ПОМОЧЬ ЗАПОМНИТЬ, ЗАБЫТЬ

Ваше здоровье
№18 (418)

Русский художник, живущий в США вот уже 25 лет, находится в прекрасной форме: в свои шестьдесят семь лет ежедневно бегает кросс по 2 мили и плавает в бассейне. В телефонном разговоре он сказал мне, что следит за новостями и прочитывает в неделю не менее одной книги. Но неожиданно прибавил, что тут же забывает все прочитанное. “Ноги еще бегают, - сказал он, - но память уже плетется и спотыкается.”[!]
Американец Э.Кандель , получивший в 2000 году Нобелевскую премию за работы по улучшению механизмов памяти, сказал, что мы являемся людьми настолько, насколько помним происходящее и происшедшее с нами.
Миллионы людей страдают ослаблением памяти, склерозом или болезнью Альцгеймера.
Все чаще на страницах газет и экране телевидения рекламируются лекарства, улучшающие память.
Два года назад художник, о котором шла речь в начале статьи, записался добровольцем на программу по испытанию такого средства, желая помочь себе и сократить путь лекарства от лаборатории к пациентам. В том конкретном случае программу учредила Соrtex Pharmaceuticals Inc.
Мой знакомый принимал лекарство под условным названием СХ 516, предназначенное для людей c кратковременными провалами памяти. Симптомы такого рода врачи называют MCI, что в переводе означает медленное ухудшение узнавания.
Перед началом лечения он прошел тест, в котором требовалось прочесть и повторить порядка двадцати слов, написанных на листе бумаги. После ежедневного приема девяти капсул в течение месяца тест повторили. До приема лекарств он называл менее 30% слов, после - более 90%.
Результаты работы с группой добровольцев из Швеции в возрасте до тридцати лет показали, что лекарство улучшает память и у них. Это явилось сюрпризом для самих исследователей.
Испытания лекарства всё ещё продолжаются, но уже без моего знакомого, и он огорчается, потому что неясно, когда оно поступит в продажу.
Сегодня около 60% фармацевтических компаний всего мира работают над средством усиления памяти. Поиск ведется в различных направлениях. Зная, что в Индии самый низкий в мире уровень поражения болезнью Альцгеймера, некоторые ищут целебные свойства в приправе “curry”, самой популярной на Индийском полуострове. Изучается связь возможного улучшения памяти с одновременным приемом лекарств, понижающих состав холестерола в крови..
Многие фирмы уже пробуют лекарства на людях, и первые продажи планируют начать через два-три года.
Одним из успешных и недавно одобренных средств стал мемантин, произведенный немецкой компанией “Мерц”. Он помогает больным, находящимся в ранней стадии болезни Альцгеймера, быть около шести месяцев в году независимыми от постоянного ухода за ними.
Разумеется, участвуя в контрольном лечении, добровольцы рискуют: два года назад испытание другого препарата вызвало у многих воспаление мозга, и тесты пришлось прервать.
Иногда знание к ученым приходит через неприятный опыт. Известен случай, когда врачи удалили человеку крошечный участок мозга, называемый гипокампус. Молодой человек избавился от постоянных припадков , но потерял способность запоминать происшедшее с ним – вплоть до фраз , недавно произнесенных. Прежняя его память осталась нетронутой. Так выяснилось, что гипокампус является передатчиком сиюминутной информации - зрительной и слуховой – в кладовую нашего мозга.
Патологоанатомы говорят, что в мозгу людей, пораженных болезнью Альцгеймера, образуются “заторы”, по упрощенной аналогии похожие на холестероловые бляшки в кровеносных сосудах. По оценкам специалистов, процесс накопления проблем с памятью может длиться от 10 до двадцати лет. К сожалению, сегодня диагнозы ставятся слишком поздно, когда процесс уже необратим.
Большинство лекарств работает либо по принципу усиления долгосрочной памяти, либо по разрушению помех нормальной работы мозга.
Новым перспективным средством по усилению памяти стал МЕМ 14 14, который проходит первую фазу испытания на людях. Его выпуску предшествовала кропотливая работа Э. Канделя и профессора Т. Тьюли из лаборатории Cold Spring Harbor в Лонг-Айленде.
Для человека непосвященного покажется странным, что главную составляющую нового лекарства ученые испытывали на низких формах жизни: морских улитках и фруктовых мушках. Вводимое этим “пациентам” вещество, содержащее особый протеин, помогало формировать ген, способствующий усилению долгосрочной памяти.
Пока большинство исследователей ищет панацею для усиления запоминания, психиатры, спасающие пациентов от посттравматических стрессов, ищут способы помочь им избавиться от неотступных кошмаров и страхов.
Как помочь жертве похищения и изнасилования забыть ужас происшедшего с ней? Как помочь пострадавшему в теракте и жестокой автомобильной аварии? Что делать, если на эту психическую травму накладывается следующая?
Прием антидепрессантов и работа с психотерапевтом помогает далеко не всем.
Добровольцы, старающиеся забыть о своих проблемах, проходят курс экспериментального лечения в General Hospital в Бостоне. Есть и контрольная группа, которая принимает «пустые» таблетки для проверки на плацебо эффект.
Эксперименты показывают, насколько эмоциональная память о событии отличается от запоминания эпизода будничного.
Двум группам испытуемых показали один и тот же слайд-фильм с разным комментарием.
В первом случае, в соответствии с комментарием, мальчик и его мать шли по дороге, где лежала разбитая в аварии машина. Далее они заходили в госпиталь, где отец-врач учит студентов лечить добровольцев, изображающих жертв аварии. Затем мать садилась в автобус и уезжала домой.
Вторая группа услышала другой комментарий. Мать и сын переходят дорогу. Мальчик сбит машиной и попадает в госпиталь, где, наряду с другими жертвами аварии, ему оказывают помощь. Мать уезжает автобусом домой.
Две недели спустя участников обеих групп попросили пересказать увиденное . Первая группа нейтрально пересказала происшедшее в подробностях. Для второй эмоциональная часть – авария и госпиталь - вышла на первый план.
Третьей группе перед показом слайдов дали препарат, блокирующий рост адреналина и стресса. Оказалось, что пересказ эмоциональной истории этой группой участников - описание аварии и госпиталя - тоже звучал нейтрально. Так выяснилось, что качеством памяти и отношением к происшедшему можно управлять.
Другой эксперимент был поставлен с реальной жертвой насилия и вскоре последующей за этим автомобильной аварии. Cперва рассказ больной, страдающей посттравматическим расстройством, записали на пленку. При этом данные о её взвинченном состоянии фиксировались датчиками.
После курса лечения ей дали прослушать в записи собственный рассказ: датчики не показали повышенной эмоциональности, то есть эмоциональная коррекция произошла.
Профессор Ле Доу, нейрофизиолог из Нью-йоркского университета, и его коллега К. Надер не первый год изучают механизмы восстановления и «стирания» памяти на лабораторных крысах.
Cперва исследователи вырабатывали у крысы условный рефлекс, сопровождая музыкальный тон слабым электрошоком.
На следующем этапе вместе с музыкальным тоном они вводили в мозг специальный препарат, анизомизин, который нарушал связи между нейронами мозга и препятствовал созданию долговременной памяти. Первые два часа после инъекции крысы по-прежнему реагировали на музыкальный тон, ”замерзая” на месте от ужаса в ожидании шока. Но уже через сутки страх при музыкальном тоне исчез. Исчезла ли сама память об электрошоке или она сидит где-то в мозгу и до крысы больше не доходит? Этот вопрос остается открытым.
Что касается человека, то психические травмы и страхи способны возвращаться к нему даже десятки лет спустя.
Большинству из нас кажется, что чем крепче память, тем лучше.
Но в реальности слишком хорошая память - вещь тоже опасная, считает Д. Мак-Гоу из Центра нейробиологии и памяти при Ирвинском университете в Калифорнии.
В этой связи вспоминается рассказ выдающегося писателя Х. Борхеса, в котором человек, парализованный в результате падения с лошади, получил взамен память, превратившую его мозг в свалку воспоминаний. Все, что жило и живет в его подсознании, выходит наружу. И теперь он помнит форму облаков, увиденных однажды, и каждое дерево, и каждый лист в лесу, который видел.
Так что способность забывать о второстепенном даёт нам возможность обобщать, концентрируясь на главном.
Помочь запомнить и помочь забыть, сохранив человеку его мир и его неповторимость, задача не из простых. Кроме того, развитие науки в этом направлении все чаще сталкивается с проблемами этики. И главное при этом – не потерять человека, ибо он, как и прежде, – мера всех вещей.