Почему наши нефтЯные гиганты не увеличивают добычу?

Из штата в штат
№27 (427)

Сырая нефть, цены на которую подскочили недавно до 42 долларов за баррель, и бензин, вздорожавший до 2 долларов за галлон, принесли не только большие заботы миллионам американских семей но и обернулись также громадными прибылями для крупных нефтяных компаний. Правда, в последние дни нефть существенно подешевела. Однако, несмотря на это, факторы, которые поддерживали высокие цены, - неуклонно растущая потребность в энергоносителях в Китае, который стал вторым в мире потребителем сырой нефти после Соединенных Штатов; эскалация насилия на Ближнем Востоке, а также резко усилившаяся угроза совершения терактов в Саудовской Аравии - все еще остаются в силе.
Казалось бы, в сложившейся ситуации американские нефтедобытчики должны были начать качать больше нефти из уже действующих скважин, бурить новые и увеличить капиталовложения в разведку и подготовку к эксплуатации новых месторождений. Но этого не происходит. По словам аналитика компании Lehman Brothers Inc. Джеймса Кранделла, затраты на добычу и переработку вырастут в этом году лишь на 9 процентов вместо 4 ранее запланированных. Этого явно недостаточно. Можно припомнить, что в аналогичных условиях десять лет назад выросшие цены на нефть подняли объемы добычи и переработки более чем на 20 процентов.
А ведь нефтяная отрасль входит в число главных для Соединенных Штатов. Сформировавшийся в стране топливно-энергетический комплекс хорошо обеспечен местными ресурсами. Крупнейшие нефтяные месторождения страны открыты на Аляске, но большая часть запасов находится в Калифорнии и на юге Великих равнин – в Техасе и Луизиане. Большое значение имеют и месторождения на морском шельфе, особенно Мексиканского залива.
Однако, как сообщает агентство деловых новостей Bloomberg, «крупнейшие американские концерны не торопятся увеличивать свои вложения в разработку новых месторождений». «Конечно, мы можем довести нашу инвестиционную программу до 7 миллиардов долларов в год, - цитирует агентство мнение Джеймса Мульвы, генерального директора ConocoPhillips, далеко не самой крупной нефтяной корпорации Америки. - Но я не думаю, что высокие цены продержатся долго. Поэтому мы решили ограничиться меньшими инвестициями... всего лишь в 6,4 миллиарда». В целом же четыре «осторожные» американские компании вложат в новые проекты 26 миллиардов - лишь на 8,5 процента больше, чем в прошлом году.
Почему же крупные нефтедобывающие компании ограничиваются столь скромным вкладом в стабилизацию обстановки на рынке энергоносителей? Одни из них ссылаются на фактор времени, утверждая, что потребуются годы для того, чтобы найти и разработать крупные месторождения; другие говорят, что они не ожидали столь резкого скачка цен и оказались неготовыми к нему; третьи опасаются, что цены снова могут упасть до 15 долларов за баррель, и тогда дополнительные расходы окажутся неоправданными.
Принимая во внимание все эти отговорки, аналитики журнала Businessweek тем не менее считают главной причиной консервативность акционеров и руководства нефтяных компаний, их нежелание рисковать. Когда в конце 1990-х годов цены на нефть резко упали, эта осторожность привела к слиянию нефтяных компаний в крупнейшие концерны. В период с 1998 по 2001 год объединились Exxon и Mobil, Chevron и Texaco, British Petroleum с Amoco and Arco, Conoco с Phillips... Таким способом удалось уменьшить количество конкурентов и избежать лишних, с точки зрения компаний, затрат на дополнительные инвестиции.
В то же время уже тогда было ясно, что эти объединения приведут к повышению цен на нефть. А это, указывает Джон Хантсмен, основатель химической компании Huntsman LLC в Солт-Лейк- Сити, обогащает лишь горстку гигантских корпораций, одновременно нанося серьезный ущерб американской химической промышленности, отечественным авиакомпаниям и компаниям, занимающимся автомобильными грузовыми перевозками. «Мы получили монополию, - говорит Хантсмен, - которая в сущности намного более опасна, чем во времена Рокфеллера век назад».
В ответ один из нефтяных боссов Джон Броун, исполнительный директор BP, бывшей British Petroleum, доказывает, что «консолидация дала компаниям финансовую мощь и технологические способности брать на себя больше риска».
Если бы это на самом деле было так! С меньшим риском заработать побольше – вот этот лозунг скорее подошел бы нефтяным гигантам. Действительно, одна только Exxon Mobil Corp. в 2003 году получила рекордную прибыль и закончила год примерно с 11 миллиардами долларов наличными, положив в свой «кошелек» еще 5 миллиардов за первый квартал этого года.
А ведь нынешний скачок цен можно было предугадать. Начиная с середины 1999 года нефть долгое время стоила порядка 20 долларов за баррель. Это должно было быть достаточным стимулом для компаний, чтобы искать и открывать новые месторождения. Темпы же разведывательного бурения были тогда явно недостаточными.
Чтобы соответствовать растущим требованиям, нефтяным компаниям нужно разрабатывать новые месторождения быстрее, чем они истощают старые - процесс, известный под именем «резервное замещение». Однако, по данным Джона Харольда, исследователя из Норуолка, штат Коннектикут, среднее отношение резервного замещения для пяти главных нефтепроизводителей Америки упало за три последних года более чем на 20 процентов.
Вместо того чтобы развивать производство, нефтяные гиганты занялись «бурением на Уолл-стрите», покупая и присоединяя к себе конкурентов. Экономически это может быть и выгодно, по крайней мере, для них самих, но нефти от этого ни на рынке, ни в резервных хранилищах не прибавляется.
Возникает вопрос – а куда смотрит правительство с его антитрестовскими законами? Роберт Питовски, бывший президент Федеральной комиссии по торговле, призванной «не допускать недобросовестной конкуренции», удивляется: «Одни только объединенные Exxon и Mobil несут ответственность за 4 процента всех нефтяных мировых резервов. Но никто не возбудил против них и других таких же американских гигантов ни одного дела о нарушениях антимонопольного законодательства». А иначе и быть не могло, поскольку в настоящее время Комиссия сконцентрировалась главным образом на проблемах нефтепереработки и торговли горючим, оставляя «за скобками» операции по добыче.
Впрочем, укрупнение нефтяных компаний может привести также к уменьшению конкуренции и в области переработки и торговли нефтью. «Нефтеочистительные концерны могут вздувать цены и увеличивать свои прибыли за счет искусственного снижения производства, - говорит Северин Боренштейн, директор Института энергетики в университете Калифорнии в Беркли. - Пока у нас нет прямых доказательств наличия таких намерений, однако совершенно ясно: чем меньше на рынке продавцов, тем больше риск, что они сообща будут действовать против интересов потребителя».
К тому же даже закрытие одного нефтеперерабатывающего завода может оказаться весьма чувствительным. Так, когда Shell Oil Co. объявила, что собирается закрыть свой нефтеперерабатывающий завод в Калифорнии, критики обвинили ее в попытке вздуть цены путем уменьшения поставок. По давлением Shell согласилась поставить завод на продажу. Однако компания не оставляет намерения закрыть предприятие «по экономическим соображениям», если сделка не состоится до намеченного срока.
Главный экономист инвестиционного банка Morgan Stanley Стивен Роуч считает, что нынешнее поколение потребителей нефти будет слабо реагировать на колебания цен до отметки в 50 долларов за баррель. И только если цена будет неуклонно и планомерно подниматься к этому уровню в течение 3 - 6 месяцев, мир может скатиться в рецессию.
В Кембриджской ассоциации энергетических исследований, где еще недавно исходили из того, что цена все-таки должна вернуться на уровень около 20 долларов за баррель, теперь строят совсем другие прогнозы. Специалисты исходят из того, что в течение этого и следующего, а возможно, и 2006 года цены будут колебаться между 30 и 40 долларами за баррель. А в периоды нестабильности на рынке - осваивать «сороковые» высоты. В чем же видят эксперты выход из нынешних затруднений с нефтью? Прежде всего в создании условий для нормальной рыночной конкуренции. При этом ставка делается не на отечественные, а молодые заграничные компании. Например, крупнейший китайский нефтепроизводитель Sinopec недавно получил права на разведку месторождений природного газа в бескрайней песчаной пустыне Саудовской Аравии. Если таких компаний будет много, добыча энергоносителей в мире обязательно вырастет. Может быть, это и не понравится американским нефтяным гигантам, но потребители, и в Америке тоже, от этого только выиграют.