МИР ПОМНИТ СЕННУ

Спорт
№18 (418)

В первый день мая «Формула-1» будет отмечать десятилетнюю годовщину со дня гибели легендарного бразильца Айртона Сенны. Но многие будут скорбить еще и об интриге формулических гонок, которая погибла вместе с ним в 1994 году.
Трехкратный чемпион мира разбился в возрасте 34 лет на седьмом круге «Гран-при Сан-Марино» в повороте «Тамбурелло» - на его болиде сломалась рулевая колонка, и на скорости около 300 км/ч болид Сенны врезался в бетонную стену. Это произошло спустя всего 24 часа после гибели Роланда Ратценбергера в квалификационном заезде.
Михаэль Шумахер: “Это был просто ужасный уик-энд. Тогда я впервые столкнулся со смертью в моем спорте, и некоторое время сомневался, стоит ли вообще продолжать выступления. Сенна был символом «Формулы-1». Я думаю, что Макс Мосли был прав, когда говорил, что благодаря Айртону и Роланду гонки стали безопаснее. Это единственный позитивный момент в этих авариях...”
Макс Мосли: “Когда я впервые оказался в гонках «Формулы-1», в апреле на стартовой решетке стоял 21 болид. К июлю трое пилотов погибли! Все происходило так, будто мы воевали во Вьетнаме. Я помню, что уже тогда мечтал изменить это, если когда-нибудь буду занимать один из важных постов».
Гибель Сенны привела также к тому, что Фрэнк Уильямс, Патрик Хэд и Эдриан Ньюи предстали перед судом, и хотя никаких доказательств их вины так и не нашли, дело не закрыто и по сей день.
После «Гран-при Сан-Марино» 1994 года трассы и болиды были серьезно изменены. Корпус машин был значительно усилен, чтобы успешно противостоять ударам на большой скорости во всех направлениях. Кроме того, под головой пилота появилась дополнительная мягкая прокладка, а в прошлом сезоне была введена и специальная система защиты. Повороты были перепрофилированы для уменьшения риска вылета с трассы, рабочий объем двигателей был снижен.
Гибель Сенны помешала фанатам «Формулы-1» наблюдать за его борьбой с молодым Михаэлем Шумахером. Многие считают, что в конце сезона немцу пришлось бы очень нелегко даже несмотря на то, что перед Имолой он опережал Сенну уже на 30 очков.
Оба пилота очень уважали друг друга и бок о бок сражались за позиции в гонках. В Маньи-Куре 1992 года их болиды столкнулись, и Сенна в ярости набросился на Михаэля. Свидетели утверждают, что прежде чем Айртона сумели оттащить от Шумахера, его ладони находились на шее немца. Спустя десять лет Михаэль все еще очень уважает Айртона Сенну. “Мне сложно говорить об этой годовщине. Когда я впервые увидел Сенну в картинге в 1980 году, я был просто в восхищении. Его манера вождения была не похожа на других, он был уникален. Это мое самое яркое воспоминание о нем”, - говорит Михаэль.
Он признал, что смерть Айртона Сенны заставила его задуматься над своей карьерой.
Знаменитый британец Дэймон Хилл отмечает, что 1 мая 1994 года изменилась вся его жизнь. Десять лет назад Дэймон стал напарником Айртона Сенны, всего во второй год выступлений в «Формуле-1». Это продлилось недолго - на четвертом этапе чемпионата Сенна погиб. Сегодня Хилл заявляет, что он “никогда не стал бы чемпионом мира”, если бы Сенна был жив.
Хилл также сообщил, что команда «Уильямс» уменьшила толщину рулевой колонки на болиде Сенны только для того, чтобы его кокпит стал просторнее. По мнению чемпиона мира 1996 года, эта модификация не имела никакого отношения к реальным причинам аварии. Хилл заявил, что на брифинге пилотов Сенна негативно отзывался о новом пейс-каре, потому что его использование позволяло шинам остыть до недопустимо низких температур. По мнению Хилла, именно недостаточная температура шин и стала причиной аварии Сенны.
«Формула-1» не потеряла ни одного пилота за последние 10 лет, - говорит трехкратный чемпион мира сэр Джекки Стюарт. - Это впечатляет.”
Он также сказал, что больше людей умирают во время рыбалки, чем в болидах «Формулы-1». “Это не значит, что завтра не произойдет ужасная авария, - продолжает он. - Но в последнее время было неизмеримо много сделано для того, чтобы увеличить безопасность в спорте.”
Стюард подчеркивает, что наследием Сенны стала Комиссия по безопасности FIA: “Я думаю, что после трагедии в Имоле все поняли, что к безопасности надо подойти с научной точки зрения и систематически ее улучшать.”