Чему учит история

Точка зрения
№11 (307)

«Если мы такие сильные, почему многие из нас сомневаются в правоте нашего дела?» Мы - это американцы. Наше дело - это беспощадная борьба с врагами Соединенных Штатов. А вопрос задан историком и публицистом Виктором Хенсоном, автором обширной статьи «Самая долгая война», напечатанной в свежем номере журнала American Heritage. На эту публикацию, может, не стоило обращать особо пристального внимания, если бы тема не была столь актуальной и если бы значительная часть американцев, в том числе и русскоязычных, не придерживалась примерно того же взгляда, что и автор статьи. [!]
Вопрос задан, он требует ответа, чем мы и попробуем заняться. Прежде всего отметим, что под словами «самая долгая война» Виктор Хенсон подразумевает многовековую вражду Западом с Востоком. Не исключено, предполагает автор, что вражда эта ныне вступила в решающую фазу. Причем суть ее претерпела некую метаморфозу - хранителем западных ценностей стала Америка, и тот, кто враждебно относится к этим ценностям, автоматически противостоит в первую очередь Америке. Определенные основания для таких суждений действительно существуют.
Так уж случилось, что день 11 сентября 2001 года воспринимается как дата историческая, переломная. Может быть, даже близкая 1 сентября 1939 года, когда началась Вторая мировая война, унесшая десятки миллионов жизней. Дерзкое разрушение небоскребов-близнецов в Нью-Йорке и налет на Пентагон в Вашингтоне взбудоражили всю планету. Мало того, положили начало серьезнейшим изменениям в геополитической сфере, обозначив новые взаимоотношения между континентами и странами. Мировой проблемой номер один стала борьба с международным терроризмом, многие другие проблемы отошли на второй и третий планы.
Американцы откликнулись на террористические акты взрывом патриотических чувств и решимостью не только наказать виновных, но и вообще положить конец терроризму и воинствующим выпадам против своей страны. В короткий срок гнездо преступной организации «Аль-Каеда», окопавшейся в Афганистане,
было разгромлено. Однако ее главарь Осама бен Ладен и его ближайшее окружение пока не обнаружены, какие-то группы мусульманских террористов рассыпались по разным странам. К ним могут примкнуть и продолжить их дело другие преступные сообщества. Так что угроза новых неожиданных ударов и новых потерь остается.
Что делать дальше? Ограничиться ли спецоперациями непосредственно против террористов, а также политическим и экономическим давлением на страны, дающие им приют? Виктор Хенсон ищет ответы на эти вопросы в исторических аналогиях. Древний Рим, пишет он, предпочитал превентивно громить своих врагов, не ожидая, когда они соберутся с силами и нападут сами. Тот, кто не следовал примеру римлян, часто пожинал горькие плоды. Цитата из статьи: «Кошмар Первой мировой войны можно было предотвратить, помешав развитию милитаризма в Пруссии хотя бы в 1913 году. Разгулу нацизма, развязавшему мировую бойню и Холокост, надо было воспрепятствовать еще в середине 30-х годов. Ни ГУЛАГа, ни других кровавых репрессий с миллионами невинных жертв не было бы, пойди Запад на решительные действия против тоталитарных режимов России и Китая, вплоть до использования ядерного оружия».
Странные для историка рассуждения. Они больше похожи не обывательские пересуды, да и то высмеянные известным еврейским анекдотом: «О, если б я был таким умным до, как моя жена - после!»
Древний Рим действительно старался нападать на недругов первым, но и ему доводилось испытывать горечь крупных поражений от противников не столь уж сильных. Например, от Ганнибала из Карфагена, того самого города-государства, который римляне долго собирались разрушить. А уж чем кончилось римское могущество, так вообще ни приведи Господь.
Ладно, от римской истории нас отделяют почти два тысячелетия. Коснемся фактов сравнительно недавнего прошлого. Элементарный анализ ситуации, сложившийся в мире после Второй мировой войны, свидетельствует: никакими силами, включая ядерное оружие, Запад не был в состоянии сломить сталинский и маоистский режимы. Даже если наплевательски отнестись к неизбежным миллионам жертв, отбросить в сторону мировое общественное мнение, такая попытка все равно обернулась бы для Запада актом, близким к самоубийству.
Весьма сомнительным выглядит и пассаж о «своевременном» разгроме нацизма.
В первой половине 30-х годов никому в голову не могло прийти, что за полоумными строками гитлеровской брошюрки «Майн Кампф» последуют реальные действия. А к моменту аншлюса Австрии и захвата Чехословакии у стран Запада просто не хватало военной мощи, чтобы противостоять вермахту. Недаром Англии и Америке потребовалось еще почти пять лет, чтобы ввязаться в решительную битву с нацистской Германией и ее союзниками. Вот и получается, что за подобными историческими аналогиями ничего существенно важного не кроется. Одна пропагандистская шелуха да пустые рассуждения на тему «что было бы, если бы». Автор статьи «Самая долгая война» от такого возражения не прячется, он его отвергает. Он убежден в неизменности человеческой природы от сотворения мира до наших дней. Это недоучки пребывают в уверенности, что за минувшие тысячелетия цивилизация развивалась, и то, что в древние времена считалось общепринятым, нормальным, человеческая мораль в конце концов отбросила как неприемлемое в новых условиях.
По мнению Виктора Хенсона, ничего такого в истории мира не произошло. Человек по сути своей остался неандертальцем, признающим в качестве решающего аргумента только силу. И совершенно напрасно интеллектуалы исключили войну из набора инструментов международной политики. Большой ошибкой считает он шумиху 1986 года, который был объявлен Международным годом мира, а любую войну - актом вандализма и антигуманизма. Это мировоззрение слабых и бедных, Америка же сильна и богата.
Вот еще одна цитата из статьи «Самая долгая война»:
«Пришла пора разрушить иллюзорную веру в то, что мы способны изменить человеческую природу, исключив из нее неандертальское стремление к силе и оружию. Америка подошла к началу нового тысячелетия страной богатой, во многих отношениях совершенной, достаточно образованной, чтобы помнить, что наши враги невежественны и дезинформированы. Питаемая ими злоба, возможно, алогична, не до конца осознана. Однако из этого не следует, что мы должны рассматривать жесткую подготовку к войне не как криминал. И мы не можем рассчитывать, что силовое давление может быть замещено переговорами, уговорами или передачей нашим врагам больших денег. Это пустые хлопоты. Люди, подобные Осаме бен Ладену, все равно будут считать нас слабым, загнивающим обществом и будут по-прежнему убивать наших людей».
Если бы статья Виктора Хенсона на этом кончалась, и спорить было бы не о чем. Террористы должны быть либо пойманы, либо посажены в казематы, либо просто физически уничтожены. К сожалению, автор статьи далее ведет речь не только о бен Ладене и ему подобных. Начисто забыв о первоначально объявленной теме противостояния Востока Западу, убрав за скобки вопрос борьбы непосредственно с терроризмом, Виктор Хенсон принялся обобщать.
И тут выясняется, что он имеет в виду готовность к военным действиям против всех, кто по тем или иным мотивам недружелюбно относится к Америке. На сомневающихся в правильности такой позиции сыплется град упреков. Достается многим. Старшему поколению, пережившему Вторую мировую, - за страх перед новой глобальной бойней. Среднему - за нежелание изжить в себе «вьетнамский синдром». Более молодому - за излишнюю комфортность жизни, привычку к высоким заработкам, обитанию в безопасных пригородах, учебе детей в престижных школах. Всех вместе - за слепую веру в благотворность мультикультуры, постмодернизм, пацифизм и прочие теории всеобщего благоденствия и мира, которые есть не что иное, как современные иллюзии. И еще за слабое знание истории. Она, по мнению автора статьи, учит, что превентивная война во сто крат гуманнее, чем отражение агрессии, и гораздо эффектнее для защиты наших собственных интересов.
Виктор Хенсон не называет стран-недругов Америки по имени. Желающих восполнить этот пробел и без него хватает. Предложения сыплются щедро. На пресловутую «ось зла», не слишком удачно сконструированную президентом Бушем, советуют дополнительно нанизать то Сирию, то Йемен и Ливию, то Россию и Китай.
Намекают, что и некоторые европейские страны не без греха, а потому тоже заслуживают острастки.
Откровенно говоря, трудно до конца понять и смысл президентского лозунга «Кто не с нами, тот против нас». Имеется ли в виду единство в беспощадной борьбе с международным терроризмом или нечто более масштабное, выходящее за рамки этой борьбы? Знаю соплеменников, готовых именно к масштабному понимаю лозунга. Доходит подчас до того, что любая критика со стороны в адрес администрации США, любое несогласие с ее отдельными решениями воспринимаются ими чуть ли не как враждебные акции, достойные возмездия.
Одни до глубины души возмущены дерзостью ряда зарубежных политических руководителей, осмеливающихся прохладно отнестись к планам создания системы противоракетной обороны. У других вызывает нехорошие подозрения отказ европейских стран от участия в вооруженном нападении на Ирак, Иран или Северную Корею. Третьи требуют, чтобы Америка немедленно приняла на себя функции «мирового жандарма» и чтобы всех несогласных и сопротивляющихся - под ноготь...
Если судить по публикациям, подобным статье Виктора Хенсона, создается впечатление, что Америке со всех сторон угрожают недруги и Соединенным Штатам не остается ничего другого, как провести серию упреждающих ударов, дабы избежать трагических событий в ближайшем будущем. Никто не оспаривает необходимость решительных действий против террористов. Но антитеррористические операции - это все-таки не полномасштабная война, каковую очень легко начать, однако не так просто завершить. Даже при полном превосходстве в силах. Российская армия, какой бы расхлябанной ее сегодня ни считали, все равно помощней чеченских сепаратистов. Тем не менее кровавые сражения
продолжаются там уже больше двух лет и конца побоищу не видно.
«Война» - слишком серьезное слово, чтобы легко и с приятностью им жонглировать.
Тем более в наше время, отягощенное дьявольским оружием массового поражения.
Это правда, что во многих из нас сидит глубоко запрятанный неандерталец.
Страшно представить себе, что будет, если сбросить с него покровы цивилизации, все эти полезные и бесполезные, верные и бредовые «измы» и «логии», оставив при ядерной дубинке. Костей не соберем. Стоит ли к этому призывать? А уроки истории, конечно, надо усваивать. Но при этом не забывать, что они чрезвычайно разнообразны и противоречивы. И война в одних случаях помогала странам и народам решить те или иные проблемы, в других, вроде бы абсолютно схожих, лишь усугубляла их, а то и вообще приводила к полному краху.
Как говоримся, пути Господни неисповедимы.