ЕВГЕНИЙ ЗАНИС

Этюды о прекрасном
№19 (419)


У каждого человека – несколько жизней:
Жизнь – которую он мечтает прожить.
Жизнь – которую он рекомендует прожить.
Жизнь – для которой его обучают.
Жизнь – про которую он рассказывает, будто живет этой жизнью.
Жизнь – которая записана в книге судеб.
И жизнь – которую человек живёт.


О Евгении Занисе можно сказать, что все ипостаси жизни, так точно и безжалостно перечисленные поэтом, непостижимым образом слились в единственную его, очень непростую, но очень яркую жизнь. Его судьбу. Которую, обратившись к поэзии Давида Шраера-Петрова, можно, не погрешив против истины, обозначить «как метафору русских возможностей, воплощенных в реальность.»
Занис состоялся в Америке. Известный скульптор. Вице-президент элитного американского художественного клуба “Одубон” («Audubon»). Видеть в таком качестве русского эмигранта мне, честно говоря, не приходилось. Но вот – довелось. Что ещё раз подтверждает библейскую мудрость: «Стучитесь, да отверзнется.»
Но прежде чем рассказать, как упорно и неустанно стучался во все двери (и достучался!») Занис, несколько слов об американском клубном движении, немаловажной части национальной культуры и самосознания настоящего янки, как до того – настоящего британца. Собственно, сама идея, сама традиция создания клубов пришла в Америку из старой, доброй Англии, да и касалась она только клубов купеческих. Попытки создать клубы делались ещё в XVIII веке, но кончались ничем – не до того было. Приходилось строить страну, воевать, богатеть, наращивать финансовую и промышленную мощь, международный авторитет, самоопределяться, отстаивать и обретать независимость. И те, кто сделал себя сам, а страну свою – богатой и могучей, уверился, утвердился, что Америка – держава влиятельная. Деньги, растущая не по дням, а по часам финансовая мощь, расширяющиеся территории, признание ещё недавно презиравшей и ненавидевшей Европы – все это уже есть. А собственная культура?
Батюшки, прозевали! Наверстать! Американец – человек дела. Появились первые культурные общества – историческое, литературное, первые музеи, первые коллекции, первые клубы... Огромную роль в подготовке культурного взрыва в Нью-Йорке, а все начиналось именно здесь, имели художники и писатели группы «Никербокер». Откуда это имя? Дидрих Никербокер – псевдоним Вашингтона Ирвинга. Когда в 1822 г. Фенимор Купер основал свой культурный (первый!) клуб, то имя своему детищу дал особое – псевдоним друга. В клуб вошли писатели Брайант, Хэллен, художники Дюран, Джарвис, Морзе, Квидор.
Жив «Никербокер» и сейчас. Это один из престижнейших американских клубов. Строчечка на визитке, говорящая о членстве, откроет перед вами все двери, послужит лучшим ручательством при заключении любого контракта. Красивое здание клуба вы найдёте на 5-й авеню близ 61-й стрит. Неподалеку расположились и клубы-долгожители, основанные следом за «Никербокером», - «Хлеб и сыр-клуб», «Скетч-клуб» и т.д.
Из популярнейших юмористических рассказов Ирвинга взято также экзотическое название и поныне сверхпрестижного клуба поклонников искусства «Салмагунди», что означает нечто вроде винегрета. Интерьер роскошного здания клуба (тоже на 5-й авеню, но в Нижнем Манхэттене) украшен полотнами лучших американских художников, в том числе великих Чайлда Хэссема, Меррита Чейза, Теодора Робинсона, Луиса Тиффани, которые были членами «Салмагунди». Кстати, о том, как вступить в этот клуб, вы можете узнать, позвонив по телефону (212) 255-7740.
Именно в просторных выставочных залах «Салмагунди» и познакомилась я с Занисом, представлявшим очередную заключительную выставку работ художников, вышедших в финал конкурса своего клуба.
«Одубон” – общество молодое, ему «всего» 64 года. Основано оно в 1940 г. как клуб сугубо художественный, и возглавил его один из значительнейших скульпторов XX века Осип Цадкин, родом, кстати, тоже из России, друг и соратник Модильяни, Шагала, Сутина. Поначалу имя организации читалось как «Группа профессиональных художников», названная в честь художника и общественного деятеля Джона Джеймса Одубона. Нужно сказать вам, что годы Второй мировой, как называли американцы Великую Отечественную войну, были временем невероятной социальной, политической и культурной активности, что сыграло немалую роль в открытии второго фронта. Были эти годы и пиком резкого подъёма, расцвета даже, американского авангарда. Свой нынешний статус получил «Одубон» в 1945-м, и членами его стали такие асы, как Эндрью Вайес, Уолт Дисней, Пол Кадмос, Сальвадор Дали, братья Сойер, наш знаменитый Давид Бурлюк и многие другие. И сегодня планка популярности и престижа клуба на такой же высоте, а участие в его конкурсных выставках так же важно для художника, как и прежде. Нынешний президент “Одубона” – Тони Падовано, живописец, искусствовед, профессор Квинсбороколледжа, автор популярнейшей книги “«Искусство ваяния».
Занис своё единение с «Одубоном» начал именно с участия в его выставках, с первого раза пробившись сквозь рогатки конкурсного отбора и выйдя в финал. На одной из финальных экспозиций, где традиционно представляются работы, отобранные жюри, и увидела я превосходную, награжденную серебряной медалью скульптурную композицию Евгения Заниса, вызывающую у зрителя интуитивно целостное восприятие того главного, что создано Всевышним как центр мироздания. И это, конечно же, женщина. Рождающаяся из пламени любви и род человеческий продолжающая. Экспрессия невероятная. К какой художественной стилистике, к какому направлению отнести творчество скульптора? К сюрреализму? Экспрессионизму? Или и то и другое плюс говорящий, думающий абстракционизм? Эмиль Лев назвал авангардную манеру Заниса неокубизмом, с чем я уж и вовсе не согласна. А вот цветовосприятие, нюансировка цветовой гаммы камня у него потрясающие. Кто-то из сюрреалистов сказал: «Есть вещи, которые выше любых побед, выше денег, выше признания, даже выше надежд. Это любовь...» Мне кажется, именно эта мысль стала отправной в творчестве Заниса так же, как горькое понимание неадекватности мира.
Скульптура Заниса выросла из абстракций малых форм. Здесь, в Америке занимался он дизайном в ювелирном деле. Выполненные по его моделям элегантные, оригинальные и стильные украшения продавались и в Саксе, и у Фортунофф, о нем писали в журналах, в «Базаре», в «Вог». Кстати, именно тогда и нашел он своё ноу-хау, особый, абсолютно новый метод полировки камня огнём, который и использует теперь в скульптуре.
Начинал Занис с графики, первая его карикатура появилась в одной из центральных газет, когда было художнику 22. Рядом со знаменитым Виталием Песковым публиковался в сборнике «Мастера советской карикатуры», встречались они и на 16-й странице «Литературки». Преподавал (работу эту продолжает и сейчас: в Квинсборо колледже преподает курс скульптуры). Занимался промышленным дизайном – в 1975 г. на Лейпцигской ярмарке даже получил золотую медаль.
К американскому успеху вела дорога тернистая и трудная, да и перипетии личной жизни радужными не были совсем. Вкалывал по-черному семь дней в неделю по 12-14 часов. Но преодолел. Так что без каких бы то ни было сомнений могу я снова позаимствовать у поэта пару выразительнейших строк.
Что я могу тебе сказать, судьба– американка,
Поставил я ва-банк, и выиграл тебя.

Итак, он вице-президент престижного американского художественного клуба, и огромнейшая его заслуга – это привлечение к одубоновским выставкам российских иммигрантских художников, выучеников великой русской художественной школы и практически всегда продолжателей её традиций. Там на прошлой выставке видела я Леонида Гервица, Александра Разина... Ну, а последняя финальная экспозиция художественного конкурса “Одубон” предъявила восхищенному зрителю ряд интереснейших «русских» работ, причем первое место в номинации графики занял молодой архитектор Олег Рио, а на втором месте среди живописцев - Эшер Кац со своим дивным, возносящимся пейзажем золотого Иерусалима. Прекрасный натюрморт талантливой фотохудожницы Аси Ахундовой, живописный гимн любви Ирины Рабинковой, выразительнейший философский сюр Александра Шабатинаса, очень интересное, напряжённо эмоциональное полотно Исаака Фишкиса...
На высоте оказались и скульпторы: оригинальна и чувственна модернистская композиция Давида Дейча «Бруклинская Венера»; вдохновенен, словно взлетевший на крышу и играющий, отбросив всё земное, выполненный в стилистике Джакометти «Скрипач» Семёна Рабикова; шквал эмоций вызывает страшный и беспощадный, будто оголодавший волк, злобный зверь Эмиля Зильбермана:«Террор» – назвал талантливое своё творение скульптор, и, наверно, очень трудно так точно, так снайперски, так обобщённо показать несущий смерть террор. Страшная метафора.
Сейчас «Одубон» готовится к новым выставкам. Ближайшая – в сентябре, следующая за ней – в апреле будущего года. Можно ли принять в ней участие? Разумеется. Но сначала нужно стать Associate Member , т.е. кандидатом в члены клуба. Чтобы получить бланк заявления и дополнительную информацию, пошлите письмо на английском языке по адресу:

Lilly Tussey, Coordinator
444 East 82nd Street, #9E
New York, NY 10028
или воспользуйтесь интернетом:
www.audubonartists.org

Не забудьте приготовить качественный слайд одной из своих работ, которую вы хотели бы представить на выставку.
В добрый час!