Спасибо, Тони!

Факты. События. Комментарии
№20 (420)

Последние дни снова ознаменовались событиями мирового масштаба, особо важными для американской общественности. Скандальные сведения об издевательствах над иракскими пленными. Решение миллиардера Уоррена Баффета оказать солидную финансовую поддержку кандидату в президенты от Демократической партии.
Подозрительное сближение лидера Временного правящего совета Ирака Чалаби с иранскими фундаменталистами. Отказ большинства членов «Ликуда» поддержать намерение премьера Шарона оставить Газу... Все эти и другие события не могут затмить поистине исторического значения того, что произошло в Европе. С 1 мая десять государств стали полноправными членами Европейского союза.[!]
Образовавшаяся «Большая Европа» объединила в одно целое 25 стран с населением 400 миллионов человек, огромной территорией и совокупным валовым продуктом, близким американскому. Мечта бывшего французского президента Валери Жискар д’Эстена сбылась. Однако не в полной мере – западная и восточная окраины старого континента остаются вне границ нового анклава. По ряду объективных и совершенно понятных причин Россия, Украина, Белоруссия, Молдавия пока не могут стать членами Европейского союза, и еще вопрос, наступит ли когда-нибудь их черед. С западной же стороны вне рамок союза оказалась Великобритания с ее мощной индустриальной структурой и стойкими демократическими традициями. С любой точки зрения это выглядит странным.
Тем временем Европейский союз укрепляется и административно, и экономически. Яростные споры по поводу единой конституции стихли. Зачинщиками спора были Испания и Польша. Их лидеры считали, что проект Общеевропейской конституции предоставляет слишком много прерогатив таким крупным странам, как Франция и Германия, ущемляя права других государств. Но в Испании к власти пришло другое правительство, которое мгновенно сняло все прежние возражения. Следом с предложенными условиями вынуждена была согласиться и Польша. В июне нынешнего года обсуждение проекта будет завершено, а осенью, после продолжительных каникул, законодатели всех 25 стран наверняка этот проект конституции утвердят. Мнением англичан тогда уже никто интересоваться не станет.
Все это прекрасно понимает премьер-министр Великобритании Тони Блэр. Являясь активнейшим сторонником присоединения к Европейскому союзу, он торопится, боясь упустить последние шансы. Блэр всеми силами добивается проведения референдума, который, как он надеется, даст ему легальные основания претендовать на вступление в союз.
Влиятельные политические круги Великобритании убеждений своего премьера не разделяют. Они опасаются, что, войдя в союз, страна окажется под прессом сугубо административного регулирования и жесткого трудового законодательства, привычных для остальной Европы. Избранному демократическим путем английскому парламенту во многих случаях придется подчиняться бюрократическим структурам нового союза, который неминуемо превратится в еще одну супердержаву. Население Британии тоже не стремится к полному воссоединению с континентальной Европой. Согласно результатам опросов, лишь 16 процентов респондентов согласны поддержать вступление в союз, 53 процента высказываются против. К тому же все больше англичан отказывают Блэру в доверии – отчасти за вторжение в Ирак и за слишком тесное, по их мнению, взаимодействие с Соединенными Штатами и лично с президентом Бушем.
Тони Блэр старается убедить оппонентов обещаниями установить некую «красную черту», в пределах которой Великобритания сохранит свой суверенитет и макроэкономику. Он предупреждает, что, отказавшись от участия в обсуждении Общеевропейской конституции, страна больше потеряет, чем приобретет, ибо в конце концов ей все равно суждено стать членом союза. Обстоятельства заставляют премьера спешить. Всего через год англичанам предстоят очередные парламентские выборы, и нет никаких гарантий, что лейбористы во главе с Блэром их выиграют. Опросы показывают рост симпатий электората к Консервативной партии и ее новому лидеру Майклу Ховарду. По поводу вступления в Европейский союз консерваторы предпочитают определенно не высказываться.
Однажды министр обороны США Рамсфелд выступил с утверждением, что Европа ныне разделена на старую и новую. К старой министр причислил, прежде всего, Германию, Францию, Бельгию, то есть страны, не поддержавшие вторжение в Ирак и потому достойные пренебрежительного отношения со стороны Америки. Новая Европа, на две трети состоящая из государств, когда-то входивших в соцлагерь, по мнению Рамсфелда, наоборот, выражает полное доверие к политической стратегии президента Буша, Америка ими довольна. Понятно, что мы желаем видеть в новом, расширенном, Европейском союзе надежного и сильного партнера. Иными словами, было бы неплохо иметь в этом союзе противовес старой Европе. Рождение такого противовеса немыслимо без Великобритании.
Известный политический обозреватель Майкл Бэрон сообщает, что в процессе переговоров Буша и Блэра в Вашингтоне 16 апреля была затронута и эта тема. По его сведениям, президент высказался за скорейшее вступление Великобритании в Европейский союз и британский премьер обещал удвоить усилия для достижения этой цели. Так что поблагодарим Тони Блэра за его старания.