XXIV Интернационал с русским акцентом

Репортерский дневник
№12 (308)

Репортах с международной художественной ярмарки АРТЭКСПО-2002
В гигантском стеклянном дворце Джевитс центра на берегу Гудзона мы с вами, дорогие читатели, бывали не раз. Потому что там одна за другой проходят самые престижные всемирные выставки – модной одежды, автомобилей, телетехники, музыкальных инструментов и т.д. и т.д. А вот в марте была здесь ярмарка произведений искусства. В 24 раз. Мероприятие (а может, вернее, предприятие, потому как основная его задача – продать, да подороже) популярно чрезвычайно: здесь заключаются договоры, принимаются заказы,наращиваются деловые связи, художники могут заявить о себе или подтвердить свою известность, сделать ее шире. Ведь в нью-йоркском Артэкспо участвует практически весь художественный мир: компании, делающие бизнес на искусстве, почти из 60 стран. Представляют они работы более чем двух тысяч художников.
И еще одна впечатляющая цифра: 40 тысяч посетителей прошли по «аллеям», на которые разбито просторное, размером с пару стадионов, пространство застекленного ангара. Где еще может художник предъявить свои творения такому числу зрителей?
«Ну а мы, зрители, что с этого имеем»? Да огромнейшее удовольствие! Где еще, опять же, сможем мы увидеть сразу и оптом произведения искусства, привезенные со всех концов земли? Где еще сможем окунуться в волны шумного, яркого, радостного праздника? Увидеть, оценить, познакомиться, купить, наконец. Ведь торговля торговлей, но и зрелище это само по себе примечательное.
Поскольку бываю я на Артэкспо уже много лет подряд, попробую проследить, как меняется характер «всемирного конкурса», как зовут частенько знаменитую ярмарку, тенденции его развития и его деградации тоже, что отражено в самой классификации: выставка-ярмарка, потом ярмарка-выставка, теперь просто ярмарка, рынок, базар. Последнее, пожалуй, вернее всего, ибо точный перевод этого слова – всякая всячина. Вот и выставлены в Джевите центре и живопись, и графика, и скульптура, и художественное стекло, и ручной росписи шелк, и фотографии, и.., ну, разумеется, принт, продукция печатного станка, репродукция то есть. А вот это уже тенденция и замечательная, потому что позволяет отлично и все лучше воспроизводить самые разнообразные и разностильные картины и рисунки, но и опасная чрезвычайно, т.к. допускает возможность изготовления подделок – фальшивок, почти неотличимых от оригинала, когда делается отпечаток на искусственно состаренном холсте с последующим умелым набрызгом краски. Еще: оригинальная графика становится раритетом, царствуют лишь принты. Все меньше скульптуры: если в прошлые годы отличную мелкую пластику привозили израильтяне (я помню замечательные работы Хаима Азуза, Аффы Леви, Виктора Гальвани…), то сейчас экспозицию украсили лишь талантливые композиции Номи Фаран и Фрэнка Мейслера. Много меньше цветного стекла, да и художественная его ценность куда ниже. Кроме фантазийных изделий Янкеля Гинцбурга, и смотреть было не на что, так, посудная лавка.
Я не говорю уж о работах художников-ювелиров, их почти не было, а то, что выставили, настолько неинтересно, что взглянуть-то не было желания.
Кроме… Кроме непревзойденной по изяществу и элегантности коллекции изделий из балтийского и уникального зеленого янтаря наших родных дизайнеров Валерия Данченко (это его именем и названа коллекция – «Валерио») и Яна Сержантова. Чудо выдумки, тончайшего вкуса, неуемной фантазии и умелых рук мастеров поразило зрителей, зрительниц в особенности. И вот тут-то хочу я остановиться вот на каком феномене: работы художников, взращенных великой русской художественной школой, на фоне не сотен, а тысяч представленных на Артэкспо работ выделялись и высоким профессионализмом, и духовной наполненностью. И, поверьте, тут не ставшее афоризмом утверждение «наши лучше всех», а истинное положение.
Артэкспо, международный показ, «все флаги в гости будут к нам»… Но, во первых,
год этот особенный, трагедия черного вторника дает о себе знать и в экономике, и в искусстве, и в психологии людей, и в их настроении. Гораздо меньше покупают произведений искусства, закрылся ряд галерей. Не могло это не сказаться и на таких форумах, как Артэкспо: число участников сократилось едва ли не на четверть. Но народу полным- полно, хотя «качественно» толпа заметно изменилась. Все меньше тех, кто медленно идет по аллеям – коридорам, рассекающим Джевитс центр, обнимая взглядом, пропуская через душу увиденное, запоминая, записывая, возвращаясь к облюбованному, беседуя и обмениваясь мнениями, восторгаясь или отторгая, от павильона к павильону движется возбужденная толпа: не упустить, урвать. Чем-то напоминает это зрелище незабываемый ГУМ. Да и выбирать-то из чего – мелкотемье, мелкотравчатость какая-то, постоянная оглядка на конъюнктуру. И самое страшное – духовная планка все ниже. Такая вот тенденция. Вот почему «нашенские» художники пользовались таким вниманием и таким успехом.
Давайте подойдем к боксу (нише, павильончику – называют по-разному), в котором выставлены неординарные, ярко талантливые полотна Александра Шабатинаса. Это полный экспрессии, интересной колористики, философски осмысленный монтаж с элементами абстракционизма и, безусловно, сюрреализма, что позволяет отнести оригинальнейшую живопись Шабатинаса к искусству синтеза. Необычные его картины властно притягивают к себе, заставляют остановиться, задуматься. «Ты рисуешь сон, - сказал Саше известный американский фотохудожник Монте Наглер, - но самое трудное – это то, что ты должен его запомнить». Один из таких жизнью рожденных, запечатленных на полотне снов перед вами.
Рубен Борэ – старый друг нашей газеты. Это его Мисс Либерти, наклонив факел, читала «Русский базар» на обложке юбилейного номера. Это его полотна в числе работ других видных мастеров могли вы видеть в холле «Миллениума» в день празднования нашей «пятилетки». На Артэкспо самобытные и остро характерные жанровые картины, глубоко психологические портреты, впечатляющие урбанистические пейзажи Борэ пользовались, как и в прежние годы, огромным успехом.
Галерею Борэ в Лонг-Айленде называют маленьким русским музеем, потому что экспонируются там работы мастеров русского художественного пространства, а это не только Россия, но и Украина, Белоруссия, Грузия, Узбекистан…
В таком же качестве выступают Константин и Светлана Вайс, пропагандируя русское искусство, выставляя в своей галерее следующие одна за другой концептуальные, как правило, экспозиции. Сейчас это «Иронический сюрреализм» – работы Бориса Иванова, Дмитрия Яковина, Софьи Батуриной, Михаила Чевела,
Дмитрия Пахомова, художников молодых и неординарных, - грустная ирония, страшноватая подчас фантасмагория, ложь и тяготы сегодняшней жизни, хлесткая на нее сатира. Все они представлены на Артэкспо, вводя заинтересованных зрителей в ирреальный мир фантастического, но жестокого реализма.
Любопытно, что чаще всего в «русских» павильонах можно встретить американцев, умеющих ценить настоящее искусство. С архитектурными пейзажами и декоративными панно Юрия Чикваидзе была я знакома еще дома. Господи, уйдет ли когда-нибудь из нашего словаря это автоматически срывающееся с губ слово – ведь дом-то теперь здесь и навсегда. Теперь Чикваидзе тоже пришел к сюрреализму, так же, как и одареннейший сын его Гия. Неужто сумасшедшее, затравленное наше бытие таково, что реалистически, один к одному, его уже не показать?
Елена Чемерисова, Мартина Свердлова, Валерий Скрупка – сюр, сюр, сюр, зачастую надуманный, непонятный вовсе, чувств никаких не вызывающий.
В ином ключе коллажи Петра Панова, поэтические рисунки и поющая живопись Дины Шубиной, ностальгические пейзажи Вадима Клотца. Очень много армянских мастеров, тоже перепрыгнувших через океан. Хороши рисунки Якова Батигяна, живопись Юроза, классика и модерн Раффи, но особенно притягательны сказочные живописные композиции юного Аргишти, яркие и динамичные. Примитив, сплетенный с сюрреализмом. Брошенные на полотно пятнадцатилетним художником сказки прекрасны и органичны. В них живет детство так же, как и в чудесных, невероятно талантливых красочных рисунках и полотнах маленького (ему всего-то десятый год) обаятельнейшего Джорджи Почепцова. Дай Бог этим мальчишкам, которых затаскали уже по выставкам да приемам, счастливого будущего.
Уже говорилось о том, что скульптура в этом году представлена очень скупо.
Потому-то сердце возрадовалось, когда увидела я замечательные работы Леонида Филициана. «Каин». Первый в мире предатель. Окаянный, каяться – все эти слова произошли от имени этого негодяя. Вот он перед нами – нераскаявшийся Каин, поставленный на колени, но все еще полыхающий злобой.
Разве ситуация не адекватна тому, что видим мы сейчас?
Все эти художники, как и Илья Березникас, Яков Смирнов, Игорь Горин, Тед Еременко, Катя Богничева (ее истинно русские натюрморты будят рой воспоминаний) и многие другие, – бойцы нашего иммигрантского батальона.
Но феномен-то заключается в том, что, кроме работ этих ставших американцами мастеров, рынок заполонили картины (интересные и не слишком) художников из России, Украины и т.д. Москва, Петербург, Киев, Тбилиси представлены широко. Самих художников нет, поездка им не по карману, да и с визами сложно. Ушлые и дошлые дельцы скупают там стоящие полотна на корню, делают принты и продают. Что достанется мастерам (а среди них есть и очень талантливые) – неизвестно. Такой вот бизнес. Обидно. Так поставлен «русский вопрос» сейчас не только на Артэкспо – по всему миру.
Прежде чем попрощаться с вами, друзья, хочу рассказать об одной уникальной экспозиции, знаке нашего времени, открывшей Артэкспо-2002: это собрание больших, в человеческий рост, замечательно сделанных фотопортретов героев Ground Zero, того страшного провала, на месте которого высился дивной красоты архитектурный ансамбль Всемирного торгового центра. Это выполненные знаменитым фоторепортером Джо Макнэлли, ветераном журнала «Лайф», фотографии людей, чье мужество, бескорыстие, упорство стали частью героической истории Америки и доказали миру, что Америка непобедима, что подлым террористам ее не запугать. Они проходят перед нами – пожарные, полицейские, сотрудники городского управления, священники и, конечно же, журналисты. Все, кто, рискуя жизнью, спасал людей, расчищал завалы, трудился, забыв об опасности и усталости. Слава им!
В будущем году будет юбилей Артэкспо, четверть века знаменитой художественной ярмарки. До встречи в Джевитс центре!