И ТЫ, МЭРИОН?

Спорт
№20 (420)

Новой жертвой допинговых разоблачений, которые происходят в рамках расследований против калифорнийской лаборатории BALKO, может оказаться знаменитая американская легкоатлетка Мэрион Джонс. Если раньше ее имя упоминалось, как возможной клиентки этого «медико-оздоровительного заведения», то в последнее время в прессе появилось несколько сообщений о прямом сотрудничестве Джонс с основателем и руководителем BALKO Виктором Конте.
«Дело BALKO» было раскрыто летом прошлого года и приобрело масштабы скандала, равного которому не было в истории мирового спорта. 17 октября глава Антидопингового агентства США Терри Мадден официально заявил, что в употреблении модифицированного стероида тетрагидрогестринона, который ранее считался неуловимым, подозреваются сотни элитных атлетов страны. По официальным данным, положительными оказались 450 проб. Спустя несколько месяцев обвинения в создании и распространении этого «таинственного» препарата были предъявлены четырем лицам: главе BALKO Виктору Конте, вице-президенту этой компании Джеймсу Валенту, известному наставнику по легкой атлетике выходцу из Украины Рэму Корчемны и Грегу Андерсону, личному тренеру суперзвезды бейсбола Барри Бондсу.
За прошедшее время показания Большому жюри присяжных, которое проводит расследование совместно с Национальным олимпийским комитетом и Антидопинговым агентством США, дали многие известные атлеты, которые, как установлено, в разные годы были клиентами BALKO. В этом солидном списке фигурировало также имя пятикратной чемпионки мира и трехкратной олимпийской чемпионки Мэрион Джонс. Однако на первых порах она оставалась на втором плане. Став матерью, она долго не выступала и только нынешней зимой снова появилась в тренировочном зале. А в центре скандала оказалась преемница Джонс Кэлли Уайт – обладательница двух высших наград прошлогоднего чемпиона мира в беге на спринтерских дистанциях. Кстати, она подопечная Рэма Корчемны. В ее анализах, взятых во время того турнира в Париже, был обнаружен запрещенный препарат модафинил. Он был выявлен в допинг-пробах еще нескольких атлетов, также оказавшихся пациентами Конте и его людей.
В свою очередь, объявив о возвращении на беговую дорожку, Мэрион Джонс при каждом удобном случае подчеркивала, что всегда оставалась проповедницей «чистого спорта» и готова доказать всему миру, что можно побеждать и устанавливать рекорд без анаболиков.
Но... Недавно имя Мэрион Джонс, начавшей подготовку к Олимпиаде в Афинах, снова всплыло. Сперва эффект разорвавшейся бомбы произвела публикация в газете San Francisco Chronicle о том, что Виктор Конте снабжал своими «продуктами» Мэрион Джонс и ее мужа рекордсмена мира в беге на 100 метров Тима Монтгомери. Руководитель BALKO якобы лично признался при встрече с руководством Антидопингового агентства страны, что делал это с согласия диетолога обоих спортсменов. Тут же адвокат Джонс Джозеф Бертон выступил с опровержением: «Либо Конте нагло лжет, либо журналисты извратили его слова. Моя клиентка никогда не получала от Конте каких-либо запрещенных компонентов. Мэрион вообще не имела никаких отношений с его лабораторией».
В свою очередь, адвокаты Конте Роберт Хилл и Трой Эллерман официально заявили, что глава BАLKO не называл имена своих клиентов.
Но спустя несколько дней газета The New York Times со ссылкой на достоверные источники сообщила сенсационную новость: к «делу BALKO» приобщен чек на 7350 долларов. Нюанс в том, что лаборатории Конте эта сумма была отправлена с личного счета Мэрион Джонс. Оплата произведена 8 сентября 2000 года, за неделю да старта Игр в Сиднее, где Джонс собрала коллекцию из пяти медалей – трех золотых и двух бронзовых. Подозревают, что подпись на чеке принадлежит ее экс-супругу – толкателю ядра Си Джэй Хантеру, дисквалифицированному перед сиднейской Олимпиадой за использование допинга. Тогда в его пробе был обнаружен запрещенный препарат нандролон. Этот факт получил огласку во время Игр в Австралии. Джонс предприняла попытку защитить мужа и отстоять честь семьи. Со своей стороны, НОК США постарался «сгладить» ситуацию, чтобы Мэрион смогла сосредоточиться на дальнейшем выступлении в рамках Олимпиады.
О новых обвинениях Джонс узнала в Филадельфии, куда приехала для участия в представительном 110-м легкоатлетическом турнире «Эстафеты Пенна», проводимом Университетом Пенсильвании. Она тут же собрала пресс-конференцию, на котором заявила: «В прошлом я общалась с Конте пару раз, но никаких препаратов, изготовленных в его лаборатории, не покупала. Я не подписывала никаких чеков для него», - заявила она. Второй адвокат спортсменки Пич Николас подтвердил: «Мэрион этот чек не подписывала. Следствие установит это».
Однако некоторые подозрения все же остаются. В связи с этим обозреватели напоминают о том, что в 2002 году Мэрион Джонс и ее нынешний муж, рекордсмен мира в беге на 100 метров Тим Монтгомери начали сотрудничать с канадским специалистом Чарли Фрэнсисом, который в свое время тренировал известного спринтера Бэна Джонсона, трижды попадавшего на допинге, за что был пожизненно дисквалифицирован. Союз Джонс с Фрэнсисом вызвал недовольство всей спортивной общественности страны, и Мэрион с Тимом пришлось отказаться от услуг скандально известного тренера, который в свое время также был отстранен от легкой атлетики. После этого у Большого жюри возникли вопросы к Джонс и Монтгомери.
Однако газеты акцентируют внимание на том, что Мэрион Джонс никогда не проваливала допинг-контроль, и находят этому объяснение. При расследовании деятельности НОК США выяснилось, что прима мировой легкой атлетики за три года – с 2000 по 2002 - проходила контроль всего четыре раза. Причем она всегда знала о визите лаборантов.
Если судить по газетным публикациям, следствие располагает материалами, согласно которым Джонс и Монтгомери «брали у Конте стероиды в обмен на рекламирование продукции этой фирмы, официально специализирующейся на разработке легальных продуктов питания, способствующих «укреплению здоровья». Но адвокаты спортсменов и главы лаборатории отрицают все варианты прежнего сотрудничества между сторонами.
Между тем пару недель назад за использование модафинила были наказаны четыре клиента BALKO – спринтер Кристи Гэйнс, барьеристы Сандра Гловер Эрик Томас и Кристи Филлипс. Правда, они получили минимальные наказания – общественное порицание и аннулирование результатов соревнований, на которых были взяты позитивные пробы. Еще четыре элитных атлета страны – метатели молота Джон Макьюэг и Мелисса Прайс, бегунья на средние дистанции Регина Дэкобс и толкатель ядра Кэвин Тот, уличенные в использовании тетрагидрогестринона, ждут решения своей судьбы.
А что касается одной из самых титулованных (из действующих) клиенток BALKO – двукратной чемпионки мира Келли Уайт, то окончательный вердикт по ее делу все еще не вынесен. Если спортсменка будет официально признана виновной, а все идет к тому, ее лишат титулов и высшие награды будут переданы конкуренткам, занявшим вторые места в обеих дисциплинах. К тому же Келли ждет дисквалификация на длительный срок и она не сможет отстаивать место в олимпийской легкоатлетической дружине США.
Следствие по «делу Джонс» только набирает обороты. И тем не менее считать ее виновной пока нельзя. Такой вердикт должно вынести Большое жюри.
А что если Мэрион Джонс пробьется в состав сборной США для участия на Олимпиаде в Афинах? Это почти реально. Не меньшие шансы на поездку в Грецию есть и у Тима Монтгомери. Кстати, они оба мечтают стать «золотой парой». И это вполне осуществимо. Причем Мэрион намерена повторить свой сиднейский успех и вернуться домой трехкратной чемпионкой Игр-2004.
Ну а если их, в первую очередь Мэрион, все же признают виновными? Что в таком случае делать с медалями?
Национальный олимпийский комитет США очень активно помогает следствию и заинтересован в том, чтобы дело прояснилось, как можно скорее. Ведь Олимпиада на носу, а спортсменам предстоит пройти через отборочное сито. А скандал может негативно отразиться на моральном и душевное состоянии всех будущих олимпийцев страны.
* * *
Британская эстафетная команда по бегу на 100 метров дисквалифицирована и лишена медалей, завоеванных после 1 августа 2003 года. Такое решение было принято Международной ассоциацией атлетических ассоциаций после положительного допинг-теста одного из бегунов - Дуэйна Чэмберса. Он дисквалифицирован на два года.
Британская эстафетная четверка на чемпионате мира 2003 года в Париже завоевала серебряные медали, уступив золотые американцам. Теперь же комплект из серебра переходит к бразильцам, а на третье место переместилась команда Нидерландов.