Чистейшего звука высокаЯ власть

Репортерский дневник
№20 (420)

Эта чудная строка великой Анны Ахматовой вспомнилась мне, когда слушала я – один за другим – лучшие русские романсы. Проникающие в душу и душу заполняющие и очищающие. Искренность, элегичность и нежность, тонкий лиризм русского романса были так хорошо, так мягко, так душевно преподаны Дианой Иремашвили, что каждый из слушателей мог повторить слова старой-старой романтической баллады: «Открылось сердце моё...»
Особенно покорило меня дивное двухголосие дуэта Дианы и её сестры Мадоны. Они – безусловно отрадное явление музыкальной жизни нашей общины, что и доказал впечатляющий концерт в Stepping out studios в Нижнем Манхэттене, о котором вас извещала наша газета. Просторный зал был полон. Аншлаг! Восторг публики! Чистая радость и светлая печаль. Ведь феномен русского романса – не только его камерность и музыкальность, его щемящая сентиментальность, но, главное, удивительная эмоциональность и, если можно так сказать, жизненность, опоэтизированные им жизненные реалии, человеческие чувства, встречи и потери, любовь во всех её проявлениях. Оттого-то хорошо исполненный романс (не из «жестоких», конечно), имеет «высокую власть» над душами, заставляет подчас плакать, будит рой воспоминаний. Хоть и знаешь твердо, что «прошлое не воротится и не поможет слеза», но картины этого прошлого, которое было и суровым, и радостным, и сладостным, всплывают в памяти – и ты плачешь.
Важным было в этом концерте не только исполнение вокалистов, но превосходное сопровождение – ансамбль, состоящий из пианиста Филиппа Гелбаха, скрипача Ярослава Белгородского, виолончелиста Владимира Гринберга. И очень хорош был конферанс-рассказ Инны Есилевской.
Особое место заняли в концерте романсы композитора Медеи Сихарулидзе на стихи Александра Соколова, к которым вполне применима строчка самого поэта: «Пишет сердцем он и для сердец».
Имя Соколова было новым для меня, но оказалось, что читала и знаю его стихи, подписанные коротко и звучно – «Кацо». Запомнилось: «Через сердце проходит наш путь», «Моя любимая со мной». А если стихотворные строчки запоминаются, это говорит о многом.Столь же, а, может, ещё более восторженно было принято залом второе отделение концерта – грузинские романсы. Напевы Грузии, удивительная их мелодика, их скрытая страсть, тот шорох судьбы, который слышится в них, давно покорили меня. А потому с таким душевным вниманием, с таким открытым сердцем слушала я и сестёр Иремашвили, и прекрасную грузинскую певицу Тамилу Затикашвили и Лейлу Мчедлишвили, но более всех глубокий, проникновенный голос и страдающую пандури знаменитого Заза Сидамонидзе.
Неужто никогда не придется вновь побывать на холмах Грузии?