ЗАЧЕМ АБДЕРАХМАН ПРИШЕЛ НА БАЛ?

Вариации на тему
№25 (425)

Американский балетный театр показал в конце мая — начале июня премьеру сезона: балет “Раймонда” на музыку Александра Глазунова.
Краткая история балета такова: премьера спектакля, поставленного Мариусом Петипа, состоялась в 1898 году на сцене Мариинского ттеатра в Санкт-Петербурге. Мариус Петипа и Л.А.Пашкова написали либретто по мотивам одной из рыцарских средневековых легенд. Сюжет балета в его первоначальном варианте был следующим: в средневековом европейском замке графини де Дорис празднуется день именин ее племянницы Раймонды. Жених Раймонды рыцарь Жан де Бриен находится в крестовом походе, где сражается под знаменами венгерского короля Андрея.
Ко двору графини приезжает сарацинский рыцарь Абдерахман. Пораженный красотой Раймонды, он сватается к девушке. Гости расходятся, Раймонда засыпает. Во сне ей является Белая Дама, покровительница замка, и показывает девушке ее жениха, де Бриена. Затем де Бриена сменяет Абдерахман, которого Раймонда боится. В следующем акте происходит праздник в замке, во время которого Абдерахман пытается похитить Раймонду. Вернувшийся из похода де Бриен, убивает на поединке сарацина. Балет заканчивается свадебным пиром, т.е. знаменитым свадебным дивертисментом, состоящим из польских и венгерских танцев, а также гран-па, хореографического шедевра великого Петипа.
В те отдаленные времена балет в целом не считался особенно значительной работой Петипа и со временем подвергался переделкам. На сегодняшний день на родине балета, в Мариинском театре в Санкт-Петербурге, существует редакция Константина Сергеева, по которой и создан американский вариант. Сергеевская редакция 1948 года довольно вялая и скучная (впрочем, и музыка Глазунова, очень красива, но лишена внутреннего напряжения). В Большом театре идет редакция Юрия Григоровича. Григорович наново построил сюжетную линию, придав балету драматизм и большую остроту отношениям героев. Авторы американской версии воспользовались некоторыми деталями и из постановки Григоровича, хотя в целом их спектакль — полная противоположность гениальному балету Григоровича..
В целом американский вариант балета представляет собой мешанину из сергеевской постановки и собственных домыслов постановщиков. Создали этот вариант Кевин Мак Кензи, художественный руководитель труппы, и хореограф Анна Мария Холмс, которая считается почему-то чуть ли не главным знатоком русского классического наследия в Америке.
Я видела два спектакля с двумя разными составами: с Ириной Дворовенко и Максимом Белоцерковским и Паломой Херрера и Марселло Гомесом в главных ролях. Придя на первый спектакль, я решила принимать все, что увижу на сцене. Хватит, думала я, все критиковать. Попробую посмотреть на спектакль глазами зрителя, который впервые видит балет и радуется красивым танцам.
Конечно, декорации коробили своей эклектичностью. Но великий театральный художник Сулейко Вирсаладзе, оформлявший “Раймонду” в Петербурге и Москве, — уникальное явление балетного театра, так что сравнения надо отвергнуть заранее. Хотя должна сказать, и в России не всегда ценили его работу. В 1970 году в Мариинском театре (тогда — театре имени Кирова) балет обновили, но в безвкусном оформлении Севастьянова (кажется, для гастрольных поездок). .
Но это — история балета. Вернемся в наше время. К новому сюжету (результат новой концепции Мак Кензи) я была подготовлена: де Бриен не ушел на войну, а явился ко двору графини Сибиллы свататься к Раймонде, неизвестно почему принеся ей в ввиде свадебного подарка белый шарфик. Тетка Раймонды, графиня Сибилла, явно благоволит к де Бриену и до некоторой степени в дальнейшем играет роль сводни. Кто этот де Бриен, понять нельзя, ибо одет он в какой-то межнационально-балетный костюм, который ни в коем случае не указывает на его воинское достоинство. Но ко всему этому я поначалу отнеслась добродушно. В конце концов, такие предложены правила игры..
Впервые я удивилась происходящему на сцене при появлении Абдерахмана. Т.е. само появление было эффектным, также как и его красный костюм. Абдерахман тоже приносит дары Раймонде: он открывает ларец и показывает ей драгоценности. Графиня Сибилла решительно вмешивается и жестом объясняет Абдеррахману, что дескать не нужны нам твои драгоценности.
Но Абдерахман, оттолкнув (!) графиню , берет ожерелье и сам надевает его на шею Раймонды. На этом месте я возмутилась. Это ведь не дом свиданий в балете “Манон” и не содержанку покупает Абдерахман, это восточный средневековый рыцарь сватается к благородной девушке! Как же он может насильно надевать ей на шею ожерелье!
Но главное было впереди. То, что сделали авторы американской “Раймонды” со вторым (и последним) актом балета — образец невежества по отношению к истории и беспомощности в построению сюжета и образов..
Второй акт был выстроен вокруг похищения Раймонды Абдерахманом, в третьем акте танцевали свадебный дивертисмент. В американском варианте второй и третий акт объединены в один. Сцены перемешаны вне логики и смысла, получилось бессвязное, рыхлое действие, лишенное драматургического напряжения и развития, словом весь акт — сплошной дивертисмент. Танцует Раймонда, затем де Бриен приводит “свою команду” и танцуют друзья и подруги Раймонды. Тогда Абдерахман приводит “свою команду” и мы видим танец арапчат, восточный танец и испанский “Панадерос”. В оригинальном варианте “сюита Абдерахмана” — это сцена обольщения восточным рыцарем девушки, сюита страсти Абдерахмана. Во время сюиты драматургическое напряжение нарастает и заканчивается кульминацией: попыткой Абдерахмана похитить Раймонду. В кульминационный момент действия оявляется де Бриен и наступает разрешение конфликта. В американском варианте кульминации нет. Конечно, Абдерахман тоже пытается похитить девушку (не без ее согласия, замечу наперед). Друзья де Бриена, который не помню, чем занят в эту минуту, показывают ему на танцующую пару, как бы говоря: посмотри, что делается! Де Бриен отнимает Раймонду у Абдерахмана, огорченный Абдерахман и его свита покорно покидают зал. Предположим, подумала я, решили обойтись без убийства...Затем испуганная Раймонда дает согласие на брак с де Бриеном и начинается знаменитое свадебное “венгерское гран-па”. Словом, конец — делу венец, логическое заключение спектакля.Как бы ни так! Когда гран-па заканчивается, на сцену вновь выбегает Абдерахман со своей свитой!й!
Я так удивилась, что невольно сказала вслух и по-русски: “Нет! Это неверно!” Сидевший впереди меня пожилой джентльмен повернулся ко мне и засмеялся (как выяснилось позднее, он немного понимал русский язык).
Абдерахман тем временем обратился к Раймонде, дескать, что же ты делаешь? ты ведь меня хотела избрать (и был недалек от истины)! Пока Раймонда в растерянности топталась на месте, рассерженный де Бриен начал наступать на Абдерахмана: дескать, это моя девушка, не тронь. Рыцари начали толкать друг друга, как мужланы или современные юнцы на улице перед дракой. Затем все таки выхватили мечи, и начался бой. Де Бриен выбил меч из рук Абдерахмана и ударил его мечом по голове (тут последовала сцена, заимствованная из балета Григоровича: раненый Абдерахман сползает вниз, держась за копья воинов своей свиты). Затем Абдерахман, не возобновляя бой, БЕЗОРУЖНЫЙ, кидается к Раймонде и протягивает к ней руки. И тогда доблестный де Бриен подбегает и торжествующе вонзает меч в грудь Абдерахмана. Испуганная Раймонда убегает. Тетка жестом показывает де Бриену: беги за ней! Де Бриен находит Раймонду в саду, где она сначала не хочет с ним иметь никакого дела. Но де Бриен неуязвим: он как тетерев на току продолжает свои любовные признания. И Раймонда сдается, балет заканчивается любовным дуетом, на редкость бездарно сочиненным, немузыкальным (на красивейшую музыку), где движения подобраны без всякого смысла и логики.
Мне хотелось закричать так, чтобы рухнули люстры зала Метрополитен.
Опера!
Зачем Абдерахман пришел на бал вторично? “Пришел, чтобы его убили”, как поется в английской песенке, другой необходимости я не вижу. Во вторичном появлении восточного рыцаря нет драматургической и смысловой необходимости: конфликт разрешен до этого, Раймонда сделал свой выбор не в его пользу. Драматургически свадебными танцами балет должен заканчиваться.
В оригинальной версии де Бриен убивает сарацина, чтобы освободить Раймонду. Но в данном варианте во время второго появления сарацин не прибегает к насилию! И почему же тогда де Бриен не убил его в середине акта, когда Абдерахман действительно пытался увезти девушку с бала? Почему же он убивает его теперь? Итак, на глазах девушки один рыцарь убивает другого рыцаря не в бою! Безоружного! И благородная девица падает в объятия убийцы? Да читали ли авторы балета хотя бы романы Вальтер Скотта (не говорю уж о других рыцарских романах)? В конце концов, видели ли они фильмы о рыцарях Круглого столе? Имеют ли они какое-нибудь представление о романтизированной рыцарской морали и кодексе чести?
Обратимся к исполнителям, потому что ради них я и пошла смотреть эту абракадабру дважды.
Ирина Дворовенко танцевала Раймонду превосходно. Слегка холодноватая, величественная, гордая девушка, она не была влюблена ни в одного из героев и не торопилась с выбором. Лучше всего ее Раймонда чувствовала себя в развернутых танцевальных ансамблях: мир танца был миром ее радости и наслаждения жизнью. Максим Белоцерковский находился в затруднительном положении. Элегантный красавец, рыцарь “голубых кровей”, волею постановщиков он все время вынужден топтаться где-то сбоку сцены (если не участвует в действии) и разыгрывать пантомимы. Весь спектакль актер должен играть роль Отелло. Для Белоцерковского важнее выражать себя в танце, он артист масштабных действий, сжимание кулаков — не его амплуа. Зато когда Белоцерковский танцует впереди мужского кордебалета — это его стихия! Здесь я поверила, что он — мужественный рыцарь и воин. Танец Белоцерковского говорит о де Бриене больше, чем пантомимы в кулисах.ах.
Марселло Гомес в роли Абдерахмана несомненно равен в спектакле де Бриену: он тоже красив, он статен и выглядит и танцует эффектно. Особенно — в первом действии. Во втором его роль выстроена однообразно и не имеет развития (как и роль де Бриена, но де Бриен — изначально “однотонный” положительный герой, а образ сарацинского князя дает постановщикам большие воможности для толкования, но увы...). С исполнительской точки зрения Белоцерковский и Гомес — прекрасное сочетание двух героев-антиподов, равных по внешней красоте и социальному положению.ию.
В другом составе исполнителей Раймонда Паломы Херреры явно предпочитала Абдерахмана Жану де Бриену . Де Бриена она выбирала от растерянности, тетка настаивала, да и восточного рыцаря в конце концов убили. Марселло Гомес в роли де Бриена, конечно, красив, но восточной красотой. Он явно проигрывал европейцу Белоцерковскому: в исполнении Гомеса не было врожденного благородства, да и танцевал Гомес тяжеловато. В последней картине, когда убив Абдерахмана де Бриен прибегает в сад следом за Раймондой, Белоцерковский, красивый и благородный герой, танцевал свой танец любви. Глядя на де Бриена-Гомеса, не столь благородного и не столь элегантного в танце, я жалела Раймонду, которая вынуждена выйти за такого де Бриена замуж.
Во втором составе Абдерахмана танцевал Хулио Бокка. Я не поклонница этого знаменитого танцовщика, но признаю, что роль сарацина он провел как настоящий мастер. У Бокка нет той эффектной внешности, которая есть у Гомеса, но Бокка понимал тонкости и нюансы роли. В его исполнении был момент, который определил суть образа. Увидев Раймонду, Бокка несколько секунд стоял неподвижно и смотрел на нее. И было в эго взгляде столько мужской страсти, притягательной для женского сердца , столько чувственного томления, что Раймонда невольно откликнулась на это томление. Конечно, в бестолковом втором акте обоим исполнителям было сложнее разрабатывать образ, Гомес до конца спектакля пылал юношеской любовью, а Бокка продолжал тему завораживающей сексуальной страсти.
Спектакль спасает то, что в целом труппа достойно танцует классическую хореографию. Думаю, во многом благодаря кропотливой работе репетитора Ирины Колпаковой. Солисты заслуживали самых высоких оценок, особенно Мария Рисетто и Эрика Корнеджо в ролях подруг Раймонды. Вероника Парт во втором составе была безусловно самой красивой в танце, Мишел Уилес просто “исчезала” рядом с ней. Особенно тронул мое сердце Геннадий Савельев в роли одного из друзей Раймонды: так он танцевал свою вариацию чисто, так академично! Но не только классические вариации и ансамбли, характерные танцы выглядели тоже вполне прилично (хотя в американской системе обучения нет преподавания характерных сценических танцев), думаю, благодаря работе русского педагога Владимира Колесникова (в прошлом — характерного танцовщика Мариинского театра). Колесников был специально приглашен в АБТ для репетиций характерных танцев в “Раймонде”. Среди прочих исполнителей характерных танцев заметно выделялась Мария Быстрова, солистка в венгерском танце. Конечно, Быстрова закончила русскую Академию балета в Вашингтоне, где преподают и классический и характерный танец. Но Быстрова танцевала не только грамотно, но и музыкально, тонко чувствуя стилистику танца. Быстрова явно одаренная танцовщица.
Я не пошла смотреть Нину Ананиашвили в роли Раймонды. Не сомневаюсь, что она саслуживает все тех похвал, которые расточают ей видевшие ее зрители. Год назад я видела Нину Ананиашвили в Москве на сцене Большого театра. Нина Ананиашвили в балете “Раймонда” Григоровича останется одним из самых прекрасных воспоминаний моей театральной жизни и мне не захотелось “перекрывать” это воспоминание.

ПРИНЦ ЗИГФРИД
ПРИХОДИТ В МУЛЕН РУЖ
Кажется, началась такая мода в Америке — осовременивать старые классические балеты. Кристофер Уилдон, молодой, но очень модный хореограф, поставил в театре Филадельфии свою версию балета “Лебединое озеро” на музыку П.И.Чайковского, где принц Зигфрид встречает не только заколдованных девушек-лебедей, но и танцовщиц Мулен Ружа. О “Лебедином озере” в Филадельфии читайте в следующем номере..