ПАМЯТИ Николая Гяурова

Лицом к лицу
№25 (425)

2 мая в своей миланской квартире скончался величайший бас второй половины XX века народный артист Болгарии Николай Гяуров. Один из лучших исполнителей как драматических, так и комических партий в операх композиторов разных эпох, Гяуров был одним из немногих басов, которому удалось сделать практически невозможное – стать любимейшим артистом не только в своей, оперной, среде, но и для тысяч людей, которые ни разу в жизни не были в оперном театре. А ведь он никогда не опускался до «совместных» оперно-эстрадных концертов, чем грешат многие его коллеги.
Гяуров родился в 1929 году в Велинграде в Болгарии и учился у себя на родине. Он впервые вышел на сцену в 1956 году, а позже занимался в аспирантуре под руководством Александра Иосифовича Батурина в Московской консерватории имени Чайковского. В 1956-57 пел в Большом театре. Не достигнув и тридцатилетнего возраста, певец исполнил заглавную партию в «Борисе Годунове» Мусоргского на первой советской сцене – случай невиданный.
Невзирая на ненависть, с которой относились на Западе к артистам из социалистических стран, Гяуров уже через год после своего московского дебюта пел в парижской Гранд-Опера, а к началу шестидесятых покорил и четыре главных оперных «бастиона» - Ла Скала (Милан), Метрополитен-опера (Нью-Йорк), Королевская опера (Лондон) и Государственная опера (Вена). Кстати, с его первыми выступлениями в Милане связан забавный эпизод. В опере Верди «Дон Карлос», как известно, две крупные басовые партии – король Филипп II и Великий Инквизитор. Гяуров, как более молодой артист, был назначен исполнять роль Торквемады, у которого лишь одна, но мощнейшая по своей силе сцена с королем. Филиппа пел другой болгарин – Борис Христов, к тому времени достигший мировой славы одного из лучших интерпретаторов этой партии. В то время артисты были еще незнакомы. Получив заслуженные аплодисменты после десятиминутной арии, которую Христов уже давно пел скорее «по инерции», певец расслабился. Гяуров, как и положено старому Инквизитору, вначале пел в спокойной, полуречитативной манере, и Христов запросто заглушал его голос своими короткими репликами. Вдруг в том месте, где по указанию композитора певцу следует прибавить мощи, Гяуров, подобно разъяренному зверю, буквально набросился на короля-еретика, так что Христову пришлось нелегко. В конце дуэта зал взревел. После этого спектакля артисты не разговаривали, хотя спектакль в этом же составе шел полтора месяца. Излишне объяснять, что в следующий сезон Гяуров уже пел Филиппа...
Бывший заместитель директора Большого театра Леонид Заславский рассказывал мне, что прием с «усилением» Гяуров часто применял к своим «врагами» и на гастролях в Большом. Если перед спектаклем происходил небольшой скандал между солистами, то Гяуров, не подавая виду, спокойно пел свою партию, а когда дело доходило до крупного дуэта, то просто перекрывал обидчика своим «вокальным потоком», после чего тот униженно удалялся.
Выдающийся русский тенор, выросший в музыкальной семье и прекрасно знающий искусство знаменитых певцов прошлого, Владимир Атлантов в молодости был уверен (как и почти все молодые певцы), что никогда не было и не будет оперного баса лучше Марка Рейзена. А когда впервые услышал Гяурова во время своей итальянской стажировки, был буквально поражен его голосом и посетил все спектакли певца. Впоследствии Атлантов с Гяуровым принимали участие в легендарной венской «Хованщине» под руководством Клаудио Аббадо.
Нельзя не отдать должное заслугам певца перед русской музыкой. Он страстно пропагандировал творчество русских композиторов на Западе, и во многом благодаря ему экзотическое слово «Хованщина» теперь можно встретить на афишах всех крупных мировых театров. По рекомендации Гяурова его жена, знаменитое итальянское сопрано Мирелла Френи добавила в свой репертуар партии Лизы («Пиковая дама») и Татьяны («Евгений Онегин»), причем в последней опере они нередко выступали вместе и записали ее на фирме «Дойче граммофон».
Николай Гяуров оставил за собой более 70 полных оперных записей - как студийных, так и «живых». Именно его участие во многом помогло популярности серии записей русской оперы, выпущенной фирмой «Сони» в конце восьмидесятых годов прошлого столетия под управлением Эмиля Чакырова. Гяуров пригласил принять участие в записи этой серии своих выдающихся коллег – Юрия Мазурка и Николая Гедду. Не будет преувеличением сказать, что Гяуров принимал самое непосредственное участие в открытии творчества Мусоргского, Глинки, Бородина и Римского-Корсакова для западной публики. Последний раз Гяуров выступил на сцене в партии Дона Базилио в «Севильском цирюльнике» - своей дебютной роли - в прошлом январе в Венеции, а последней его новой партией стал Досифей в «Хованщине» в Цюрихе в 2001 году.
Известный испанский тенор Пласидо Доминго, многолетний партнер Гяурова в таких операх, как «Риголетто», «Богема», «Аида», и в первую очередь «Дон Карлос», признался, что со смертью Гяурова музыкальный мир потерял великана, а великая болгарская певица (сопрано) Гена Димитрова заявила, что «мир сегодня посерел».

Виктор Коршиков


Комментарии (Всего: 2)

С УДОВОЛЬСТВИЕМ СЛУШАЛ В 1957 году Гяурова, когда он дебютировал на сцене Мариинского театра в Ленинграде вместе с Белинником

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Как не стыдно обвинять в плагиате. Очень хорошая статья, тепло написана. Если вы считаете, что украдена, укажите откуда. А вы обвиняете и даже своих имен и адресов не оставили. Такие постинги с недоказуемыми обвинениями нужно немедленно удалять.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *