Готовы ли мы к приему гостей из других миров?

Наука и жизнь
№31 (431)

Много лет назад мне пришлось побывать в лаборатории московского академического Института геохимии и аналитической химии имени В.И.Вернадского, куда только что привезли доставленные советской автоматической межпланетной станцией образцы лунного грунта. Помню небольшое помещение с установленной посередине поблескивающей металлическими боками герметичной камерой. У ее круглых застекленных окошек-иллюминаторов мы и толпились, пытаясь получше разглядеть лежащие там серые комочки каменистой породы...
На Луне, как известно, жизни нет, и завезенных оттуда неизвестных микроорганизмов можно было не опасаться. Напротив, это земные бактерии и вирусы могли заразить внеземные образцы, и потому были приняты все меры для полной изоляции их от окружающей среды.
С Марсом все обстоит намного сложнее. Там есть атмосфера, вода, а суровые температурные условия вовсе не исключают наличия на планете каких-то форм жизни. Более тридцати лет люди пытаются узнать, есть ли она на Марсе. Еще в 1976 году американские «Викинги» передали на Землю фотографии поверхности Красной планеты и провели анализ ее грунта. Эти данные разочаровали ученых - почва не содержала и миллиграмма органики.
Поиски жизни просто ведутся не там, где нужно, полагают некоторые ученые. В поверхностном слое Марса ее не найти. Начинать надо, по крайней мере, с глубины в сотню метров. Теоретически в глубинных породах можно обнаружить очень специфические формы жизни, которые способны выжить без кислорода. Это так называемые хемоавтотрофные микроорганизмы, которые поддерживают свою жизнь сероводородом, метаном или газообразным водородом. На Земле они водятся в молодых вулканических породах и вокруг дымящихся на океанском дне на глубине более двух километров горячих источников – «черных курильщиков», имеющих температуру 350 градусов. Такова на сегодняшний день одна из рабочих гипотез.
Если она подтвердится, неизвестные микроорганизмы могут «прилететь» к нам с Марса в трещинках и крохотных полостях взятого там грунта. Произойдет это событие в 2015 году, на который НАСА намечает осуществление миссии по забору марсианского грунта и доставке его на Землю. И что случится, если инопланетные бактерии «сбегут» из лаборатории, никто не знает.
Спрогнозировать, как поведут себя марсианские микроорганизмы на Земле, достаточно сложно. Скорее всего, они погибнут в непривычной для них среде обитания, но могут и приспособиться, хотя на это и уйдет немало времени. Еще меньше вероятность того, что чужие микроорганизмы смогут заразить людей неизвестными болезнями: ведь и на Земле таких патогенных бактерий не так много - всего несколько десятков.
Между тем методика планетарного карантина еще как следует не продумана. Не выработана концепция безопасности российского проекта «Фобос-грунт», старт которого планировался на 2005 год, не спешат с этим ученые НАСА и Европейского космического агентства. А зря. Ведь согласно прогнозам американских специалистов, землянам понадобится как минимум семь лет, чтобы разработать и построить объекты планетарного карантина, а также обучить его персонал.
Методику этой работы можно было бы отработать в Антарктиде. В начале 1970-х годов российские ученые начали бурение на леднике около станции «Восток» и нашли в пробах льда возрастом 400 тысяч лет неизвестные ранее виды микроорганизмов. Они были живые, но находились в глубоком сне-анабиозе. На эту сенсацию международное сообщество отреагировало запретом дальнейшего бурения, дабы не вызвать экологической катастрофы. Работать со столь древними формами жизни нужно было в специальных лабораториях, а их тогда на Земле просто не существовало.
Тем не менее первый этап защиты землян от чужих форм жизни или, наоборот, инопланетных - от наших нужно начинать на Земле. Космический корабль и многие его блоки необходимо строить в стерильных условиях, чтобы не занести нашу заразу в другие миры. Впрочем, ученым пока неясно, какие именно методы стерилизации применять, чтобы добиться максимального результата и при этом не навредить человеку. Очевидно также, что забор грунта на других небесных телах следует проводить стерильными инструментами, а образцы хранить в многократно защищенных контейнерах.
Впрочем, опасность межпланетных перелетов кроется не только в чужих формах жизни. Самые что ни на есть земные микроорганизмы, проведя несколько лет в космосе, могут так измениться, что станут очень опасными. Хотя за многие годы наблюдений на орбитальных станциях биологи с подобным не сталкивались, это не исключено. Поэтому многие ученые считают, что межпланетные корабли необходимо изолировать сразу по прибытии, оставляя их на околоземной орбите. Там проводить первичные работы с грузом, стерилизацию модулей и вещей и только потом возвращать все это на Землю.
В ряде стран уже имеются лаборатории, подходящие для работы с особо опасными инфекциями. Однако для марсианских образцов лучше будет построить новый комплекс. По внутреннему устройству экзобиологическая лаборатория может быть устроена подобно уже существующим, но ее изолированность от нашей биосферы, по мнению специалистов, должна быть практически абсолютной.
Тридцать лет назад для изучения лунного грунта в космическом центре имени Джонсона в Хьюстоне построили специальный корпус. Он представляет собой нечто вроде лабиринта, и найти вход в лабораторию по работе с опасными микроорганизмами бывает нелегко даже ее новым сотрудникам. Это одно из самых защищенных мест в мире. И все же Карлтон Ален, куратор работы с внеземными материалами, не считает, что его отдел готов принять марсианские образцы, и не знает точно, как защитить Землю от проникновения «чужаков».
Теоретически проблему можно решить, создав три вложенных друг в друга помещения с разным уровнем давления и фильтрами. В сердце этой конструкции будут находиться марсианские образцы в атмосфере инертного газа, предотвращающего химические реакции. Поскольку микроорганизмы не могут активно перемещаться, им нужен переносчик - потоки воздуха или жидкости, так что сами выбраться из помещения без сквозняков они не смогут. Если же одно из трех помещений разгерметизируется, воздух хлынет во вторую - промежуточную комнату - и будет там заперт.
Число отверстий для проникновения в лабораторию чего-либо - персонала, коммуникаций, воздуха - должно быть минимальным. Все материалы придется регулярно проверять на наличие трещин и сразу заделывать. Самое слабое звено в этой конструкции - человек, поэтому Карлтон Ален предлагает заменить людей роботами.
Конечно, систему с абсолютной защитой создать невозможно. Однако стремиться к этому необходимо, иначе незваные гости из других миров могут оказаться для Земли, как говорится, куда «хуже татарина».


Комментарии (Всего: 2)

neojidanii aspekt.absolutno vse slujashie stancii doljni biti zdorovi psihicheski.ne prinadlejati k islamu.nikakih fanatikov.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
I ask Yuru to connect with me by<br>[email protected]

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *