Кинобомба с лубянским порошком

Точка зрения
№12 (308)

В фильме о взрывах-99 согласился сняться лишь один жилец рязанского дома: тот, что переехал в Нью-Йорк.
В минувший вторник в Москве в общественном центре Андрея Сахарова состоялся показ сенсационного фильма французских документалистов «Покушение на Россию». Мне посчастливилось стать одним из первых зрителей этой киноленты.
Впрочем, посчастливилось - не то слово. Фильм производит тягостное впечатление.
Думаю, многие из тех, кто до сих пор был уверен в непричастности российских спецслужб ко взрывам домов в 1999 году, после просмотра этой картины пересмотрят свою позицию.[!]
Лидеры партии «Либеральная Россия», привезшие копии скандального фильма из Лондона и организовавшие московскую премьеру, сообщили, что она не случайно прошла в центре Сахарова, где постоянно действует экспозиция, в красках повествующая о преступлениях КГБ. В практике Лубянки были и провокационные убийства, и собственно взрывы. Об этом говорила на пресс-конференции после просмотра картины лидер «Демсоюза» Валерия Новодворская. Она напомнила одно весьма существенное - для понимания сути нынешних событий - свидетельство академика Сахарова. В конце 70-х в Москве произошел тоже очень странный взрыв - были взорваны вагоны метро. В теракте тогда обвинили представителей армянской диаспоры. Сразу после суда, не дожидаясь рассмотрения апелляции, их расстреляли. Так вот, Сахаров был чуть ли не единственным человеком, возвысившим голос в защиту несчастных армян и предположившим, что это дело рук советских спецслужб. Так что определенный опыт у наших контрразведчиков, гордящихся своими традициями, действительно имеется.
Но вернемся к собственно фильму. Мест в импровизированном зрительном зале хватило всем: на удивление, собралось не так уж много народа. Причем присутствовали в основном представители иностранных изданий. Моим российским коллегам это мероприятие, видимо, показалось заведомо неинтересным. Наутро выяснилось, что многие газеты вообще проигнорировали кинопоказ. В их числе - самое тиражное ежедневное общественно-политическое издание «Комсомольская правда», все последнее время позиционирующее себя как «любимая газета Путина» (или «газета любви к Путину»?). Те же, кто все-таки сообщил об этой премьере, были преисполнены скепсиса и цинизма. «Сенсаций в фильме, состряпанном под патронажем Березовского - ноль», «неопровержимых доказательств в фильме, увы, не было», «никаких прямых улик в фильме не оказалось» - поют наши ньюсмейкеры будто под сурдинку. И, естественно, врут напропалую.
Особенно мне понравилось следующее заявление: «Авторы фильма подводят зрителя к эмоциональной готовности воспринять необходимый ответ. Но ни один персонаж прямого ответа не дает!» Почему же не дает? Например, русский американец Юрий Фельштинский, соавтор книги «ФСБ взрывает Россию» (где изложено много фактов, легших в основу киноленты) прямо заявляет о том, что собранные материалы о причастности спецслужб к взрывам 99-го года ставят под вопрос легитимность нынешней российской власти. Но у большинства собратьев по перу (кроме нескольких оппозиционных газет) никаких вопросов, увы, не возникло.
Что ж, вынужден отнести себя к профессиональному меньшинству - к числу тех, кого система доказательств, выстроенная авторами фильма все-таки убеждает. Если не в составе преступления ФСБ, то по крайней мере в том, что дело о несостоявшемся взрыве в Рязани достойно нового, тщательного и беспристрастного расследования. Об этом деле написаны, наверное, тысячи статей и уже не одна книга. Но кино все-таки первейшее из искусств. Все бумажные построения меркнут рядом с живыми свидетельствами - жителей этого злосчастного дома, милиционеров, участвовавших в эвакуации и разминировании мешков с взрывоопасном «сахаром», телефонистки, военных экспертов, выступавших в ток-шоу на НТВ, журналистов, проводивших расследование, и, наконец, «говорящих голов» ФСБ. Мимика, голоса, глаза в данном случае красноречивей всяких дедуктивных выкладок.
Случайность обнаружения мешков с непонятным порошком и последующее многомесячное вранье официальных лиц конечно же не доказывает того, что ФСБ в Рязани готовила теракт, а если и готовила - то из этого все-таки нельзя сделать стопроцентный вывод о причастности наших спецслужб к взрывам в Москве.
И тем не менее официальная версия об учениях после этого фильма кажется еще менее убедительной и вызывает еще больше вопросов. Почему «учебный» заряд содержал подлинную боевую взрывчатку, что доказали результаты исследования западных экспертов? Если это были учения - то почему не дали отбой через полчаса после обнаружения мешков и эвакуации жильцов - почему целую ночь весь квартал держали в напряжении, зачем местные милиционеры и контразведчики составляли фотороботы и весь последующий день вели поиски террористов?
Кто и почему подставил премьера Путина и главу МВД Рушайло, поначалу уверенно заявлявших, что предотвращен теракт?
Почему глава ФСБ Патрушев озвучил новую версию лишь тогда, когда рязанские чекисты выявили квартиры, где, вероятно, находились диверсанты, заносившие мешки в подвал?
Почему так долго, почти полгода длилась экспертиза содержимого этих злополучных мешков, если чекисты с первого дня знали, что в них сахар? («Но там же, в лабораторию, большая очередь!» - нелепо оправдывается в видеоинтервью следователь: будто рязанское дело - из числа третьеразрядных). И зачем тогда сыщики проводили эксперимент со взрывом этого «сахара» на полигоне?
И куда теперь деть показания первого эксперта-взрывотехника, утверждавшего, что это был все-таки гексоген?
И, наконец, почему начальника местного УФСБ не наградили за доблесть и оперативность, проявленную в ходе «учений» (о которых рязанские чекисты ничего, по их собственному призанию, не знали и, следовательно, действовали как при реальном теракте) - а отстранили от должности?
Вообще очень характерны дальнейшие события, разворачивающиеся вокруг участников этой драмы - то, что отчасти осталось за кадром и было рассказано на пресс-конференции после просмотра. По меткому замечанию Валерии Новодворской, власти ведут себя подобно преступникам в романе Агаты Кристи, которых почти вывел на чистую воду Эркюль Пуаро: они совершают новые необдуманные поступки, пытаются атаковать свидетелей - и тем самым окончательно доказывают свою вину. Отставка начальника УФСБ, наркотики, подброшенные рязанскому журналисту, активнее других помогавшему в расследовании НТВ, угрозы жильцам недовзорванного дома, один из которых вынужден был в итоге эмигрировать (лишь он, уже будучи в Штатах, и дал интервью авторам фильма: оставшиеся здесь - боятся), «наезды» на «Новую газету», продолжившую расследование.
И, наконец, нелегкая судьба самого фильма. Сперва французские документалисты заключили контракт с НТВ, планируя сделать премьеру именно на четвертом канале. Но НТВ разогнали. Французы заключили новый контракт - с ТВ-6.
Но и ТВ-6 ликвидировали. Юлий Рыбаков попытался привезти копии этой ленты в родной Питер - его личные вещи, плюнув на депутатскую неприкосновенность, досмотрели и ценный груз изъяли. Каждое отдельное событие из этой цепочки могло произойти вне всякой причинно-следственной связи со злополучным рязанским делом. Но все вместе, согласитесь, создает фон весьма зловещий.
Сегодня главный аргумент тех, кто не согласен с такой трактовкой сентябрьских событий 99-го года, таков: вы посмотрите, кто раздувает скандал? Березовский - человек, репутация которого не выдерживает критики и который, сам, вероятно, ответственен за многие деяния властей в конце 90-х. Появилась даже оригинальная версия, гласящая, что сам БАБ этот гексоген и закупал.
Но хочется спросить этих скептиков: а, собственно, в чьих устах, в изложении какого оппозиционера те же факты звучали бы сегодня более убедительно?
Ни одного неангажированного имени на ум не приходит. Точнее, только одно имя: его носит дом, где прошла московская премьера.
Практику диссиденстких времен, теперь, похоже, придется вспомнить и нынешним оппозиционерам. Понимая, что по ТВ этот фильм в обозримом будущем не покажут, они обсуждают, как копировать и распространять в массах эту киноленту. А правнуки Дзержинского, надо полагать, уже продумывают контрмеры.
Так что можно не сомневаться, что эта история получит развитие. ФСБ, по сути, так и не удалось обезвредить взрывчатку, заложенную лубянскими спецами под рязанский дом. Даже если это был элементарный сахар.