был Сергей Дягилев, - рассказывал мне пушкинист Леонид Шур, живущий во Франции. - За очень короткое время он собрал невероятно интересную библиотеку. Наиболее ценные – письма Пушкина к жене и к матери жены. Собрание потом перешло к Лифарю, тоже страстному поклоннику Пушкина. Библиотека Лифаря была распродана в 80-х годах в Монако на аукционе “Сотбис”. Пушкинские автографы Серж Лифарь хранил у себя до самой смерти. После его кончины самые ценные были куплены Министерством культуры СССР. Остальные разошлись по частным коллекциям».
«Я несколько раз встречался с праправнуком Жоржа Дантеса - Клодом Геккерном-Дантесом, - продолжает Леонид Шур. - Несколько лет назад Клод Дантес впервые открыл архивы итальянской исследовательнице Серене Видале, которая опубликовала книгу «Пушкинская пуговица», а потом подготовила публикацию самих писем Дантеса. Они, в частности, позволяют иначе взглянуть на отношения Дантеса и Натальи Николаевны. Кроме того, в его собрании хранятся два автографа Пушкина – первый и второй вызовы на дуэль. Это колоссальный архив и к Клоду Дантесу приходило множество людей с просьбой его продать, но он не захотел».
Наконец, в Музее почты французского городка Амбуаза, что в долине Луары, выставлены пистолеты рокового поединка Пушкина с Дантесом. Правда, как полагалось, на дуэли было две пары, так что неизвестно, из какого пистолета стрелял Александр Сергеевич.

Париж