Передвижник по нью-йоркски

Этюды о прекрасном
№31 (431)

Наверно, бывая в знаменитых манхэттенских богемных Сохо и Челси, не раз видели вы эдакие летучие уличные выставки картин, рисунков, фотоэтюдов, среди которых встречали порой и весьма любопытные. Но, конечно, чаще всего и больше всего таких минимузеев именно на «магистрали искусства», на прославленной Музейной Миле, том немалом – от 82-й до 104-й улицы – отрезке великолепной Пятой авеню, где сгруппировались самые замечательные, с мировым именем, американские музеи. У их стен и располагаются лотки и легкие стенды, а то и просто разостланные полотнища с творениями разного уровня, множественными перепечатками, всяческими компьютерными изысками, экзотической бижутерией, статуэтками и т.д., и т.д. Словом, рынок всего и для всех. Художественная ценность большинства поделок невелика. Но...
Вспомните-ка московский Арбат или киевский Андреевский спуск. Точно так же и здесь встречаются порой работы очень и очень интересные. Так что, проходя вдоль шеренг стрит артдилеров, как величают уличных торговцев произведениями искусства (или умелой, а то и не слишком, его имитацией), замедлите шаг и внимательно вглядитесь. А вдруг...
Тигги Тайсхерста заметила я не сразу. В вечной, чаще всего неоправданной спешке торопилась пройти мимо его мольберта и решетчатого, из тоненьких планок стенда прямо у спиральной башни музея Гуггенхейма. Но тут будто споткнулась об одну из картинок, вот об этих его «Друзей», близких в прошлом, нынешних и тех, которых хотелось бы иметь в будущем. Те самые три этажа дружеского или просто приятельского окружения, которые, если вдуматься, есть у каждого из нас. Еще несколько работ обратили на себя внимание: «Восковое лицо» – концентрация гнева и отчаяния; и «Прикрытие» – наши одежки, ради которых тратим мы частенько массу труда, времени, сил и нервов, а это всего лишь дымовая завеса, увы, ничего в нашей жизни и в нашей сущности не меняющая. Каждая картина – это возможность раскрыться и раскрыть мир человека, его чувств и человеческих взаимоотношений. Выразительность, динамика, интересная колористика. Резкие контуры, сегодняшняя конкретика образов.
- «Чьи это работы», - спросила я у парня, стоявшего за мольбертом и продолжавшего работать кистью, не обращая внимания на стоящих рядом людей.
- Мои. Вот и пишу, и продаю одновременно, хотя, конечно, приходится и дома много трудиться.
- А почему же не выставляете свои картины в какой-нибудь галерее?
- Ну-у, это безумно дорого, так что галерея моя переносная. И это действительно галерея одного художника. Ее знают, и у нее есть имя «Verge Gallery».
По-русски это означает «На обочине». Я попыталась другими словами выяснить у художника правильность моего толкования названия его передвижной галереи, и он радостно завопил: «Вот именно!». Но то, что он делает, вовсе не на обочине искусства, хоть и вне галерейных или музейных стен, потому что неординарно, современно, живо.
Тигги (это сокращенное от Тимоти) – самоучка. Родом из Англии, где вместе с сестрой воспитывался матерью, не однажды перебравшейся с места на место в поисках лучшей доли. Систематического образования не получил, зато лиха нахлебался сполна. К живописи пристрастился рано, а уж познать человека с его страстями, бедами и редкими удачами возможностей было хоть отбавляй. Кем только не работал! И рисовал. Рисунки и картины покупались. Переезжал – Англия, Франция, потом Америка. Осел в Нью-Йорке. Быть передвижником для него так же естественно, как дышать.
- Как вы сами определяете свою стилистику?
«Понятия не имею!» - искренне восклицает Тигги. Хотя я с уверенностью могу сказать: «Модернист». Он нигде и ни у кого не учился, почти не бывал в музеях, однако живопись его созвучна Пикассо, Шагалу, Джакометти. Что это? Идеи носятся в воздухе? Или сложное, многотрудное, новое в сути своей «наше время» и рождает новизну и похожесть творческого почерка художников? Вот в этой картине Тигги много от «Авиньонских девушек» Пикассо, ну а этот согнувшийся в три погибели, но упрямо шагающий вперед старик явно от Шагала...
- Вам приходилось видеть работы Шагала?
- Нет. Но я слышал это имя, потому что многие говорят, что в моих рисунках ощущается его влияние.
Ощущается. Это точно. Хотя шагаловской иррациональности образов и ситуаций нет. Все определенно, жизненно, реально и – авангардно. На всю катушку. А главное – интересно.
Удачи тебе, Тигги! Удачи вам, талантливые streetartists, художники, выставляющиеся на улицах! Каждая улица непременно приводит к двери. «Стучитесь, да отверзнется». Мудрее, чем в Библии, не скажет никто.